Чем помазать место чтобы кошка не писала

рейтинг: 2.3 - 412 голосов
Чем помазать место чтобы кошка не писала — Верный друг
Комментарии пользователей
Антон Комаровский 03.11.2018 - 23:48

В этот лагерь ребенка не отправлял, но в 2015 году отправлял в языковой лагерь в Чехии, в Прагу- ребенку ооочень понравилось. Люблю четкость, и как родитель понимаю, что при выборе лагеря рассматривается в первую очередь, поэтому коротко, но по делу-) Плюсы: - несколько языков на выбор ( английский, немецкий, чешский) -разные программы ( можно не только язык изучать, также есть программы английский + КВН, английский+футбол, английский + фитнес) -большое количество часов языка (до 100 часов) -можно и более взрослым детям, возраст участников лагеря от 14 до 25 лет! -есть смены в июне, июле, август ( 15, 21 или 30 дней) - цены намного ниже чем на Мальте, Англии или в США На 2016 год тоже ищу лагерь для ребенка на лето, но пока что по цене качество не нашел более достойного! Присоединяйтесь!-) Если интересно сайт

  • Ответить
lyubov ignatovich 06.11.2018 - 10:57

Игнатий Тихонович помогите приехать к вым в деревню я хочу переговорить с вами мой скайп lyubov503

  • Ответить
lyubov ignatovich 08.11.2018 - 19:38

помогите нам переехать к вам мой скайп lyubov503

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 10.11.2018 - 03:37

«ЧЕЛОВЕК-ИГЛА, ИЛИ СРЕДИ СВЯТЫХ И ГРЕШНЫХ» «А впереди у нас тюрьма. Немного осталось.» – Игнатий это сказал спроста, без всяких кривых намёков на текущую жизнь и политику, однако «тюрьма» все равно прозвучала невесело, хотя именно к тюрьме лежал наш путь.Сергей МАКАРОВ. Утлый автобус размером со спичечный коробок докатил нас до окраины Барнаула, и дальше мы пробирались закоулками-переулками среди одноэтажных хибар, которые густо лепятся обыкновенно по окраинам городов, делая их похожими на большую деревню. А впереди на вершине горы – облако ни облако, селение ни селение – выделялись застройки, которые теснились друг к другу и, похоже, парили над городом, контролируя окружающее пространство. Огромное беззвучное существо, похожее на НЛО. – Это и есть тюрьма. Когда мы перешли речку Барнаулку, дорога стала забирать круто вверх. Стылый воздух был чист и прозрачен, как прозрачен и чист он бывает в зимние, морозные дни, и только в низине, где мы были минутой назад, за рекой, густо стелилась чёрная пелена дыма. Контраст был разительный. Там – чадно и копотно. Здесь, на высоком речном берегу, – светло, снег искрит, зеленеют молодые сосны. И если бы не тюрьма! Она явно занимала не свое, чужое, ей не принадлежавшее место в природе. – Так! Так! Всё верно, – согласился Игнатий, и голос его прозвучал в тишине, как из камеры-одиночки. – Так! Так! Здесь когда-то был женский монастырь. Для монастыря оно, верно, место достойное, лучше не бывает. А потом, в революцию, сюда явился красношлемный отряд. Понимаешь? Монахинь поставили у обрыва и, как водится, расстреляли. И старых. И молодых. И вообще. В этих местах были массовые расстрелы. В братских могилах лежат здесь сотни и тысячи. Я покажу. С широкой накатанной дороги мы свернули на узкую, в один след, тропинку, и вскоре, через полсотни шагов, в деревьях я увидел заснеженный обелиск серо-зеленого мрамора. На могильном камне была выбита надпись. «Невинно убиенных, – прочитал Игнатий и после первых слов медленно перекрестился, – невинно убиенных пусть сила правды воскресит». Прочитал и опять помолился. Потом мы молча постояли, сняв шапки. ИГНАТИЙ ЛАПКИН. ОН ЖЕ ИГЛА Когда в редакции «Вёрст» мне дали пачку документов и газетных публикаций, где так или иначе светилось это имя, я, прочитав, растерялся. Повеяло вдруг неизъяснимой тревогой и ясно стало, что дело это необычное, непростое, возможно, с мистической начинкой, и самым разумным было бы отказаться от него, не ввязываться. Кто же он всё-таки, этот загадочный Игнатий, Игнатий Тихонович Лапкин, Иг. Ла? Рядовой политзек недавних времен, канувших в Лету? Неистовый пророк-обличитель, которому открыты тайны Божьего бытия – глас вопиющего в пустыне – или новый Аввакум, гремящий огненными словесами в защиту чистоты веры? То он в узилище заточён и срок мотает. То на свободе печки кладёт, зарабатывая на пропитание. То вновь в темнице. Одни хулят его, сочиняя о нем небылицы. Другие внимают. Кто же неугомонный сей? Воображению рисовался некий богатырь – не подступись! Зашибу! Отыди! – впору действительно отказаться было от поездки на Алтай. Но задание на то и задание, чтобы его выполнять. – Мир дому сему! – сказал я с порога, как учили мудрые люди. – С миром принимаем! – ответили из глубины комнаты. Навстречу вышел бородатый старец в рубашке навыпуск и подпоясанный тесьмой, по-старинному. Ростом он был невелик. Телом худ. Какое уж там богатырство! Он был, как пушистый шмель, в движении – борода и седеющая шевелюра усугубляли сходство, – казалось, дунь посильнее – и полетит он по воздуху, как невесомый. Правда, насчёт шмеля добродушного я, кажется, малость ошибся. Нет! Это был задиристый, непримиримый боец, воин веры, который всю жизнь посвятил изучению Священного Писания. И не только изучению – претворению его в реальную жизнь. Обстановка в комнате была крайне проста. Письменный стол. Две кровати железные. И книжные стеллажи от пола до потолка. А в красном углу, конечно, – иконы, иконы, иконы. Да ещё возле дверей швейная машинка – безраздельная собственность Надежды Васильевны, жены и верной спутницы Игнатия, на плечах которой лежит все бремя хозяйственных забот. .Меня, всем опасениям вопреки, они встретили приветливо. Я был простужен, нутряной кашель замотал, и Надежда Васильевна тут же кинулась отпаивать меня чаем, настоянным на травах. А Игнатий Тихонович рассказывал о себе не таясь. – Я пять тюрем прошёл, – говорил он. – Баланду всякую похлебал. А барнаульскую тюрьму признаю как лучшую. И кормёжка здесь приличная. И чистота. И обхождение. Наверное, это по молитвам расстрелянных монахинь. Впрочем, что я говорю? Лучшая тюрьма – это та, которую разобрали по кирпичику. Верно? НЕМНОГО ИСТОРИИ, ИЛИ ПЕРВЫЙ МОНОЛОГ ИГНАТИЯ ЛАПКИНА – Смертная баня, которую устроил России Ленин, страшно отзовется на духовной жизни народа. Уже в 1918–1919 гг. казнено 28 епископов и 1414 священников. В 1922 году – 2691 человек из белого духовенства, 1962 монашествующих, 3447 монахинь и послушниц. «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам. расстрелять, тем лучше». Это жаждет крови ВИЛ, Ленин. И тысячи! Тысячи невинных полягут ещё. Однако при Патриархе Тихоне церковный народ в целом сохранял свою внутреннюю свободу и чисто православный облик. Хуже стало, когда власть церковную незаконно возьмёт митрополит Сергий, он станет внедрять в сознание верующих, будто христианство по существу не отличается от коммунизма, и будет преследовать цель – установить противоестественный союз между безбожной властью и Православной Церковью, союз Христа и, по сути, дьявола. Ересь ересей стала незыблемой для Московской Патриархии после принятия декларации Сергия в 1927 году. Тотальный обман стал нормой для архиереев и почти всех священников. С этого года епископы, все без исключения, подбираются Советом по делам религий. И, конечно, самые подходящие, с точки зрения властей! Даже ныне действующий Патриарх Алексий II избран с «благословения» руководителя КГБ Крючкова, который всем гэбэшным управлениям заранее разослал шифровку, предлагая способствовать, чтобы на патриарший престол был избран угодный им Ридигер. Характерной чертой церкви стали ложь и ложное, показное смирение. Из среды служителей алтаря вербовались агенты для слежки и доносительства. Об этом не умолчать. После выпаривания в пробирках КПСС родился новый тип священника, трусливого и на всё согласного с безбожными властями ради чечевичной похлебки. Любому человеку, без предвзятости рассмотревшему духовное состояние Московской Патриархии и тех, кто осквернился сотрудничеством с антихристами, понятно, где Божия правда. Кто более прогибался перед советской властью? Кто столь щедро курил ей фимиам, как не Московская Патриархия? Вот хотя бы несколько выдержек из славословий тех, кто предавал Церковь Христову. Патриарх Христофор: «Маршал Сталин. под руководством которого ведутся военные операции. имеет на то обилие Божественной благодати и благословения». Тирану, кому и в аду мало места, другой патриарх продолжает самым бесстыдным образом кадить по случаю его смерти. Коммунисты фактически сумели создать свою карманную, удобную, во всём им послушную госцерковь. Иерархи церкви от коммунистов получали даже ордена и медали. Награды! Но для христианина награды – это следы бичей на спине за исповедание Христа. Теперь добавим сюда экуменизм. Это тоже неотъемлемая часть сергианцев, участников всеереси на бесовских радениях в мировом Совете церквей, прообразе церкви Антихриста. Коммунисты, те, хотя и безбожники, однако к концу своего пребывания у власти все же как-то сделали шаг к покаянию, признав, что немало наломали дров, что на их совести репрессии, кровь народа, гонения и притеснения всевозможные, названы даже имена особо ярых приспешников режима. И только Патриархия, тайно и явно тому режиму служившая, словно набрала в рот воды. И это наши светлейшие и чистейшие, кто должен быть совестью народной. Ни гугу! Ни единого слова покаяния! Давно рассекречены агентурные клички архиереев и благочинных, но ни «дроздовым» ни «адамантам», ни «аббатам» вроде как и не стыдно. Земля вопиет – покайтесь! А они зовут к миру и пугают расколом. «Да не думают, однако, – говорит Григорий Богослов, – что всяким миром надобно дорожить, ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Но когда дело идёт об явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч. Всего страшнее бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины». КТО И КАКИЕ ГОЛОСА СЛЫШИТ Чем больше я слушал этого странного и колкого человека, тем сильнее укреплялась уверенность, что вселенские часы, если таковые возможны, по неизвестной причине дали сбой – а вдруг умышленный? – и, вместо того чтобы появиться на свет где-то на заре апостольской раннего христианства, этот непоседа петушиного характера, досаждающий всем и вся несдержанным, дерзким словом, родился с задержкой как минимум на две тысячи лет выговаривать сильным мира сего правду в глаза, которую, по его убеждению, они извратили до непотребства и продолжают искажать каждый день. – За всю жизнь, – говорит Игнатий, – а мне уже на седьмой десяток пошёл, за всю жизнь я ни разу не осквернил своих уст неправдой. Даже в тюрьме, на допросах. Ладно, пусть часы мировые ни при чём. Но не зря же молвится, что пути Господни неисповедимы. Живёшь, коптишь беззаботно небо и не ведаешь, что в любое мгновение мир для тебя способен повернуться самой неожиданной стороной. Был здоров и при силе – а пришло бессилие и нездоровье. Жил, процветал – глянь, не стало тебя, уже поют отходную. Ушёл и следа не оставил. А бывает чудесное. Вроде, как все, тянешь лямку, ешь, спишь, и вдруг, как луч невидимый, пронзает, освещая каждый закоулок души, наполняя её чудесной силой. Немногие через это прошли, но есть счастливцы. Человек и внутренне меняется и внешне. Он сам не понимает, что с ним сделалось. А людям, его окружающим, «ясно», им кажется, что их друг повредился, они крутят пальцем у виска, дескать, смотрите-ка, парень наш «того», спятил, кажется. Игнатий это прошёл, когда был ещё матросом Дальневосточного флота. Однажды, неожиданно для себя и сослуживцев, ночью в казарме прочитал вслух: «Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидёт Царствие Твое, да будет воля Твоя.» Мосты были сожжены. И вскоре, как следовало ожидать, его упрятали в психушку. Хотя никакие врачи не способны объяснить подобных метаморфоз. Обновленному сознанию, кроме Священного Писания и молитвенных слов, уже ничего более не надо. Все помыслы – к небу. Человек любые гонения готов претерпеть. У Игнатия вдобавок открылась способность к иностранным языкам. Прежде не понимая в них ни аза, он научился свободно изъясняться на английском, французском, немецком. Откуда? Что? Психиатры много лет кололи и пичкали его всяким снадобьем, искали улики, что действительно он болен и неисправим. Даже в тюрьме донимали. – А вы голоса какие-либо слышите? – допытывались они. И он понимал, чего добиваются от него, но, бессильный противиться, позволял себе улыбнуться. – Конечно! И много раз на дню. – Какие? Что за голоса? – А вот. В камере зеки матерятся. С утра до вечера слышу. .Первый срок он получит за то, что вслух прочитает и запишет на магнитофон – затем тиражировать станет и тайно распространять – «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, сочинения Златоуста, Иоанна Кронштадтского, Игнатия Брянчанинова, Жития Святых, в том числе и новомучеников, пострадавших от советской власти. Был, однако, оправдан. А вскоре арестован вновь. На свободу выйдет в 1987 году, когда по Указу Президиума Верховного Совета СССР были освобождены все 210 политзаключенных страны. И он в их числе. Ещё через пять лет будет реабилитирован. И с тех пор каждую неделю по вторникам посещает тюрьму, читает там проповеди, распространяет церковную литературу. Кроме того, ведет курс по изучению Священного Писания в Государственном техническом университете. Нередко выступает по радио и с газетных страниц. От митрополита Виталия, Первоиерарха Русской Православной Зарубежной Церкви, имеет благословение на всестороннюю миссионерскую деятельность – проповедь слова Божия, защиту и укрепление веры в Российской Православной Церкви. Подобных проповедников на пространствах России более нет никого. Он единственный. И он не самозванец. КОРЕНЬ ЗЛА, ИЛИ ВТОРОЙ МОНОЛОГ ИГНАТИЯ – Когда меня спрашивают, что такое Московская Патриархия, я отвечаю одним словом: «Ложь!» А если двумя словами: «Страшная ложь!» Может быть, я святотатствую? Нисколько. Узок и тесен путь, ведущий в Царство Небесное. И начинается он, между прочим, уже на земле, при жизни, когда человек восхотел перешагнуть спасительный церковный порог. Однако самая первая ошибка нынешнего православия – неправильный вход в Церковь. Принять крещение ныне проще пареной репы. Мзду уплати – и препятствий нет. В лучшем случае священник для проформы спросит, веруешь ли, а может и не спросить. Для взрослых крещаемых даже не нужно стало поручителей, кого называют крестным отцом и крестной матерью. Нередко можно увидеть, как возле купели выстраиваются и по 10, и по 20 человек. Солдатским строем в объятия Христа! Покадил поп кадилом, ладошкой помочил макушку несчастному человеку – и готово дело. Иди! Теперь ты крещёный! А это обман! Профанация ключевого таинства, на котором зиждется всё христианство. Мочёный – не крещёный! Он как был для церковной жизни чужим, чужим и остался, хотя крестик ему нацепили на выю. Подобным способом окрещенные – не спасутся. И невозможно представить всех последствий этой жуткой трагедии для человека. Без оговорок надо признать, что священники в данных случаях просто-напросто обманывают, не ко Христу ведут людей. Не ко Христу! Настанет час, и в Судный день лжецы ответят за это. Я знал одного батюшку, он в тюрьме за малые сроки окрестил 740 заключенных. Казалось бы, великий деятель. Стольких обратил! Но я тоже ходил в ту тюрьму и знал этих неофитов, беседовал с ними. Могу засвидетельствовать, что окреститься они окрестились, однако как были наркоманами, куряками, матерщинниками, гомиками – ими же и остались. Крестились они без покаяния за прошлую недостойную жизнь, без сокрушения и желания открыть новую – чистую страницу в своей исковерканной жизни. (Речь идёт о Скачкове о. Михаиле) Кому же нужна показуха и пустая цифирь? Кстати, работники Патриархии много трубят о восстановленных храмах. Разумеется, хорошо, что храмов больше становится. Только не тем утешаться надобно. Настоящая радость не в кирпичах, ажурно сложенных, не в одеяниях и ризах, не во внешнем благолепии – а в истинном единении с Богом. А если тяп-ляп да кое-как, для денег или для «политики», то очень скоро и горько восплачем. Что же касается крещения, то, согласно канонам, совершается оно полным и троекратным погружением. «Во имя Отца. И Сына. И Святого Духа». И мало человека в воду погрузить. Что из того? Был грешник сухой, станет грешник мокрым. Главное, чтобы в человеке внутренний переворот совершился, произошла встреча с Христом и чтобы он стал жить по-христиански. Опять же канонами предусмотрено для этого обучение – катехизация – от нескольких месяцев до трёх и более лет. И пока оно длится, обучаемый числится в разряде оглашенных. Он в ряды верных ещё не принят. Он как бы проходит испытательный срок. И когда на литургии дьякон возглашает: «Оглашенные, изыдите!» – это не просто дань раннему христианству, это команда, чтобы те, будучи ещё не принятыми в церковный круг, покинули общество молящихся и ушли в притвор, поскольку начинается та часть службы, где имеют право присутствовать только верные. А кто-нибудь выходит? Никто! Так неужели слова эти – пустое сотрясение воздуха? И поскольку команда покинуть храм игнорируется, церковь становится проходным двором. Христиан там горстка. Остальное – жижа! Пульпа! Рядом с верными не только оглашенные стоят, но и обыкновенные зеваки с улицы, которые зашли поглазеть, потолкаться. Однажды, будучи проездом в Киеве, я посетил Владимирский собор и – грешен – битый час простоял у входа, вёл учет шатунам, которые то входили в храм, то выходили. Без малого человек 700 насчитал. Столько вошло в храм и столько же вышло. Вокзал! Настоящий вокзал! Таковы порядки и распущенность в церквах. Всех канонов и правил, регламентирующих церковную жизнь, на Вселенских соборах принято 719. Из них 413 ежедневно и умышленно нарушается. Ну какая же это церковь? Однажды я спросил: – Игнатий Тихонович, прости! Ты так смел и отважен. Даже против иерархов высоких поднимаешь голос. А нет ли сомнений в собственной правоте? Богу ли служишь? – Да, – ответил он. – Иду не оглядываюсь, кто передо мной, патриарх или кто-то. Я обязан сказать истину. И утверждаю, что чище, выше и красивее, чем православие, нет ничего. Но преступники попы сумели спрятать от народа живого Христа. Храм Божий они превратили в торговый дом. «Дай-дай!» Для них деньги на первом месте. За крещение – плати. За венчание – плати. Умер – плати. А молиться не учат. Мне больно, когда люди приходят в церковь и уходят, ничего не познав, народ остаётся во тьме, а виноваты они, священники, – они скрыли Христа. Нет проповеди! Нет живого слова! Это самые страшные враги истины Христовой. А станешь им говорить – сразу злятся. Они ненавидят слово Божие. Я правду говорю, а когда человек говорит правду, рядом Бог» («Версты» от 29.02.2000 г.). «УМЕРЕТЬ И ВОСКРЕСНУТЬ» «Старинное алтайское поселение обрело новую жизнь через православную общину. Из деревни с говорящим названием Потеряевка – второе письмо. Сергей МАКАРОВ А паспорт носитес собой? Всё было как в детективном кино. Едва я отворил калитку во двор, у меня тут же спросили паспорт. Вопрошающий был строг, как начальник конвоя строг к подконвойному, словно я ненароком забрел не туда. Вчера меня уверяли, что по указанному адресу находится православная церковь, однако вокруг ничего церковного не было, ни колокольни, ни купола под крестом, а одноэтажная хоромина в семь окон без наличников по фасаду – вход со двора, окна зашторены – смотрелась нелюдимо и мрачно. Вдобавок эта охрана. (Третьяков Игорь) Тем не менее молодой человек, меня задержавший, был весьма приветлив. Редкая бороденка по-детски курчавилась у него по лицу и, просвечиваясь насквозь, делала его ещё более дружелюбным. – Ну, брат, ты даёшь! – улыбнулся я, озадаченный столь резким приемом. – Ты зачем такой строгий? В ответ он тоже улыбнулся, и голос его враз потеплел. – А-а. Вы, наверное, корреспондент? Тогда ладно, проходите. Вас ждут. Так что с адресом ошибки не было. А церковь, обыкновенная православная, находилась именно здесь. Только, не имея внешних опознавательных атрибутов, она как бы спряталась внутри этой неказистой хоромины с семью окнами по фасаду. Остальное – хор певчих, горящие свечи, священник с кадилом – все было привычно, как всюду, и вместе с тем. Что-то было не так. Почему, к примеру, служба служится в обыкновенной избе? Не в обычном храме, что было бы более пристойно. Почему женщины низко, почти до глаз, подвязаны платком, как монашки? Почему так много бородатых мужчин? Почему все подпоясаны тесьмой поверх рубашек? Казалось, я угодил куда-то в прошедшие времена, в компанию старинных русских людей, каких можно увидеть разве что на картинах художников. Вездесущий Игнатий Лапкин, с кем мы познакомились накануне, после заутрени мне кое-что объяснил. Он принял моё удивление как должное. – У нас община особая. Мы относимся к Русской Зарубежной Церкви. И таких общин по России, я думаю, не сыскать. .Многое опять упиралось в его тюремные дела. Когда его брали и судили за самиздат, он был уже владельцем крупнейшей духовной фонотеки, равной которой, возможно, не было в мире там были Жития Святых, начитанные на плёнку, и произведения запрещенных в Советском Союзе писателей, и поучения отцов церкви общий объем звучания превышал 1200 часов (а всего с интервью с раскулаченными и репрессированнымим – 2500 часов непрерывного звучания) и вся эта роскошь, угодив в разряд вещдоков, после суда уничтожена. Кто бы знал, что Игнатия освободят? Что его признают жертвой политических гонений? Здравствуй, кум, под лестницей! Отдай, не греши! Возврати моё законное! А возвращать-то нечего, всё в огне сгорело. И тогда в порядке компенсации ему отдают целое подворье в черте города Барнаула общей площадью свыше 200 квадратных метров. Но Игнатий Тихонович – бессребреник! И поскольку церковная община, старостой которой он является, не имеет места для богослужений, всю полученную недвижимость он, разумеется, отдает в пользование общине, половину под церковь, половину под жилье тем верующим, кому негде преклонить головы. Лично ему ничего не надо. О БОРОДЕ. ДОСТОИНСТВЕ. И БОЖИЕЙ ДЕСЯТИНЕ (Из бесед с Игнатием) – Когда меня спрашивают, что в моей деятельности главное, я показываю на общину. Ранее совершенно чужие, разные по взглядам и положению люди – студенты, служащие, рабочие – сделались единой семьей. Роднее родных! У них всё едино – и пост, и молитва, и милостыня. Все знают друг друга. Что у кого в семье? Кто куда уезжает? Кто заболел? Как дети? Кого навестить надо? За кого помолиться особо? – Но зачем в Зарубежную Церковь переходить? Своей, Московской мало? – В «московской» церкви сплочения среди верующих, как у нас, нет и в помине. Там даже священник не знает всех «прохожан». Одни приходят, другие уходят. И они сами не знают друг друга. Там нет единства. И мы долго думали, как избавиться от мерзости такой. И Бог дал, по молитвам. Мы начинали – нас было 12. Стало – 70. Принимаем не всех, и приживаются тоже не все, человек, наверное, 40 пришлось отсечь. – Как? Почему? – Причин много. К примеру, мы не принимаем в свои ряды пьяниц и трубокуров. И только из-за бороды отсеялось человек десять мужчин. Бороду бритвой не трогать! И это обсуждению не подлежит. Так же как женщине надо носить платок. Один дружок побрился – на год был удален за порог, пока борода вновь не отросла. Мы ни в чём и нигде не идём на уступки. Это только язычники, они в жизнь будущего века не веруют, стараются продлить молодость и ходят безбородыми, наподобие женщин. А борода, между прочим, знак мужского достоинства. Что Бог дал, то береги. – Можно подумать, что клок волос – самое важное. – Каждый пусть понимает, как может. Но Христос говорит: «В малом верен. Над многим поставлю». А наша община учит и воспитывает. Тунеядцев не держим. У нас каждый работает. Опоздал на службу – письменно объяснись. Опоздаешь вновь – батюшка может наложить епитимью, церковное наказание. Крикунов и бузотеров тоже не держим. Уважай звание христианина, себя сдерживай. – А как вы относитесь к воинской службе? Есть у вас молодежь? – Есть. И много. И всем говорим, что «косить» от армии для православного человека недостойно. Срок настал – иди и служи. Однако присягу не принимай. Присяга – это клятва. А сказано: «Не клянись». Но служи по совести. Раненых спасай. Грузы грузи. Пошлют на минное поле, где можешь погибнуть, иди безропотно и, если надо, умри как солдат. Только оружия в руки не бери. Ибо сказано: «Не убий». Меня спрашивают: дескать, так и армия не нужна? Нужна! На контрактной основе. Из числа тех, кто не верует. Армия в древности всегда наёмной была. И весь сказ. – Хорошо. А в чём отличие вашей общины от церковной жизни в патриархии? – Всех отличий не перечесть. Мы живем по канонам. В патриархии Церковь превращена в торговый ларёк. Свечки, крестики, книги, просфоры. Неужели Церковь созиждена для торгашей? Христос не зря опрокидывал столы менял и торговцев, бичом бичевал ослушников. Какие ещё нужны объяснения? Церковь – дом молитв есть, не купли. Здесь не место коммерции и наживе. А мы у себя даже все требы и таинства совершаем бесплатно. Мы же свои. Мы братья и сёстры. – Но Церковь должна на что-то существовать. Надо платить зарплату священнику, певчим. Где средства брать? – Тысячи лет существует такое понятие, как «десятина». Кто её отменял? По правилу каждый верующий обязан отдавать в церковь, священнику, десятую часть всех своих прибытков. От зарплаты. От пенсии. От торговой выручки. Не нравится? Жалко? Но это Божие установление. Ибо десятая доля всех доходов твоих тебе изначально не принадлежит. Это Божие! Отдай – не обеднеешь. Больше отдашь – больше к тебе вернется. Есть, кроме того, по желанию, и вторая десятина, на бедных и нуждающихся. Есть и третья – как жертва на свечу, на елей, на строительство храма, на бесплатную литературу, на даримые крестики при крещении. Лично я всю жизнь отдаю не десятину, а девять десятин. – Кстати, о крещении. О нем много всяких кривотолков ходит. – Да! Московская Патриархия таинство крещения, к сожалению, упростила и превратила в ничто. А наша община соблюдает заветы сполна. Надо понять, что всякое обливание и мочение головы при крещении за крещение не признается, кто так крещён, подлежит настоящему крещению, как совершенно не крещёный. Зато там усердно обучают, через какое плечо, правое или левое, надо передавать свечку во время богослужения. – Через какое же правильно? – Ни через какое! Торговля свечками в храме запрещена. Я же говорил. Могу добавить, если угодно: у нас, на Алтае, теперь родилась ещё одна, наша дочерняя, точно такая же община. Но это в деревне. Хотите там побывать? ПОТЕРЯННАЯ В СТЕПИ. И ЧЕЛОВЕК ИЗ ПОЕЗДА Первая страница этой необычайной повести, которая в наши дни получила неожиданное продолжение, помечена 1818 годом. На скрипучих телегах до алтайских степей каким-то чудом через леса, через горы, по бездорожью доехали-добрались мужики-кержаки аж с Рязани, с Сапожковского уезда. Потеряевы, Кубасовы, Рыжковы. Наверное, долго им грезилась вольная воля, земля и жизнь чистая, без притеснений, по Божиим заветам. Земли в Сибири не меряно. Разделывай сколько хочешь, скот разводи, пшеницу сей, служи царю и Отечеству. Новый посёлок назван был Потеряевкой, по фамилии старейшего поселенца. И к 1926 году здесь числилось 81 крестьянское хозяйство, 176 душ мужского и 169 женского пола. Веки бы вечные жить! А через тройку лет мужиков-кержаков Потеряевых, Кубасовых, Рыжковых вместе с детьми и стариками затолкают, как скот, в товарные вагоны, из вагонов затем перегрузят на баржу и потащат вверх по Оби на север, в Нарымский край, печально известный. В Потеряевке будет создан колхоз, колхоз превратят в совхозное отделение, а спустя полвека, если вести отсчет от разбоя, учинённого над потомками первопоселенцев, в деревне не останется ни единой живой души – и только подгнившие кресты на могилах сельского кладбища будут подсказывать, что в прошлом места эти благодатные, а ныне поросшие бурьянной травой, были когда-то заселены. На просторах государства российского к тем временам несчетные тысячи деревень и сёл бесследно исчезнут с лица земли, растворятся, истают на пути к светлому завтра, к обещанному коммунизму, и Россия, Русь-матушка, Святая Русь, как часто её величают, благополучно забудет их, не оглянётся, чтобы помянуть-вздохнуть о потерях, ни единой слезинки не уронит, словно и быть тому. Что уж там плакать и горевать о какой-то безвестной деревушке, затерянной в глухой алтайской степи? А разве были способы остановить распад и вымирание деревень? Процесс казался необратимым. Однако неистребим кержацкий дух! Ревнителям, у которых градус горения выше бывает, чем у обычных рядовых смертных, перевода, должно быть, не было никогда и, к счастью, не будет. С Потеряевкой случилось событие из ряда вон, почти невероятное: начиная с 14 мая 1991 года жизнь её как бы началась по второму кругу. Именно в этот день, не отмеченный никаким Нестором-летописцем, на разорённое дедово пепелище явился с проходящего поезда, как с неба сошёл, человек, обвешанный узлами, баулами и корзинами. День был солнечный, тёплый, птицы взахлёб звенели звоном, остро пахло клейким берёзовым листом – человек осмотрелся, сбросил узлы и, встав на колени, надолго припал лицом к земле. В его багаже выделялись лопата, пила и топор, самый простейший, необходимый в деревне инструмент, а в корзине-плетушке теснились привезённые им на развод шесть куриц-хохлаток и горластый петух, который с этого дня будет будить на утренней заре и хозяина своего, и окрестности, как дневальный. А человек поставит шалаш от дождя, вскопает огород под картошку и примется лепить саманную избушку к зиме. Здесь, в Потеряевке, у этого человека стоял отцовский дом, и здесь прошло его детство. Человеком с поезда был Иоаким Лапкин, младший брат Игнатия. Их в семье было семеро братьев и пять сестер. Двое умерли в раннем детстве. Остальных разметало по всему Союзу от Камчатки до Москвы. Иоаким жил в Киргизии, каменщик, он строил в совхозах жилые дома и коровники, а был верующим, после принял сан священника. Потом в Средней Азии, как и везде, началась политическая кутерьма – «русские – в Рязань, татары – в Казань» он перебрался в Омскую епархию, где служил в одном из приходов. В вопросах веры был строг, как и старший брат. Не без влияния, конечно, Игнатия Иоаким задумал создать общину верующих, кто так же, без подмеса, соблюдал бы Писание, каноны и правила. И вскоре следом в Потеряевку, желая здесь поселиться с семьёй, приехал из Новосибирска Виталий Устинов. Его родного отца когда-то за веру приговорил суд к 25 годам лагеря плюс пять лет высылки и пять лет поражения в правах. Виталий вырос в таких вот семейных преданиях. С Божьего пути его самого не свернуть. У него два сына растут – Савва и Илья. Ветры дули попутные – через год и ещё приезжать стали семьями. И ещё. Словно криком крикнула земля, ранее оскорблённая и униженная, словно вновь из далекого далека, через горы и степи тележное колесо докатилось, и в укор властям, вчерашним и нынешним, как всегда, к живому делу безразличным, разоренная Потеряевка в одиночку стала подниматься из небытия. Приехали из Красноярска, Енисейска, из Барнаула. Есть люди из Казахстана. От человека к человеку по живой цепочке передается, что есть в Сибири место, где для души простор, где сильные духом и твёрдые в вере собираются в кучку – нет, не сектанты какие-нибудь, в чем обвиняют их злые языки, не отщепенцы-самозванцы, а истинно православные, соблюдающие заветы. Ныне в Потеряевке проживают уже 45 человек! Полторы тысячи писем от желающих приехать сюда. Только не всем путь открыт. Перво-наперво поселенец должен быть православным и подтвердить, что не пьёт, не курит, не матерщинник, не вор. А для тех, кто поселился здесь, принят устав, правила внутреннего распорядка. «Каждый член общины имеет право заниматься любой непредосудительной работой. Запрещается торговать спиртным, табачным, покупать или брать на обмен ворованное. Всё подобное конфисковывается в казну деревенскую». «Не должно выполнять обычную работу в воскресные дни и в двунадесятые праздники. Это же касается всех, кто приезжает помогать или в гости сюда». «Запрещается рассчитываться спиртным за проделанную работу или добытую вещь. 3а нарушение – оплата в 2-кратном размере в деревенскую казну». «Под страхом анафемы, отлучения запрещается жаловаться мирским властям, писать жалобы на жителей деревни, сексотничать, быть наушником. Любой спор решать на законном собрании. И только после обсуждения на собрании может получить «добро» на суд у внешних». В уставе прописано всё до мелочей: и как детей воспитывать, и как оплачивать наёмных работников, и как землю беречь. Из последних, кто пополнил деревенский ряд, – Николай Килячков и жена его Лидия. Они из Красноярска. Не нюхавшие никогда сельской жизни, они разводят теперь овец и свиней, держат корову. И даже заимели лошадь. А Игорь и Галя Глушковы – из Караганды. И тоже подворьем обзавелись. Разведение скота для жителей – главный вид заработка. Мясом и молоком ездят торговать в Барнаул. «МЫ ЕЩЁ ЖИВЫ!», ИЛИ ВЕСТОЧКА ИЗ. Кто знает, какие плоды вызреют в Потеряевке? Какие напасти уготованы ей со стороны властей? В желающих вновь «раскулачить» её недостатка нет. Однако полтора десятка отстроенных, кирпичом обложенных, шифером крытых – как на картинке! – теремов есть. Есть электричество. Телефон. Есть крохотная начальная школка на пять учеников. Есть учительница. И своя медсестра. Есть церковь. К лету из Барнаула приезжают ещё две молодые семьи из городской общины. .Я закончу это письмо о неизвестной России, а её глубинная жизнь действительно многим из нас малознакома, небольшим письмецом, которое необъяснимым чудом долетело сюда из далекого Нарымского края, печально известного. «Добрый день, отец Иоаким! Мир вам! Недавно из газеты «Русь державная» узнали о ваших делах. Читали и от радости плакали, что Потеряевка, наша родина, вновь оживает. Столько лет прошло, но Господь сподобил вновь соприкоснуться с родным гнёздышком. Я – Евдокия Титовна, урожденная Рыжкова, а муж мой – Иван Нифантьевич Потеряев. Мы ещё живы. Мы молодыми были, когда нас раскулачивали. Мы, Рыжковы, жили в одноэтажном брусовом доме, занимались хлебопашеством. Имели три двора. В одном находились машины: сенокосилка, жатка-самосброска, молотилка, веялка, бороны, два плуга, телега. Второй двор занимал скот: четыре коня, выездной конь с полной упряжкой, три коровы. Были овцы, бараны, куры, утки. Третий двор был предназначен для приезжающих гостей. На берегу рыжковского пруда была баня, кузница, мельница. Амбары стояли против двора. Всё конфисковано в 1930 году. Отца забрали в тюрьму, а нас увозили на подводах до Ребрихи, ж/д станции. Конца-края не было тянувшимся по дороге обозам. Расставание с родной землей – это страшная минута, если бы Господь не укреплял, не давал силы, то никто бы не выдержал той разлуки. Из Потеряевки было выслано семь семей: Рыжковы, Карелины, Скоковы, Потеряевы, Шинковы, Кубасовы, Шахурины. С баржи нас выгрузили в дикой тайге, на голый берег. Очень скоро люди стали сильно умирать, иногда хоронили всех в одну могилу, тела ложили друг на друга, некому было рыть могилы, такие все ходили ослабленные. Потеряеву Агафью Логантьевну мы, девочки, хоронили сами, и могилку рыли, и несли. Пережили мы многое. А с вашей мамой и отцом мы когда-то дружили в детстве. Простите за беспокойство. Спаси Господи вас и всю вашу православную общину, цветник духовности и чистоты. Сделан ещё один шаг к спасению нашей многострадальной России. Теперь летят из маленькой забытой всеми Потеряевки слёзные молитвы ко Господу за всех нас. И слава Богу за всё – и за скорбь и за радость. Господи, помилуй нас, грешных! Дай нам сил и терпения. С низким поклоном – Иван Нифантьевич Потеряев и Евдокия Титовна Потеряева (Рыжкова). P.S.Душа неспокойна всё-таки. Ивану Нифантьевичу дорогу до Потеряевки уже не одолеть, старый стал. А я, пожалуй вместе с сыном приеду показать ему нашу родину. Пусть знает. Бог ведает, может, и захочет он там остаться.» («Версты» от 04.03.2000 г.). «СПАСИ И ПОМИЛУЙ» «Об истоках высокой духовности людей, воскресивших деревню Потеряевка на Алтае, – в заключительной части трилогии (см. также «Вёрсты» № 23, 25)Сергея МАКАРОВА. Мы вышли на разъезде Подстепное. Поезд гуднул и растаял в ночной темноте, а мы остались одни на шпалах. Было около часу. Луна то выглядывала из-за туч, то снова пряталась. Вокруг стелилось стылое снежное поле. И даже негде укрыться от ветра. Коротать здесь ночь было бы малоприятно. – Что делать будем, батюшка? – А ничего! Господь всё управит, – успокоил меня отец Иоаким, с которым мы вместе возвращались в Потеряевку из Барнаула. – За нами лошадь должны прислать. Подождем немного. Вскоре и верно, когда мы уже стали примерзать к подошвам, послышался бодрый голос. – Ба-тюш-ка-а! Я здесь! Идите сюда! По снежному целику, похожий на Деда Мороза, к нам приближался бородатый дядька в ватном кожухе и в шапке-ушанке с опущенными ушами. У него за спиной, чуть поодаль, в степи стояла лошадь, запряжённая в сани-розвальни. Пахнуло лошадиным теплом и сеном. Зимой на морозе сено всегда особенно остро пахнет, и от запахов этих, почти домашних, стало немного спокойнее и даже теплее. .Ехать было недалеко. Но накануне метелью перемело и без того едва приметную санную колею, лошадь вязла в снегу и часто теряла старый след. «Но-о! Но пошла! – понукал возница. – Но, милая, шевелись!» Лошадь тащилась как могла, то резво порывалась вперед, то вовсе останавливалась, отдыхая. От её спины шёл пар. И если бы не частые вешки, натыканные вдоль дороги по сторонам, немудрено было сбиться и заплутать в этом голом полевом просторе. Но наконец мы въехали в берёзовый перелесок, а вскоре среди сугробов показалась и сама деревня. Под окнами высокой, в два этажа, избы лошадь послушно остановилась. – Слава Богу! – сказал отец Иоаким, вылезая из саней. – Доехали. А это мой дом. Милости просим. НАВЕРХУ, В СВЕТЁЛКЕ. Я гостил в Потеряевке несколько дней. Довелось и на крещенском водосвятии побывать. И на всех утренних и вечерних службах. Должен признаться, переходя от семьи к семье, от дома к дому, я с трудом мог представить, что было раньше на месте деревни, где ныне и печные трубы дымят, голоса слышны, в сараях мычит и блеет домашняя скотина, под навесом, дожидаясь весны, лежит отборная семенная пшеница, дети катаются с ледяной горки – всё так естественно! На многие годы здешняя жизнь прерывалась, бурьян и тлен, мерзость запустения царили в этих, теперь отогретых, местах. Не было Потеряевки. И воскресла. Это было похоже на тайну. Подобное иногда испытывать приходилось у скрытых источников ключевой воды. Кругом толкотня, суета, пыльные ветры дуют, а чуть отойти и раздвинуть ракитовый куст – откроется чистое донце, паучишко, не боясь, сверху на паутинке пружинит-качается, на воде ни соринки – в упор глядит живой родниковый глаз земли, можно пригнуться и при желании испить, в роднике не убудет. Ближайший посёлок Корчино, у которого Потеряевка находится как бы в подчинении, стоит в 15 километрах. Там сельская администрация, по-старому сельсовет, и контора совхоза, того самого, который похоронил когда-то, разорив, Потеряевку, там же и магазины, и лечебница, и средняя школа, до районного центра по асфальту автобусы бегают туда и обратно, а Потеряевка, как сирота, в стороне притаилась, автобусов, разумеется, сюда никаких, единственная связь – это по железной дороге, через разъезд Подстепное, где раз в сутки делает остановку ночной пассажирский поезд. Потеряевку такая изоляция устраивает вполне, потому что, по мнению её новых обитателей, в большом мире, её окружающем, ни покоя, ни тишины, одно распутство там, воровство и всякое непотребство, ведущее в погибель. Наверное, так же, во времена Аввакума и Никона, несколько веков назад размышляли и старообрядцы, желая уединиться, уйти в крепь, подальше от житейского зла. – Навязались на нас эти попы! Попяры! – не понимая сути и раздражаясь от стиля жизни потеряевцев, ругательски говорят о них жители Корчина. – У них и вера какая-то не наша. Зарубежная, короче. Даже выпить у них не моги. Во дают! – Конечно, – отвечают им потеряевцы в негласных прениях. – У нас ни драк. Ни безобразия. Ни озорства. Не то что у вас: хозяйка утром в сарай идёт корову доить – а сарай уже пуст, коровья требуха в кустах валяется. Жу-ли-ки! Разве можно так жить? Здесь, в Потеряевке, даже воздух кажется иным. И отношения между людьми не как всюду. Если мужик – то почти боярин. Если женщина – боярыня. Лица строгие, собранные, полные внутренней тишины. Дети тем более на отличку. Мальчики с подпояской, девочки в платках. И каждый излучает свет. И никогда! Нигде! Ни единого бранного слова или чтобы сивушным духом повеяло. Чистый родник! Право, русская ли деревня? Наша ли? К сожалению, как и в барнаульской общине у Игнатия Лапкина, так и здесь тоже нет специально отстроенного храма. Летом «попы» собираются на молитву в развалинах бывшего клуба, который они подвели подкрышу, а над крышей водрузили крохотный купол с крестом, однако зимой, спасаясь от холодов, перебираются к отцу Иоакиму. Дом у него просторный. Внизу кухня, трапезная, спальня, а на втором этаже есть тихая светёлка. Пусть стены не по-церковному украшены – слева на фотообоях плещет морской прибой, справа желтеют осенние берёзы, зато тепло. Причём каждый, поднимаясь наверх, старается, если не занято, встать под «берёзами», к «морю» вставать опасаются. Разговаривать, даже шёпотом, в светёлке запрещено: святое место. А меня батюшка сразу предупредил, чтобы при возгласе «Оглашенные, изыдите» я обязательно спускался вниз и слушал молебны оттуда. – Позвольте! Это ж некрещёных касается, – сорвалось у меня в собственную защиту. – А я крещёный! – Может быть, – спокойно ответил батюшка. – Но вы не нашей общины. Понимаете? А справки от вашего священника, что не находитесь под епитимьёй, у вас нет. Так что извольте. – В церкви! Справку? Вы, батюшка, извините, бюрократ. – Не обижайтесь. Это древнее правило такое. Мы его соблюдаем. Только в старину справка называлась грамоткой. У вас её нет. А церковный порядок надо чтить. Даже нищему, чтобы просить подаяние около храма, полагалась грамотка, что он действительно беден и нуждается. Если вы доброе чадо матери-церкви, примите сие со смирением. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Я, конечно, смирился. О чём речь? А с батюшкой у нас много было бесед. И могу сказать, что в сравнении со старшим братцем своим Игнатием он немало выигрывает: и характером мягче, и манерами – по крайней мере, сломя голову не кидается никого обличать, но не менее, чем для Игнатия, каноны и правила для него одинаково дороги. Оба, если на то пошло, упёртые до предела. А хорошо это или плохо, не мне судить. .Отца Иоакима по деревне все зовут тятей. ДУШЕ ТОЖЕ СТРАШНО БЫВАЕТ По слухам, в горном Алтае, в недоступности, есть ещё деревенская община, где жизнь не менее строга. Я там не бывал, не знаю. Но могу поручиться, что детский лагерь-стан, как в Потеряевке, не существует более нигде. Правда, это не «Артек». И не «Орлёнок». Его даже лагерем трудно назвать, потому как больше похож на походный привал туристов. Шалаши. Навесы. Все сколочено из жердей. Все временно. На живую нитку. Чтобы уйти, оставить – и не жалко было. Но каждое лето здесь отдыхают без малого до ста человек. Я не берусь живописать жизнь лагеря. Его полноту и смысл проще понять из дневника Игнатия Лапкина, он и хозяин в лагере, и главный наставник. Его старанием лагерь создан и, невзирая на многие трудности, продолжает жить. Не имея детей собственных, Игнатий Тихонович полжизни отдает чужим, особенно из малообеспеченных, трудных семей. Итак, ему слово: «Когда говорят, что нужно подавать милостыню, накормить алчущего, жаждущего напоить, то часто понимают это буквально: помочь деньгами, хлебом. Но Слово Божие учит, что у человека есть бессмертная душа, она также алчет и жаждет. И это надо помнить в работе с детьми». «Мир вам, родные! Заждались вас. Вчера было 16. Ждём из Новокузнецка. Из Томска и Новосибирска. Наш трудовой православный лагерь готов к открытию». «У нас дисциплина. Встаем на заре. Ходим только босиком. Вначале детки ропщут, морщатся, потом привыкают. Смотрим восход и закат солнца. Знакомимся с названиями цветов и трав. Учимся по голосам различать птиц. Эти уроки я сам когда-то получал от природы. Гнездо птичье – не разори. Родник – не замути. Битое стекло с дороги – убери. Бог надзирает и воздаст тебе тем же. Что посеешь, то и взойдёт». «Ночь. Комары. Луна. Выводим детей на пшеничное поле посмотреть, как волнами ходит хлеб. Кричит перепел. Звёзды как свечки. Всего, что вольётся в душу, уже не забыть. Авторитет Библии и Слова Божиего воздвигай всюду, вовремя и невовремя, пожнёшь в своё время, если не ослабеешь. И что бы дети ни проходили в школе, всё разбери с ними с точки зрения Библии. Обрати их внимание на красоту, загадочность и целесообразность всего сущего. Сокруши ребра безбожества. Если не ты, то кто же? Если не сегодня, то когда? Спеши, не умедли». «Молока в день уходит до 20 литров. Сплели несколько мордушек, четыре или три, рыба ловится, у нас её всегда достаток. А в огороде всёё растет буйно. Лук, укроп, петрушка, редис. На подходе помидоры и огурцы, а картошка пока – как горох.» «Палатка чуть протекла. Зато шалаши стоят, как Ноев ковчег, сверху только шорох дождя слышен. И так сладко спать». «Посмотрите, какие печальные глаза у коня, а его ещё и бьют. Дадим ему хлеба, он и нас на себе прокатит. Беру коня под уздцы – пастухи разрешили – и бегу, а дети по переменке сидят, трюхают в седле, не доставая ногами до стремени». «На опушке у корявой берёзы встаём на колени помолиться за тех, кто в узах, кто на одре болезни, кто не может видеть этого леса, облаков, слышать этих птиц, дышать этим воздухом. Бывает, и душа ребёнка воздохнёт о неведомых нам страдальцах. Пусть чужая боль, ему доселе неведомая, станет его болью». «На лугу рвём букеты. Дети играют. Не надо витийствовать, строжиться без нужды. Пусть резвятся. Бог не осудит моего оленёнка. Пусть прокукует своё кукушечка в белом платьице.» «Берем лесную малину, аукаем и, сближаясь на несколько минут, славим Бога за чудесные Его дары. Всё это школа, кирпичики в фундамент веры. Полезно, думаю, ребёнку всегда показывать, что значит уже здесь, на земле, быть верующим. Потому что страшно жить, если без Бога». .Живут в Потеряевке Плотниковы. Дмитрий и Марина. Марина – гречанка. Её отчество – Демосфеновна. А приехали из Чимкента. У них пятеро детей. Живут крепко. Овцы, куры. Корова. 90 свиней на дворе. 60 гектаров пашни арендуют под зерновой засев. – У меня три сестры, – говорит Марина Демосфеновна. – Из Чимкента они каждое лето приезжали в наш лагерь. Теперь выросли и живут в Греции, а в письмах пишут, что если осталось что хорошего на душе от России, то это только память о лагере, он им теперь во снах снится. ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ. И КОРОВА НА ОБЛАКАХ Есть ещё одно имя, для Потеряевки не чужое. Если Игнатий волей судьбы стал известным проповедником, даже в Америку летал для выступлений, а Иоаким, как священник, окормляет и городскую и сельскую общину православных христиан, то третий их брат,Павел, может показаться совсем неприкаянным и невидным. Хотя как знать! «Родился» Павел в тот день, когда, будучи уже взрослым, пришёл однажды в райком комсомола и сдал комсомольский билет. Он работал электриком на заводе и заочно учился в институте. А в Бога веровал не слабее братьев. Потому и в райком пошёл, что не хотел кривить, внешне быть под «серпом и молотом», а скрытно служить Кресту. Конечно, с работы его попросили. Из института тоже. Даже с женой проститься пришлось. Так и жил, не роняя себя, словно свеча горела, этот добрейшей души человек. Но когда Иоаким задумал возрождать Потеряевку, откликнулся немедля. В нём проснулся крестьянский дух. Старшие братцы всё-таки метят на небеса, им бы крылья белые – и воспарят! – а Павел, как куст картофельный, стал укореняться в землю. Сад, птица домашняя, пасека. Родная стихия открывалась ему, как своему. Лошадь, бык, корова, тёленок малый – все обожают его, он с ними, как с детьми: кормит с рук, с ладошки, жалеет – и те послушно и благодарно засматривают ему в глаза, готовые кланяться, словно он знает некое слово, понятное им, но известное ему одному. В летнее время, когда в уборочную страду земля гудит тракторами и комбайнами, у его избы всю ночь до утра сверкает электросварка, и фермеры и совхозники, если обломаются в поле, едут к нему на ремонт. Он работает не покладая рук и с людьми тоже умеет ладить. А прошлой осенью Павел окончательно всех сразил. Где-то он вычитал, что существует порода молочного скота, голштинофризами именуемая, равной которой не бывает. Голштинки дают молока втрое больше, чем представители любой иной породы. «В чём дело? – подумалось Павлу. – Зачем же держать на подворье малопродуктивный скот?» И отправился на поиск чудо-коровки, как известный ершовский персонаж за пером жар-птицы. Доехал до Москвы, до Института кормовимени Вильямса. В городе Лобня устроился на стройку монтажником, денег подкопил, и ему в институте за наличные рубли подобрали телушку, которой через полгода телиться первым теленком. Купить-то купил, а как на Алтай, однако, доставить четвероногую? В багажный вагон не сдашь. К самолету и близко не подходи. Неужели гнать пешим ходом по степям за тысячи километров? Для жителей Потеряевки и поныне загадка неразгаданная, как умудрился скромныйПавел Тихонович – на облаке, что ли? – сохранно доставить необычайный груз. Между тем коровья принцесса американских кровей уже мычит у него на дворе, к лету он ожидает теленка и верит, что рано или поздно вся деревня через неё будет иметь коров с мировыми надоями. Он же для общины старался, не ради себя. .А пока Павел добровольно наложил на себя оброк: регулярно даже от беспородной своей коровки каждую неделю в летнюю пору бесплатно носит по ведру парного молока на пропитание в лагерь-стан. – Пейте! Пейте! Я ещё надою. А скоро и вовсе молоком зальёмся. Между прочим, в ближайшую осень он опять готовится в поход. Павел грезит о чистопородной романовской овце. Романовские овцы, как известно, дают лучшую овчину для шуб. По сибирским холодам самое оно. А где-то под Ярославлем, в Пошехонской стороне, несмотря на всеобщий развал сельской экономики редкостных овечек не всех успели пустить под нож, кое-что ещё можно купить живьём на вывоз. «БЛАГОДЕТЕЛИ» ПОД ПОРТРЕТОМ ИЛЬИЧА Разговоры сПавлом меня тоже опустили с неба на землю. Поклоны бить хорошо. Мечтать не вредно. А суровая правда – в том, что над Потеряевкой винтом уже ходят тучи. Очень возможно, ни овцы шубные ей не станут нужны, ни породистые коровы, лагерь, скорее всего, в этом году прикроют, а деревня запустеет вновь. Не дай Бог, конечно. Но дело к тому. Официально статус посёлка возрожденная Потеряевка получила 23 марта 1992 года. И уже тогда ясно было, что без земли, без сенокосов и пастбищ ей долго не протянуть. Поскольку иных источников прокормиться, кроме земли, здесь нет. Краевой комитет по земельным ресурсам и землеустройству проделал несложный расчёт. В деревне будет 120 дворов. Это 200 коров, столько же овец и 30 лошадей. Для них потребно 428 гектаров пастбищ и 442 гектара сенокосов. Всё было обещано. Но прошло восемь лет! Исписаны горы бумаг, жалоб, прошений и, конечно, «твёрдых» решений решить этот больной вопрос. А проблема не решена и поныне. Сегодня в Потеряевке всего-то с полсотни овец, четыре лошади и два десятка голов крупного рогатого скота, а даже столь малое стадо нечем кормить, жители прикупают сено со стороны. До абсурда дошло. Покосы, которые примыкают к Потеряевке вплотную, выкашивают жители посёлка Корчино, приезжая сюда за 15 километров, а потеряевцы, законные и наследные их владельцы, права на них не имеют. .Я прошёл многие кабинеты, от совхозных и сельсоветовских до районных и краевых, и ни один начальник, сидючи под портретами Ленина – на Алтае очень уважают Владимира Ильича, – напрямую не признался, что «попов» он хотел бы раздавить, изжить как враждебный и чуждый элемент. На словах все добры. Благодетели! А на деле под разным предлогом перекрывают кислород. В итоге те, кто желал бы переселиться сюда и жить общиной, остерегаются ехать, пугаясь безземелья. И это в Сибири, где земли достаток. Чиновники как один, напуская туману, ссылаются на Указ президента России, согласно которому в 1991 году землю поделили на паи между сельскими жителями. Потеряевцы к дележу опоздали, теперь выделять им угодья сенокосные означало бы посягнуть на собственность владельцев установленных тех паев. Таким образом, Потеряевка как бы обречена. Но это не так. Это отговорка. И не более того. Во-первых, не вся земля поделена. Есть резервы. Во-вторых, потеряевцы не чужое требуют. У старой Потеряевки, доколхозной, свободной, нераскулаченной, советская власть землю отторгла насильно. Пришла пора награбленное возвращать. Попользовались – и хватит. Это по совести. И было бы в высшей степени справедливо. А теперь – лагерь-стан. На волне начальной демократии лет десять назад не было предела для восхищений, как интересно и мудро устроена здесь жизнь детей. Но в лето 1999 года Игнатий не успевал встречать и провожать проверяющих. 15 проверок за сезон! И кухня не такая. Посуда не та. И туалет очень деревенский. И детей мучают. В прокуратуре даже дело пытались завести. Теперь зреет желание лагерь-стан лишить регистрации. Кому-то очень мешает православное воспитание детей. .Но Потеряевка не сдаётся. Батюшка Иоаким, провожая меня, показал мне штабель кирпича и досок. – Видите? Это мы с весны начинаем строить храм. – Замечательно. Но как прожить без земли? – Ничего. Господь всё устроит. Будем молиться»(21.03.2000 г.). «ТРУДОЛЮБИЕ И ДИСЦИПЛИНА» «…История лагеря уходит корнями в глубокое прошлое. Он назван в честь епископа-священномученика Климента (с латинского «милостивый») Анкирского…»(«Вечерний Барнаул» 10.6.2000). «ЛИЦОМ К ЛИЦУ НЕ ВИДИМ ЛИЦ ДРУГ ДРУГА» «Возлюби ближнего свое­го», – сказал Господь в одной из своих заповедей, предпола­гая тем самым уважение и терпимость людей друг к дру­гу. Но всегда ли мы, загнан­ные перипетиями перестройки в моральный тупик, осознаем значимость этого постулата? Нравственность – вот тот базис, на котором зиждется мотивация всех поступков че­ловека. Но всегда ли мы нравственны сами, и насколь­ко нравственно наше с вами окружение? Главную скрипку в этом вопросе, несомненно, играет воспитание: в семье и в обществе. Воспитание же, само по себе, категория до­вольно отвлечённая, если она не основывается на морально-духовных ценностях, накопленных не одним десятком поколений цивилизованного общества. Сейчас мы много говорим именно о бездухов­ности нации, падении нравов, наркомании, пьянстве, напол­зающих на Россию как тать. И как значимо перед этой уг­розой исцеляющее слово Божие, способное возродить в человеческой, может быть, ещё не совсем заплутавшей душе, истинные ценности на­шего бытия. Эта история, случившаяся год назад, могла бы благопо­лучно кануть в Лету, если бы не имела отношение к тому, собственно, с чего я начала этот разговор. Многие, навер­ное, знают, что в нашем университете вот уже более 10 лет ведет занятия по изуче­нию и толкованию библии православный проповедник Лапкин Игнатий Тихонович. Аудитория, посещающая их, разновозрастная: от детей малых и студентов до взрос­лых людей с разным образо­вательным уровнем и соци­альным статусом, но объеди­ненных стремлением познания слова Божьего, а значит, желанием возродить или под­нять на высший уровень свою духовность. Кроме этого, по­истине энциклопедические знания Игнатия Тихоновича делают эти встречи насыщен­ными, яркими и очень инте­ресными. И годами всё шло как шло: бесконфликтно, спокойно. Во всяком случае, ни у кого не возникало вопросов или недовольства при виде столь непривычной аудитории в вузовских стенах. Это случилось перед нача­лом одного из занятий. К 18 часам к аудитории № 410 кор­пуса «В» начали подходить слушатели. И. Т. Лапкин, как всегда, дождавшись, пока за­кончится пара (часов) у студентов, подошёл к преподавателю забрать ключ от аудитории. И каково же было изумление его и всех собравшихся от слов, которыми их встретил кандидат экономических наук, педагог: «Сектанты, козлы.» и кое-что похлеще. Более того, непристойным жестом руки, показав на своё причинное место, дал понять, вот тебе. а не ключ. Надо пола­гать, что от подобной сцены и на улице стало бы не по себе, но чтобы такое себе по­зволить в храме науки! Это уж увольте. Чисто из гуманных и эти­ческих соображений не хочет­ся называть этого горе-препо­давателя, поскольку админис­трация вуза знает его имя и фамилию, и, конечно же, инцидент не прошёл для него без последствий. Да в общем-то, и не в фамилии дело. Вызывает недоумение столь эпатажное неприятие инако­мыслия, во-первых, а во-вто­рых, и это уже гораздо серь­ёзнее – вызывает опасение пребывание в вузе столь невоздержанного и невоспитан­ного человека, призванного по роду занятий «сеять разумное, доброе, вечное». Чему, с вашего позволения сказать, может научить такой препода­ватель студентов (не как про­фессионал, нет) чисто с чело­веческих, нравственных пози­ций, какой может подать им пример? Ни о какой духовно­сти, конечно, тут не может быть и речи. Вне всякого сомнения, в университете большинство преподавателей – весьма ува­жаемые и достойные люди, но этот частный инцидент всё же наводит на грустные раз­мышления» (Тамара Савалей «Алтайский политехник» №10 (2288) от 27.12.2000). «ПОЧЕМУ ЗАПЛАКАЛ ИГНАТИЙ ЛАПКИН?» «10 января в Крестовоздвиженскую общину нанёс визит епископ Ишимско-Сибирский Евтихий. …Епископы Русской Православной Церкви Зарубежом обратились к старообрядцам с документом покаяния перед старообрядцами. По словам старосты Барнаульской Крестовоздвиженской общины, известного в России и за рубежом проповедника Игнатия Лапкина, этого документа православные верующие ждали более трёхсот лет… Увидев «покаяние перед старообрядцами» сам Игнатий Лапкин не смог удержаться от слёз… Что же касается развития отношений между Русской и Зарубежной православными церквами, то ни о каком сближении речи пока не ведётся» («Честное слово» 18.1.01). Благодарности, поздравления и т. д. «КРУПСКОМУ СЕРГЕЮ ВЛАДИМИРОВИЧУ. Никто из сотен тысяч людей, слушающих наши проповеди по радио и телевидению, никто из знающих наши нужды по восстановлению поселения верующих и нашем детском лагере-стане, слышавших о наших занятиях по изучению Библии,никтоне догадался помочь мне в установке на дому телефона ибо я уже шесть лет не получаю ниоткуда ни рубля, и ещё не получаю пенсии. Без своего телефона я постоянно должен был бегать куда-то звонить, через перекладных получать ответ. И только Вы, дорогой Сергей Владимирович решились помочь нам, лично мне, и за свой счёт установили телефон. Слава Христу. Вы даже и представить не можете, какое большое, доброе, облегчающее мне все работы дело сделали. Это Ваше милосердие, осознание нашего дела жа видит Господь Бог и да приведёт Вас в Церковь Христову – стать её чадом. И Ваша возвышенная чуткость, лепта да зачтётся Вам в судный день Христов. Всегда благодарим Бога за этот Ваш подарок: сотни и тысячи звонков со всего мира уже поступили ко мне – это всё благодаря Вам. Храни Вас Бог и Матерь Божия. Тел. 35-32-42, 24-38-46». «БАВАРИНУ В.Н. Дорогой Владимир Николаевич! Великий Бог, сотворивший небо и землю, Он даёт всему жизнь и дыхание и разум. Шестьдесят лет Господь хранит Вас в этом грешном мире. Он дал Вам многое испытать: славу мира сего, владычество над народом многочисленным, наградил Вас добрыми талантами. О Вас, думаю, как ни о ком другом в г. Барнауле о правителях, добрая молва в народе. И Вы достойны таких отзывов.Но, что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит. «Какой выкуп он даст за душу свою»(Мф. 16:26). У нас, православных Христиан не принято праздновать день рождения, дабы не уподобиться безумному Ироду. В этот день мы благодарим Спасителя Христа за Его милости, долготерпение к нам, что сохранил нас среди бушующего моря житейского. Мы всегда, ежедневно благодарим Иисуса Христа, что Ваше сердце расположено к нам, что теперь нам есть где молиться. Пусть душа Ваша обретёт мир и покой в Искупителе Иисусе, и Ваша жизнь и доброе правление над сим городом продлится ещё на многие годы. Вы наш желанный гость, и не только теперь, как МЭР города, но любой, пенсионер ли, больной ли, в узах ли. И на лето обязательно приезжайте в пос. Потеряевку отдохнуть. Староста Крестовоздвиженской общины, начальник детского лагеря-стана: Лапкин Игнатий Тихонович». ПИСЬМО МЭРА «Администрация города Барнаула. 27.11.1997. № 0817 Уважаемый Игнатий Тихонович! С большим интересом ознакомился с материалами, которые Вы мне предоставили. В очередной раз прихожу к мысли, что заочное знакомство с человеком и его деятельностью не всегда отражает реальную картину происходящего. Ваша просветительская деятельность, Ваш безвозмездный труд по воспитанию у молодого поколения чувств патриотизма, любви к Родине и ближним, Ваши беседы и проповеди перед людьми, совершившими проступки и преступления, достойны уважения. Я сожалею, что решение Вашего вопроса затянулось на многие годы, но в тоже время искренне рад, что Крестовоздвиженская община, которую вы возглавляете, теперь будет иметь место постоянных встреч и молитв. Желаю Вам на этом нелегком жизненном пути гордо нести свой крест и иметь последователей, верных Слову Божию. С уважением, глава городского самоуправления В. Н. Баварин». «ДОРОГОЙ, УВАЖАЕМЫЙ БАТЮШКА, ОТЕЦ НИКОЛА! (ДУМНОВ) С благодарностью вспоминаем в разговоре и в молитвах пред Господом Ваш пастырский труд – Вы пять раз приезжали к нашей маме Марие Егоровне Лапкиной (Чунарёвой) в пос. Потеряевка – исповедать и причастить её. При любой погоде, в любое время года Вы немедленно направлялись к нам, к единственной овечке духовной, Вами окормляемой. Последний раз Вы поехали 24.11.98, в сильный гололёд, а это только в один конец 150 км, за 5 дней до смерти нашей любимой мамы, молитвенницы и наставницы нашей (15.7.1912 – 29.11.1998 гг.). Вы подвергли свою жизнь смертельной опасности, когда нас закрутило и сбросило со скрежетом в кювет. Благо не было встречных машин на трассе именно в этот момент. Чем мы можем воздать Вам за напутствие в жизнь вечную самого дорогого нашего человека, родившего и воспитавшего десятерых своих детей, и давшей нам начатки веры в Бога, в Господа нашего Исуса Христа: она внушила нам памятования о муках вечных, об огне геенском, о грехе, о различении добра и зла. Спаси Христос Вас. И да воздаст Вам благами и вечным спасением Сам Вседержитель в день Вашего исшествия из жизни сей, и в Судный Страшный день, и здесь да сохранит на многие лета. Низкий Вам поклон от всех нас». «ПАРАСКУНУ Ю.Ф. прокурору Алтайского края Дорогой Юрий Федоровичжелаем Вам душевного спасения и мужества. 50 лет Господь хранил Вас от смертельных опасностей, Он продляет Вашу жизнь и ожидает искреннего покаяния во грехах, нелицемерного служения Ему. Ваша должность заставляет Вас быть всегда непогрешимым не только перед изменчивым человеческим законом, но в первую очередь, перед Божественным, перед Евангелием и перед совестью. Пусть и в последующие годы мы не огорчим друг друга и не пожалеем, что были близкими в борьбе за справедливость. Да сохранит Вас Господь Иисус Христос и Приснодева Мария от всяких бед и зла, на радость Вашему Ангелу Хранителю! Всегда призываем на Вас Божие благословение. 17.12.98 г.». «ДОБРЫЕ ДЕЛА ПРОКУРОРА ПАРАСКУНА» «Выпускник АГУ, прокурор Алтайского края Ю.Ф. – Параскун в канун самого главного православного праз­дника – Пасхи – сделал сразу два добрых дела, кото­рые зачтутся ему на небесах. Во-первых, разрешил известному проповеднику И. Т. Лапкину встречаться с приговорёнными к смертной казни и проводить с ними беседы. А, во-вторых, направил один миллион руб­лей детям трудового православного лагеря-стана. Эти средства будут потрачены на закупку крупы, сахара и других продуктов питания ребятишкам. Кстати, лагерь недавно был зарегистрирован отделом юстиции края и обрел статус юридического лица. А назван он в честь священномученика Климента Анкирского (4-й век), страдавшего за веру 29 лет и 11 месяцев, подверга­ясь непрерывным пыткам и мучениям – более чем кто-либо в истории человечества» («За науку» АГУ) «ПРИГЛАШЕНИЕ 3 февраля 1999 г.исполняется ровно 20 летмоего служения в священном сане. 20 лет при овцах, как Иаков? (Быт. 31:28)Или как наемник, нерадящий и неродящий, не борющийся с волками? И если родится от слова Божия душа, то за 20 лет становится ли она полноценным воином в Божием стане? (Исх. 30:14, Лев. 27:3) Через 20 лет судейства и борьбы с врагами Бог услышал Самсона и извёл воду для утоления жажды. Есть ли у нас движение воды в водоёме для крещения, где исцеляются парализованные. Страна онемела, в параличе и нужна объединяющая идея и живые души – это истинное Православие и возрождение через вдохновенную проповедь и истинное Крещение по канонам Вселенской Церкви Христовой. Приглашаю во вновь созданную общину – здесь всё начиналось с нуля, не через перетаскивание из прихода в приход: создание общины. Почти повсюду отбирают храмы, место молитвы, а у нас наоборот – власти дали нам дом. И лучше один раз увидеть всё это, чем слышать осуждающие нас басни. Сегодня ещё не поздно, а завтра может быть невозможным увидеться. Хотел бы отметить эту дату благодарностью моему Искупителю в кругу своих друзей-сопастырей двадцать лет, – это четверть целой жизни при крепости сил (а уж у меня-то крепости никогда не было), время подводить итоги своего поприща. После моего отхода быть может кому-то из вас придется побывать в нашей Крестовоздвиженской общине. Поэтому-то и хочу познакомить вас с пасомыми поближе, здесь поделиться опытом, поговорим о том, почему многие возвращаются в МП, почему общины умаляются и исчезают вовсе. Считаю, что трата вами на поездку в Барнаул не будет напрасной. Только страх, зависть, бессилие удаляют людей друг от друга, и наступает уныние от худо исполненного долга. Приглашаю вас, приезжайте, пока ещё это возможно. Протоиерей Иоаким Лапкин». «.уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали путали, что Он истинно Спаситель мира, Христос» Иоан. 4:42. «БЛАГОДАРНОСТЬ Лапкину Игнатию Тихоновичу за его многолетний, тяжелый труд в проведении занятий по изучению Библии – Слова Божьего. Благодарим за Вашу любовь, бессонные ночи, проведенные в молитвах за нас, работу над нашими душами, порой неблагодарную, но бесценную, т.к. Вы угождаете всем во всём, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись (1 Kop. 10:33). Вы своим примером постоянно побуждаете идти вперёд, не успокаиваясь на достигнутом. Благодарим Бога, Который через Вас собрал нас в одну семью. Вы смело можете сказать вместе с Ап. Павлом :«. печать моего апостольства – вы в Господе» (I Kop 9:2). Мы будем молиться, чтобы занятия возобновились и в следующем году. Дай Вам Бог здоровья, душевного спасения,«. дабы проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1Кор. 9:27). Крестовоздвиженская община г. Барнаула 18 апреля 1999 г.». «БЛАГОДАРНОСТЬ Администрация учреждения ИЗ-17/1 УИН УВД Алтайского края выражает большую благодарность и признательность членам Крестовоздвиженской общины православных христиан г. Барнаула ЛАПКИНУ Игнатию Тихоновичу и ЗАГУЛЯЕВУ Алексею Викторовичу за их кро­потливую, нелёгкую работу, по оказанию посильной помощи в деле религиозного просвещения обвиняемых и подозреваемых. Духовная и материальная поддержка представителями общины заключённых, содержащихся в трудных условиях недостаточного коммунально-бытового обеспечения, внесли в души изолированных от общества людей ростки надежды, оградили от полного отчаяния, наставили многих на путь законопослушичества в мирской жизни, побудили задуматься и о будущем. Руководство учреждения и весь личный состав выражает свою благодарность непосредственно ЛАПКИНУ Игнатию Тихоновичу за про­веденные лекции, беседы с сотрудниками учреждения. Мы надеемся, что наши совместные встречи и наши совмест­ные дела будут продолжены и в дальнейшем. Начальник учреждения ИЗ-17/1 А.И. Клименко. 8 мая 1996». «БЛАГОДАРНОСТЬ Управляющему управления Госсвязьнадзора Р.Ф. по Алтайскому краю Баеву В. А. Деревенская православная община вновь строящегося посёлка Потеряевка Мамонтовского р-на и православный детский трудовой лагерь-стан выражают Вам благодарность, уважаемый Владимир Алексеевич, за установку телефона в таком пустынном месте: телефон для нас это и курьер, и дверь к родным и близким. Ваша инициатива, братское сочувствие, понимание позволили нам через телефонную связь иметь выход на весь мир в любое время. Телефон в Потеряевке (если он будет работать) есть памятник Вашей щедрой душе и всегдашней нашей молитвенной памяти о Вашей бессмертной душе. Владимир Алексеевич, мы Вас очень просим не оставлять нас и держать на контроле работу Потеряевского телефона (за разъездом «Подстепный» ), т. (8 –213) 22 – 0 – 22, т. к. после установки он большую часть времени не работал, или работал с большими шумовыми помехами. Хорошо работающий телефон – это Царский подарок на добрые дела. Храни Вас Бог и Матерь Божия. Настоятель Свято-Анфимовской общины протоиерей Иоаким Лапкин. Староста деревенской общины Барабаш И. А. Начальник детского лагеря-стана Лапкин И. Т.». «БЛАГОДАРНОСТЬ АКСЁНОВУ П. П. Уважаемый Павел Петрович! Сердечно благодарим Вас за Ваше расположение к нам и нашему делу Вы познакомили нас с хорошими людьми: коммерсантами, директорами, заведующими, и ходатайствовали о помощи нашему православному детскому лагерю – стану. Три года назад мы сумели содержать одного ребёнка совершенно бесплатно, и это было немалым делом, ибо за 25 лет существования лагеря –стана мы не получили помощи ни рубля от государства. В позапрошлый год – 7 детей из бедных семей жили за лагерный счет, в прошлом – 15, а в этом в общей сложности со взрослыми – 57 человек, т.е. 52% от числа насельников не платили ничего. В этом и Ваша заслуга. Да благословит Вас Бог и Матерь Божия, и да дарует Вашей душе вечное спасение и долгих лет жизни. Храни Вас Бог». «БЛАГОДАРНОСТЬ Сизкову А.С. бывшему гл. агроному совхоза «Корчинский», а ныне – фермеру. Уважаемый Алексей Семёнович! С признательностью за Вашу помощь нам приносим сердечную благодарность. Мы помним, скольких трудов, настойчивости, хождений стоило Вам то, что ещё при коммунистической диктатуре в 1990 г. Вы сумели добиться получения нами трёх гектаров бросовой земли для православного лагеря-стана, и всё это Вы оформили документально помогали в те годы хранить лагерное имущество, защищали нас. Просим и в дальнейшем оказывать помощь беднейшим из бедных, кто находится летом в лагере-стане, помогать доставкой груза в Барнаул и из Барнаула, мукой. Да воздаст Вам Господь Бог Своими великими милостями и да дарует здравие на долгие годы, успехов в труде, и главное – душевного спасения во Христе Иисусе, Господе нашем». «БЛАГОДАРНОСТЬ Директору издательства «Алтайская Правда» Грохотову В. Г. Учителя и учащиеся школы благодарят Вас, уважаемый Владимир Георгиевич, и вашего мастера Веру Михайловну и всех работников содействующих нам и детям нашим в получении нами отходов бумаги, которую получаем через православного проповедника Лапкина Игнатия Тихоновича и его жену Надежду Васильевну преподающую Христианскую этику в наших школах. Мы рады и благодарны за самое малое, ибо сегодня так тяжело что-либо купить – нет денег и приносимая нам бумага принимается как бесплатная, как благотворительная помощь. Просим, сохраните Ваше доброе к нам расположение и дальше. Коллектив учителей детского Центра №37 Коллектив учителей Центра шк. 42, шк. 68».

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 11.11.2018 - 22:50

«ПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ У МЁРТВЫХ» «Очень много сейчас говорится об экономических и политических причинах нашего кризиса. Но ведь все мы ходим на работу, весь мир нам улыбается и никому не грозим мы оружием. Так, может, в чём-то ином причина? Может, что-то иное сломалось – малое, но чем держался человек? Об этом и решили поговорить мы с Игнатием Тихоновичем ЛАПКИНЫМ, христианским проповедником. - Горбачёв не знает, что делает, потому что не знает, что надо исправлять. То, что до сих пор ходит под серпом и молотом и под этой пустыш­кой лысой, как раз и говорит, что он слепой поводырь. Я за него молюсь каждый день, чтобы Бог его просветил, что­бы он не погиб во гневе Божием. Он несчастнейший человек. Я писал ему: «Неужели рядом с Вами нет ни одного умного человека?». Глеб Яку­нин рядом, страдалец за веру Христову. Вызови ты его, спро­си что же делать – ведь ше­стой год ничего с места не двигается. И отец Глеб сказал бы – послушай святых отцов. Они учили так: приведи народ свой к покаянию, три дня пост. По­хороните этого преступника, освободив мавзолей, не топ­читесь на его могиле! Введи­те Закон Божий в школах. Если бы только Горбачёв за­думался на своём пути – для чего ему жизнь дана? Он жи­вёт длявечности, как всякий человек. И Бог спросит с него великою мерою – написано в Библии: «начальствующим предстоит строгое испытание» (Прем 6:8). Пер­вый его шаг – если он дей­ствительно хочет блага людям – сразу же покаяться. Покаяться за себя, за безумца из безумцев Ульянова. Надо про­сить прощения у мёртвых: у царя за клятвопреступление– ведь в 1612 году дому Ро­мановых присягали на вечные времена! Мы все и сейчас связаны этой клятвой. В марте отреклись, предали эту клятву – поэтому царь сказал: «Всю­ду измена, трусость и обман.». Вот эти измена, трусость и об­ман подвели потом к 37-му го­ду и тех, кто предал царя, всех этих тухачевских и уборевичей. У России не было друго­го пути, кроме монархическо­го. И во втором грехе – ца­реубийстве – должны покаяться. Примеров, когда просили прощения у мёртвых, много в истории. Было такое и во вре­мена Иоанна Грозного – когда он казнил митрополита Филип­па Колычева, так потом царь Алексей Михайлович, во вре­мена раскола русской церкви и поругания русской земли, писал письмо мёртвому Фи­липпу: «Прости меня и деда моего Иоанна за неумеренную жестокость». В течение тыся­челетий были примеры, когда царь просил за предков своих. Так Горбачев должен просить сейчас за Ильича, за его непо­мерную жестокость, за крас­ный террор, за всё – без это­го ничего не сможет возроди­ться. - Вы так гневно распекаете власть предержащих, вас вовсе не назовешь «смиренным», каковым, кажется должен быть христианин. - Смирение заключается в том, что я покоряюсь перед Господом, я смиряюсь перед Его святой заповедью. Один из самых смиреннейших лю­дей, которого так и зовут «кротчайший» – это Моисей. А он, увидев однажды, как египтянин бьёт его брата по вере, израильтянина, убил егип­тянина и в песок зарыл. И сказал: «Так надо расправля­ться с угнетателями, а вы терпите!». Этот же кротчайший Моисей, когда вывел свой на­род из пустыни, к земле обе­тованной, а народ стал роп­тать, – он, кротчайший, по­вернул всех обратно, на сорок лет в пустыню. И когда на не­го восстали, он сказал: «Вы не против меня восстали – про­тив Бога. За себя – я стерп­лю, но вы восстали против Бо­га». Надо понимать смысл кро­тости. Это не означает, что Бог сотворил человека тряпкой. И гнев в человека Бог вложил. Это как похоть – она тоже есть, но только для продол­жения рода, а дальше нечего всякие сексы устраивать – смиряй свою похоть, знай, где это чувство нельзя употре­бить. Так и здесь – гнев – чтобы восстать за правду. Кротчайший Моисей взял пример не с кого-нибудь, а с Бога. Иоанн говорит, что «имя Богу – Любовь». Мы понимаем лю­бовь – только по головке гла­дить, елеем мазать, а Бог, имя которому любовь, потопил весь мир, только Ноя спас с семьею Содом и Гоморру превра­тил в пепел, показав пример будущим нечестивцам. Он сплёл бич и гонял торгашей. Он говорил: «Червь не умира­ет, огонь не угасает» – низ­менное и великое вечно. Но ведь ты кротчайший, Господи, так помилуй всех? Нет! – если миловать преступника, значит, не давать спокойно жить про­стым людям. Поэтому, если у нас власть сегодня рассужда­ет о милосердии и даёт амни­стии рецидивистам, то эта власть уже сама – уголовщи­на. Правитель кроткий тогда, когда наказывает преступни­ка, чтобы человек нормаль­ный мог жить правильно. Если я когда-то за что-то вос­стаю, то надо понять – за что? Я ни разу не мстил за себя. - Значит, прогресс веры – в стойкости, в твердости её. Но допускаете ли Вы некий прогресс убеждений, или сво­их взглядов надо придержи­ваться постоянно? - В Библии написано, что человек рождается «подобно дикому ослёнку» – в него за­ложена только совесть. Со­весть – не от научения, это от природы, это тот участок ду­ши, через который слышится голос Божий. А в остальном человека нужно постоянно на­учать, показывать ему – вот моральный кодекс, который в тебе заложен, а вот – Еван­гелие, Благая весть. - Кстати, если мы заговори­ли о моральном кодексе – насколько отвечает христиан­ским требованиям «Моральный кодекс строителя комму­низма»? - Это сатанинский кодекс! Там вызывается ненависть к «эксплуататорам», к инакомыс­лящим, а внешне – он будто подходящий – почти христианский. Люди, которые не зна­ют Евангелия или не проник­нуты Духом Божиим, не видят этой разницы. Ещё пример: у них написано «Кто не работает, тот не ест». Это фальшь, как раз те сегодня и едят, кто не работает. А Апостол Павел на­писал: «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь». – здесь мора­льная сторона: «Ты не хочешь трудиться, так прошу тебя – рот не разевай». А если желудок требует – работай. А в кодексе коммунистов – со­вершившийся факт. Это как с надписью «Не курить». «У нас не курят!» – да врёте вы, ку­рят. Другое дело, если напи­сано «Курить запрещается». Надо говорить и писать прав­ду, не пытаться оставить лазей­ки самим себе. У нас человек не имеет ни­каких моральных убеждений. Раньше, да и сейчас, среди верующих будущая мать молит­ся за ребёнка, ешё когда плод носит. Её благословляют ро­дители на брак, она просит благословения под венцом, чтобы зачать. Когда носит плод, она причащается, молит­ся за него когда рожает – проходит очищение. Затем ребёнка крестят, чтобы очистить греховную, адамову природу. Сейчас ничего этого нет. Лю­дей не «оскотинили», а больше – их сделали «человеко-беса­ми». Преступления безбожни­ков – атеистов, коммунистов не поддаются никакому измере­нию. Они отняли у человека совесть – человек уже кале­ка. Совесть людей сегодня не спокойна. Совершив преступ­ления в 1917 году, начав бра­тоубийственную войну, люди не могут найти покоя. Человек с неспокойной совестью боит­ся всего. Это Тьма Египетская – такая Господня кара. Господь навел тьму на египтян, им во тьме чудились ужасы: падает камень с горы – им кажется, что рушится вся Вселенная свистит ветер – думают, что семиглавый змей на них напа­дает. И у нас все находятся в таком паническом состоянии. Мы дети преступников, совер­шивших цареубийство. Самое маленькое какое-нибудь изве­стие ввергает народ в пани­ку. Мы потерпели трагедию внутри человека – руководи­тели преступны, а не уходят, держатся за власть. Если се­годня не позаботиться в чело­веке восстановить совесть, то не выйдет ничего. Есть выход только со Христом. Со Хри­стом и в тюрьме свобода, а без Христа и на свободе – тюрьма. Как у нас? Каждый в ближнем видит врага, лю­бого арестуй, и каждый будет думать про себя: не зря. У нас внутри наготове чувство, что мы все преступники. Выход только в покаянии. Эти знаки, над головой висящие, как дамоклов меч, долж­ны быть у тех, кто ими рабо­тает. Крестьянину – серп, зна­чит, и землю. Рабочему – мо­лот, значит, и наковальню и всё, что может заработать. Всё это должно быть сказано в по­каянии. - Получается, что покаяние будет и политическим процес­сом, а не только нравствен­ным? - У нас по-другому никак нельзя. - А может быть отступле­ние от принципов ради какой-то выгоды? - Это подлость, как в наро­де называется – шкурничест­во. Когда мы желаем совер­шить какой-то неординарный, неежедневный поступок, мы должны ответить на четыре вопроса: 1. Что обэтом говорит моя совесть? 2. То, что я сделаю этим по­ступком, не противоречит ли Евангелию? 3. Мой поступок не повредит ли кому-то и не будет ли соблаз­ном для кого-то? 4. Что я ищу в этом? Времен­ного или вечного? И если на все вопросы по­лучен ответ положительный, я не должен бояться переменить даже свои взгляды. Мы всег­да в процесса развития. По­является опыт, и он раздваи­вает, растраивает наше мнение (три варианта даёт). - Можете ли Вы, верующий, признать такие меры, как за­бастовка? - Не знаю. По сегодняшнему принципу можно было бы, но в Писании нет этого. По разуму – я за забастовку, но как православный христианин, строго придерживающийся Писания, я сам себя смиряю. И я приду на работу. Недавно пришли ко мне до­мой с бумагой, чтобы наши бараки по 2-й Строительной убрали. Они уже сгнили, нигде не числятся, а люди в них жи­вут. Подписывайте, нам дадут новые квартиры! Я не под­писываю. Я не могу подписы­вать, мне достаточно. - Но это уже другая сторо­на смирения – здесь надо кри­чать и требовать к себе чело­веческого отношения. Всё от Бога. Бог допу­стил. Праведник однажды мо­лился: «Господи, за что такой правитель, нас съел живьём». Господь говорит: «Дал бы худ­шего, но не нашлось». За на­ши дела Бог избрал из наших трёхсот миллионов самого не­годного, и этот негодный бу­дет терзать нас, есть, глотать. - Но я, как человек комму­нистического воспитания, ду­маю, что в таком случае надо бороться. - А христианское воспита­ние мне говорит: начни с се­бя. Я не хочу перестраивать никого. Я должен трудиться над собой, и я знаю многих людей, которые меняются внутри себя. У меня брат слу­жил в КГБ – сейчас он христи­анин. Надо изменить себя. Та­ким способом можно перело­мить кости любому мастодонту – кротостью, воздержанием. В нашей деревне один му­жик озверел, начал у нас в доме стёкла бить пьяный. А у меня ружьё, две собаки – я бы от него ничего не оставил. Но он потом утих, ушёл. Утром за ним приехала милиция, ему могло быть до шести лет. Я его простил. Так его дети и мне честь оказывают, и работают сейчас отлично. Ради себя – я ему не отомстил. Мои соба­ки утром бегали и на снегу кровь лизали, которую он про­лил, когда руками стёкла бил. А я читаю в Библии: «чтобы ты погрузил ногу твою, как и псы твои язык свой, в крови врагов»Пс. 67:24. Я убедился – если я бу­ду делать всё правильно, то Бог за меня заступится, он смирит всё вокруг, и мой враг станет мне братом. - Можно ли убить человека, даже защищая что-то святое для себя? - В Писании сказано, что за убийство человек на два года отлучается от церкви. Христос сказал: «Не убий». Враг голо­ден – накорми его, ему хо­лодно – согрей его. И Бог защитит. Защита моя – крестное знамение. Ес­ли бы Евангелие у нас стояло на первом месте – у нас всё по-другому бы было. Призовут в армию – буду служить. Окопы рыть буду, раненым помогать, но автомат в руки не возьму, присягу принимать не стану. Наша жизнь на земле не для убийства, но чтобы найти в се­бе Христа и отобразить его. Беседу вёл С. ТЕПЛЯКОВ».(1 февраля 1991 «Молодежь Алтая» № 3). «ПРИЕЗД ПАТРИАРХА» «Посмотреть на Владыку пришёл Игнатий Лапкин, гла­ва местной общины Русской зарубежной церкви, и позже Патриарх скажет, что Лапкин принял участие в крестном ходе. После службы – празднич­ный обед с руководителями края, после которого Святей­ший Патриарх со свитой на двух арендованных Як-40 вы­летают в Бийск. 16 мая. День Вознесения Христова, храмовый праздник Вознесенского собора. Перед началом литургии Святейший Патриарх проводит хирото­нию: возведение Архимандри­та Софрония в сан епископа Томского. Во второй половине дня Патриарх отправляется в Колывань, где посещает восста­новленный храм Александра Невского и освящает заклад­ной камень будущей монаше­ской обители. Вечером – торжественный банкет с руководством горо­да, области и гарнизона, дея­телями науки и культуры. 17 мая. Рано утром Святей­ший Патриарх отбыл в Мо­скву». Хронику вёл Андрей ТРЕТЬЯКОВ». «ГОВОРЯТ – “МАСОНЫ”, А ИМЕЮТ В ВИДУ –“.”» «Бывший диссидент, а ныне сво­бодно пропагандирующий свои религиозные и политические взгляды Игнатий Тихонович Лапкин стал одним из героев доку­ментальной ленты «Предчувст­вие», снятой по собственному сце­нарию режиссером Владимиром Кузнецовым (Красноярский фи­лиал Свердловской киностудии). Единственный в Барнауле сеанс фильма состоялся 14 марта в ки­нотеатре «Мир», Выступая после сеанса перед зрителями, Игнатий Тихоно­вич признал мужей попросить прощения у жён, а жён – во всём слушать­ся мужей. Не был обойдён и вопрос о референдуме. После референдума со­юзного, сказал Игнатий Тихонович, состоится всеевропейский, со временем примкнёт Китай, и уж тогда воцарится Антихрист, над всем миром будут цар­ствовать евреи. Но в конце концов всё кончится хорошо. Русь обретёт былую святость. А проявит Господь особую милость – вновь даст нам монарха. В кино ходить полезно, обязательно узнаешь что-то новое. До фильма «Предчувствие» об Игнатии Тихоно­виче мне было известно, что в застой­ные годы он отбывал срок, – за распро­странение трудов Иоанна Златоуста. А теперь он, простой сторож, открыто несёт слово Божье школьникам, сту­дентам и прочим, выступая в разных светских аудиториях. Знала и о том, что Игнатий Тихонович, носитель «чис­той православной веры», каким он себя видит, настроен оппозиционно по отношению к «греховной церковности». Обвиняет местных священнослужите­лей в отступничестве, корысти, видит в них продолжателей тех преступных деяний, когда церковь оказалась тесно связанной с тоталитарным режимом. А священнослужители, в свою очередь, предостерегают от контактов с Лапкиным и паству, и светские аудитории, перед которыми тот выступает. Уж слишком вольно он, но мнению церк­ви, трактует православную вepy. Но вот о монархических пристрастиях и антимасонских настроениях Игнатия Тихоновича, признаться, не слышала. Обогатил такой информацией фильм, получивший главный приз фестиваля православного кино, который проходил в Москве. Как бы ни был, однако, интересен сам факт участия Лапкина в фильме, дело не столько в его персоне. В конце концов, право режиссера выбирать героев ленты, а не наоборот. Teм более, фильм не биографический. Судьбы и взгляды двух людей (барнаульца и бывшего москвича) интере­суют сценариста и режиссера лишь в той степени, в какой отвечают его авторской концепции. Концепция проста: во всем, что слу­чалось с русским народом, виноваты жидо-масоны. Нет, речь не о евреях, как отдельных личностях, пусть себе живут. Но вот когда они собираются в один кагал, тогда беда, еврейский заговор. Столь же дифференцированно, устами Игнатия Тихоновича. рассматривается вопрос о власти. Он мо­лится за всех и за евреев, и за кагэбистов, и за Михаила (Горбачева), Бориса (Ельцина), Маргарет (Тэтчер). Это поименно. А если в целом – Со­ветская власть – вовсе не власть, а – мафия у власти. На экране – митинг. Прорывается к микрофону небезызвестный Осташвили, предводитель погрома в москов­ском Доме литератора. Обещает раздать имеющиеся у него списки тех, кто уничтожал русский народ, требует унять «беснующегося еврея». Летят израильские самолёты, с них сыплют­ся бомбы. Камера задерживается на рекламном стенде: афиши с именами нерусских авторов, слово «еврей» в названии представления, а город рус­ский. Исторические кадры: на Мавзо­лей поднимаются вожди, спрятавшие подлинные фамилии за псевдонима­ми. Сегодняшние молодые монархис­ты поют под гитару: «За царя, зa Ро­дину, за Веру.». Молебен по случаю дня рождения последнего русского ца­ря. Cнова поют: «Боже, царя храни.». И это – о православии? Ну, да, конечно, конечно… Была такая идеологическая триада: «Православие, самодержавие, народность». Вот так: сначала выяснив, кто виноват (жидо-масоны) движемся к ответу на вопрос: что делать? Немедленно устремляться обратно. Зачем мудрить, мучитель­но искать выход из гражданской войны». Действительно, спаси и помилуй, но спасём ли сами себя, если со злым пращуром неустанно будем высматривать вокруг «наших» и «не наших», списывать собственные многочисленные грехи на мифических масонов, заквашивать русскую национальную идею на дурно пахнущих дрожжах антисемитизма? Сказав о том, что ходить в кино полезно, тут же оговорюсь: польза в дан­ном случав относительна. А в целом смотреть «Предчувствие» вредно, особенно на ночь» (Ольга Шевчук «Свободный курс» № 4 март 1991 г.). «АЛФАВИТ» ТОЛКУЕТ СЛОВО «В начале было Слово, и было Слово у Бога, и Слово было Бог. Потом были переворот и война, в которой брат пошёл на брата диктатура большевиков и охота за ведьмами» был «крестовый поход» на религию с легкой руки Основоположников, Сподвижников и Продолжателей, ставшей «опиумом для народа». И вот сегодня очень многие стремятся прикоснуться к этому некогда запрещенному «зе­лью». В АГУ (Алтайский Государственный университет) образован «Центр по изучению Слова Божьего». Каж­дый раз здесь собираются лю­ди разного возраста и разных профессий: школьники и ра­бочие, студенты и пенсионеры. Собираются для того, чтобы услышать, а услышав, по воз­можности понять Слово Божие. А понять – значит жить по его Законам. Это уже не мало. Инициатором создания Цент­ра выступил хозрасчетный уча­сток «Алфавит», образованный при комитете ВЛКСМ универ­ситета. Говорит директор «Ал­фавита» Константин Филатов: - Наверное, правильней бы­ло бы назвать нас не инициа­торами, а организаторами это­го начинания. Инициатива же исходила от Игнатия Тихоновича Лапкина – христианского проповедника. Именно он предложил создать в университете Центр по изучению Слова Бо­жьего среди молодежи. - А что, официальная цер­ковь этого сделать уже неспо­собна? - Православие в официальной церкви безжалостно извра­щено вследствие её бессовестного сотрудничества с тота­литарным государством. Сегод­ня церковь настолько зациклилась на коммерческой деятель­ности, что это уже идёт враз­рез с её духовным предназна­чением. Ты только посмотри, что делается: большая часть установлений Вселенских цер­ковных Соборов либо не вы­полняется вообще, либо выпол­няется, но неверно – то же крещение. - Чем конкретно вы зани­маетесь на лекциях! - Ну, прежде всего, – чте­нием и толкованием Библии, Ветхого и Нового Заветов, зна­комством с жизнью и деяния­ми Христа, изучением произве­дения живописи и литературы на библейские сюжеты. При Центре организованы пере­движные библиотеки – все приходящие на занятия люди разделены на несколько групп, каждой из которых выдается 10–12 книг и брошюр для самостоятельного прочтения и изучения на дому. - Бесплатно! - Разумеется. - А вдруг кто-нибудь «за­читает»? - Бог ему Судья, но тако­го пока не было. - Ну, а если я, к примеру, захочу приобрести какую-то книгу, ну, скажем, ту же «Биб­лию», насовсем! - Пожалуйста. Причём ку­пить ты её сможешь не за пол­торы сотни, а по себестоимос­ти – за 35 рублей. Но только одну – мы продаём книги не для спекуляции. - Костя, университет для меня всегда ассоциировался с понятием «центр науки», и вот теперь – «Центр изучения Слова Божьего». Одно друго­му не мешает! - Ни в коей мере. Во-первых, религия не противоре­чит науке – ведь не случайно же во всех ведущих универ­ситетах мира есть факультеты богословия. И, во-вторых, я уже говорил об этом, никто не призывает пришедших верить в Бога – мы стараемся в пер­вую очередь дать людям понимание Величайшей из книг мира. А это полезно всем – и верующим, и атеистам… «Алфавит» не коммерческая структура, мы не заработали и не заработаем ни ко­пейки. .Были переворот и диктатура, репрессии и войны, кровь и слёзы. Потом было возвращение Слова, и Слово было у Бога, и Слово было БОГ. Аминь!» Ю. БЕСПАЛОВ. («Молодёжь Алтая» № 6 (9759)). «ПРОКЛЯТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НАДЕЕТСЯ НА ЧЕЛОВЕКА» (ИЕР. 17:5) «.Когда через семидесятилетний порог брызнули первые лучи гласности и свободы, и стража не дождалась воскресения этой мумии (Ленина), взору современников предстала чудовищная химера, маленький лысый пигмей, угробивший прекрасную страну. Сто миллионов жертв, принесённых в угоду его сатанинскому учению, потребовали отмщения. Тот, на кого надеялись целые поколения, образ кого лакировался и стилизовался под звериные нравы правителей, оказался по своей жизни и биографии недочеловеком. Вина его и грех столь велики, что входишь в соблазн – да человек ли это был, или дьявол в человечекой оболочке. Сегодня только бездомные и уголовники могут почитать этого величайшего тирана и деспота, врага рода человеческого. В памяти народной он останется как предтеча антихриста, обольстивший всю вселенную. И не дал Бог покаяния тому, кто влиял на умы и сердца своим языком. Бог отнял язык. Россия очистится от этой скверны, принесёт покаяние, испив горькую чашу искупления вавилонского пленения. И. Лапкин, христианский проповедник»(«Молодёжь Алтая» № 17 (9874)). «УВАЖАЕМЫЙ ГР. ЛАПКИН И. Т. По поручению крайкома КПСС Управлением исправительных дел УВД Алтайского крайисполкома рассмотрено Ваше предложение о раз­решении религиозной пропаганды в местах заключения Алтайского края. Для положительного разрешения указанного вопроса, Вам необхо­димо представить в УИД документ или удостоверение личности, под­тверждающее принадлежность к какой религиозной организации Вы от­носитесь, а также ходатайство протоиерея, настоятеля Барнаульского Покровского православного собора гр. Войтович Н. П. в порядке исклю­чений, о разрешении проведения религиозной деятельности в местах заключения. От частных лиц такие ходатайства не рассматриваются, так как законом проведение религиозной деятельности в местах лишения сво­боды не предусматривается. Начальник УИД УВД Алтайского крайисполкома Червяков (МВД СССР УВД. 25.11.89 №102/7-лп от 29.09.1989». Конечно же, уважаемый г. Лапкин и побежал к высокоуважаемому г. Войтовичу Н. П, и этот, конечно же, сделал всё возможное, чтобы в тюрьме не рождались христиане. Но, благодаря знакомству с работниками ГУИН Пархоменко А. М, Вишняковым В. Ф, Солодким Г. Г. Лапкин начал духовную работу в местной тюрьме, которая продолжается по сегодняшний день. Митрополит Виталий 7 апреля 1991 г. дал на это своё благословение: «Игнатию Тихоновичу Лапкину преподаётся нами Божие благословение на всестороннюю миссионерскую деятельность – проповеди Слова Божия, защиту и укрепления веры в Российской Православной Церкви». «РАСПЛАТА БЫЛА НЕИЗБЕЖНОЙ» «Неожиданная точка зрения на аграрный вопрос. Сколько людей, столько и мнений. Мысли любого чело­века интересны, мысли каждого имеют право претендовать на то, чтобы с ними познакомилось как можно большее ко­личество людей. В редакцию пришёл наш земляк, житель г. Барнаула Игнатий Тихонович Лапкин, и принёс несколько небольших листочков бумаги, густо исписанных с двух сто­рон. Это – его размышления о сегодняшней жизни, о кресть­янском вопросе. Размышления глубоко верующего человека. Некоторым, может, не понравятся заметки И. Лапкина. Ну что ж, ещё раз повторяем: сколько людей, столько и мнений… Сколько произнесено речей, поисписано бумаги, истрачено эфирного и телевизионного времени в поисках причин на­двигающегося голода и выхо­да из голодного тупика. В этих поисках аналитики упира­ются в 1929 год, в раскулачи­вание. Да, земля лишилась хозяина, своего заботливого и рачительного, потомственного наследника, который любил и берёг землю, крестьянина. Колом осиновым в могилу сы­той жизни вошли колхозы. Разграбили, изуродовали, ис­терзали землю, проблудили по заграницам золотой запас, из­рубили лес, «лёгкие земли» на папиросную бумагу, на та­лончики да на хлебные кар­точки. И никто, нигде, ни ра­зу не сказал о главной при­чине беды, о том, отчего по­стигла, как говорит А. И. Сол­женицын, мужицкая чума рус­ского мужика, кормильца. Размеры и назначение газеты не позволяют подробно указать на эти глобальные и сокрытые от большинства при­чины. А пока не поставлен правильный анализ, никакие Ильичи, Егоры не дадут пра­вильного рецепта, где же то место, откуда бацилла гангре­ны начала пожирать некогда могучее тело России матушки. Беда пpишла не тогда, когда бухарчики и рыковы, троцкие и сталины планомерно сжи­мали хваткой удава горло крестьянина, когда миллионы лучших тружеников пошли в морозилки севера. Расстрел кормильца российского прои­зошёл намного раньше. Корот­кое и страшное слово «ГРЕХ», как звук кнута погонщика, во­шло в плоть и кровь мужика, взявшегося с помощью вин­товки наводить свой разбой­ный порядок при свержении самодержавия, при грабежах более зажиточных сограждан. Грех, богоотступничество, заб­вение заповедей Христовых, вот что привело к раскулачи­ванию, а затем к полному одичанию земли и человека. Избавиться от греха можно только через указание, данное Апостолом Петром своему народу, восклицавшему в отча­янии: «Что же нам делать? – Покайтесь, и да крестит­ся каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощении грехов и получите дар Свято­го Духа» Деян. 2:38. Для современного слушателя эти слова в большинство случаев не несут той глоба­льной информации, которая заключалась для наших далеких предков. Теперь ответа ищут в словах президентов, его заместителей, специалистов по ЗЕМЕЛЬНЫМ реформам и дру­гих временщиков. Там ищут рецептов от всех недугов и лавины страхов. Сколько бы­ло уже произведено чудовищ­ных экспериментов на земле и земледельце только за по­следние 74 года на нашей издыхающей земле! Плодород­ные земли Сибири дают иногда не более 8 ц. на гектар, в то время, как в Чехословакии умудряются собирать на более скудных землях по 47 ц. а французу Бог дает и по 60 ц. с такого же гектара. В чём же дело? Не вдаваясь в подробные изъяснения главной мысли, вы­скажу лишь готовый ответ. Бог, Творец мира, всего ви­димого и невидимого, создав первого человека Адама и поселив его в раю, приказал ему хранить себя от наруше­ния единственной заповеди – не вкушать от запретного пло­да и заниматься крестьянст­вом:«И взял Господь Бог че­ловека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать и хранить его» Быт. 2:15.Совершенно ясно, что поистине Божествен­ными в первозданном значе­нии, являются лишь две специальности: земледелец и сто­рож сада. Всё остальное придёт уже после согрешения. В раю дана заповедь влады­чествовать над всею тварью, быть разумным господином над всем живущим.«Не отвращайся от трудной работы и от зем­леделия, которые учреждены от Вышнего» Сирах. 7:15.Земледелие дано человеку, как средство пропитания и как лекарство от всех болезней, и как наказание за грех.«Адаму же сказал Бог (после его согрешения):за то, что ты по­слушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя, со скорбью будешь питаться от неё во все дни жизни твоей: терние и волчцы произрастит она тебе, и бу­дешь питаться полевою травою, в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из ко­торой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3:17–19). Говоря сегодняшним языком, держа в памяти слова Столыпина П. А, что ЗЕМЛЯ несёт в себе нравственное начало, мо­жно сказать, что трудностей с приватизацией земли будет до преизлиха. Тут тебе и косми­ческие цены на агротехнику, тут тебе и невыработанный механизм передачи земли её единственному и законному наследнику, тут тебе и «пуза­тая сволочь из председателей колхозов», как говорит Сол­женицын. Колорадские стародубцевские челюсти будут по­жирать твои усилия, труды и идеи. Но ты, исшедший из земли (Адам, в переводе зна­чит «земляной»), всё равно прилепляйся к земле, выди­рай терния и волчцы, будь они и глубоко укоренившие­ся, пусть эти терния и хорошо ещё охраняются и пе­стуются всё ещё живой партократией. Земля несёт нрав­ственное начало: она говорит о грехопадении человека, о его богоотступничестве, и о милости Божией, что через труд на земле, тяжелый и нужный, человек придёт к пoзнанию себя, своей природы, к разумению притчи Христа о сеятеле и о его злом враге, посеявшем терния на поле. Много зла насеял враг, много терний возросло за последние 74 года на земле русской… В этой первой, ознакомительной статье я ещё и не говорю о том, что необходимо немед­ленно сделать, а именно: похоронить или бросить в самое непроходимое болото величайшего преступника и об­манщика, злодея и демагога из мавзолея и да не будет наша страна трупопоклонницей. Принести покаяние за клятвопреступление, за отрече­ние от царя, за цареубийство. Сейчас говорю о том, что может сделать каждый: принести пред Богом покаяние за гре­хи свои и своих отцов, праот­цев, уверовать в Иисуса Хри­ста, как в своего Искупителя, и принять правильное святое крещение. Сделать то, что бы­ло началом образования хри­стианской Руси при князе Вла­димире в водах Днепра. Народ же наш ныне не просвещен евангельской проповедью, не знает, как каяться, как правильное крещение при­нять – а это и есть начало начал и возрождения челове­ка и земли нашей, пропитан­ной кровью. Знаю мнение сво­их соотечественников: они от­ветят словами великого инквизитора из «Братьев Карама­зовых» Достоевского Ф. М.: ты накорми сначала человека, а потом и говори с ним. Отвечаю, что без веры в Бога человека не накормить, ибо наевшись хлеба, пожела­ют острых зрелищ и буйной пляски вокруг нового идола. Стране ещё не грозит го­лод, ибо избытки сил от непостящихся сограждан идут не на обработку души и земли, а на закупку блудной ре­зинки, чтобы блудить и не размножаться. Из брежневского бедлама превратили страну в растленный Содом. Прошу внимательно выслу­шать мнение свыше, из Книги книг, что она говорит о на­шем положении и есть ли вы­ход из той страны немощи и миазмов, в которой мы жи­вем, надеясь на какие-то «здо­ровые силы в обществе». Здоровые силы только в христианстве, только в душах тех, кто отдался на служение Хри­сту. Признав своим Владыкой Творца неба и земли, удив­ляясь малой букашке и тра­винке, христианин бережно обходится и со своей сокро­вищницей – бессмертной ду­шой, со своим наследием, де­тьми и землей, как дающий отчет за своё господство над всем, что Бог поручил его возделыванию. Виктор Гюго говорит в «От­верженных»: «Атеист плохой руководитель общества». До­стоевский в «Бесах» предре­кал, что если атеисты придут к власти, то их этот экспери­мент обойдется в 100 миллио­нов человеческих жизней. Необходимо было убедиться в этом на практике? Бог преду­преждает, что если люди не будут слушаться Его, не бу­дут следовать по Его святым заповедям за Ним, то пошлет Бог проклятие на землю и земля не даст плода. Австра­лия, в 5 раз меньше земли имеющая на душу населения, почему-то кормит себя сама. Не потому ли, что наше богоотступничество поразило и землю бесплодием?«Вы сеете много, а собираете мало» (Агг. 1:6).Это не только за грехи священников официаль­ной церкви, которая все эти годы была под жесточайшим прессом партии, поставившей задачу истребления религии. С этой целью разрушались хра­мы, осквернялись святыни, рас­стреливались священнослужи­тели и верующие миряне. Но результат оказался, как всег­да, противоположный. Гонения закалили гонимых. И тогда диавол в лице КПСС измыслил чудовищный план уничтожения нашей православной веры, ве­ры наших отцов через насаж­дение своих сатрапов на ме­сте святом, и наступила мер­зость запустения. Органы КГБ направляли в семинарию своих сотрудников, заняли свои­ми ставленниками все руково­дящие и доходные места в церковном руководстве, бес­чинствуя и свирепствуя. Как пишет журнал «Столица», пра­вославная церковь стала агит­пунктом КГБ. И извратили эти делатели зла весь путь спасения, ис­портили виноградник Госпо­день, испоганили святыню. И. ЛАПКИН. ОТ РЕДАКЦИИ: В своих да­льнейших публикациях мы пла­нируем затрагивать религиоз­но-нравственные стороны рос­сийского крестьянства. Пишите, мы ждем ваших пи­сем, земляки» («Земляки» № 6 1992 г.). «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРОТОИЕРЕЮ НИКОЛАЮ ВОЙТОВИЧУ, благочинному Алтайского края, настоятелю Покровского собора, г. Барнаула. (р.т.23-62-16 д.т.26-15-53. Знакомство наше состоялось 27 лет назад. Сколько встреч было у нас с Вами в вашем благочинии, сколько пролил я там пред Вами слёз, умоляя Вас начать делать дело Божие так, как требует святая Библия. Заклинал и Богом Всевышним, и Страшным Судом, на коленях просил: не губить свою бессмертную душу, перестать сотрудничать с уполномоченными по религиозным культам А. П. Седешевым и Г. И.Лисенковым, с КГБ и начать говорить народу правду БОЖИЮ, а не то, что одобрит любимый Вами кагал в крайкоме КПСС, чтобы Вы не заглядывали им в глаза: ладно ли говорю, хорошо ли это в ваших глазах, нравлюсь ли вам? Если Вы священник Божий, – Вы не имеете права вообще лгать, как и любой человек, тем более, имея такое высокое звание не лгать, главное, в вопросах веры, не разрушать православную веру, не губить малых сих, доверившихся Вам. Вы свыше 30 лет созидали здесь свой авторитет, пытались уничтожить голос БОЖИЙ, пытались ставить себя на место Всевышнего. Многие люди не знают Библии, верят в созданное Вами «неохристианство», и тысячекрат сугубый грех принимаете Вы, выдавая кагэбэшное сергианство за православие. Вы хорошо помните, как я говорил Вам: «О. Николай, Вас здесь нет, здесь только форма Ваша, риза блестящая, а сами Вы продались властям». Вы пытаетесь представить узкий вход в Царство Небесное шире врат адовых, высокие требования к членам Церкви – свести до уровня грязной лужи, церковь – превратить в торговый дом или вертеп разбойников. В «Деяниях Апостолов» сказано: «Из посторонних же никто не смел пристать к ним» (Деян. 5, 13), таково было благоговение. Вы обольщаете приходящих внешней обрядностью, театральностью, наняв в прислужники и в хор явных безбожников, пьяниц и табакуров. В некоторых Вы убили веру в живого Бога. Но когда в день Страшного Суда все погубленные Вашим небрежением, неверием и предательством дела Божия восстанут, Вы услышите их проклятия в свой адрес. Небо содрогнется от ужаса:«Неужели этот человек. есть создание презренное, отверженное? или он – сосуд непотребный? за что они выброшены.» (Иер. 22:28). Там, на пороге вечности, поможет ли Вам дорогая для Вас КПСС, захлебнувшаяся в крови советская власть, за которую Вы заставляли молиться? Дьявольский режим рухнул, а Вы, ставленники этих злодеев продолжаете отравлять души людей ненавистью к тем, кто говорит правду. Вы лютуете против Православной Зарубежной Церкви, которая на сегодня является тем самым малым святым остатком в лице её лучших представителей, которые в чистоте сохранили истинную православную веру. Доколе смертоносный дух ненависти к канонам Церкви, к истинно православному крещению будет свирепствовать на Алтае? Что будет с Вами, когда у людей, обманутых Вами, откроются глаза, что Вы их обманули, обольстили, взяв деньги за крещение, а в действительности не преподав оное. Сколько лет я передавал Вам различные материалы о том, как правильно преподавать святое крещение, которое Вы совершенно извратили – нет ни оглашения, ни троекратного полного погружения в воде крещаемого, а в ответ получал лишь ненависть и клевету.«Проклят, кто дело Господне делает небрежно.» (Иер. 48:10).Принимая на работу в церковь, Вы всегда задаете человеку только один «сакраментальный» вопрос – не встречаетесь ли с Игнатием? На исповеди не наставляете людей на спасение, а выясняете – не говорил ли им Игнатий не голосовать за советскую власть? Кто подал списки в органы, когда мы собирались изучать Библию, кто «благословил» статью в «Алтайской правде» – «Кто же такой Игнатий Лапкин»? Вы отрекались и заверяли, что не Вы, а когда я спросил в редакции, то О. Н. Шевчук и Ф. А. Хапов, подписавший этот пасквиль, оба сознались, что это Ваша тактика – бросать стрелы, не показывая рук, как учил Вольтер, масон и безбожник. Когда-то Вы грозились отлучить всех, кто пойдет на судебный процесс надо мною а теперь, зная, что я реабилитирован, продолжаете утверждать, что я преступник и шизофреник. Даже власть тьмы признала мою полную невиновность, и злоупотребление психиатрией в отношении меня но Вы, оплот партии в патриархии, так и продолжаете жить в ненависти, нераскаянности и лжи. Прошу, отбросьте корыстолюбиие, трусость и хитрость, и давайте выйдем перед всем миром – в церкви, на площади, на радио, телевидении, в любом доступном для всех месте предлагаю Вам диспут. Пусть на основании Писания, канонов Церкви, толкований св. отцов и житий святых рассмотрят слушатели, что есть вера Московской Патриархии, и почему так защищает безбожная власть патриарших архиереев. Когда дети Божии в России – такие как о. Глеб Якунин, Зоя Крахмальникова, Владимир Русак и другие, страдали по тюрьмам, Вы лгали на них, называя их уголовниками. За это Вы получали всевозможные похвальный грамоты, ордена от богоборческого режима, успевали «поработать» заграницей и «пострадать» на курортах и в санаториях. Без зазрения совести Вы поносите наших братьев в диаспоре, говоря, что они сбежали от гонений, от трудностей, бросили свою паству, а вы тут страдали. О, бездна лжи и лицемерия. Воистину, пришла эра, когда зло нагло торжествует. Вы питаетесь грехами народа, беря пожизненную ренту с овец, но абсолютно не заботясь о их спасении. Из крещённых Вами в Барнауле, где эти тысячи «прихожан»? Вы даёте 100 % брак. Такого ни на одном производстве не потерпели бы. А здесь, когда из грешников должны получаться святые, Вы делаете их ещё худшими, сынами геенны, отнимая у них последнюю надежду, ибо отходя от кассы церковной, они убеждены, что уже спасены. Как говорил Патриарх Тихон: «Мы переживаем ужасное время вашего владычества», имея в виду советскую власть. Вы даёте людям не веру Христову, а конгломерат обновленчества, сергианства и латинства. Если бы сегодня после Вас сменить всех священников в Барнауле, подобранных Вами по своему образу и подобию – то и тогда, возможно ли будет привести народ в Церковь истинную? Господь наш Иисус Христос предупредил нас, что в последние дни будет то же, что и перед потопом – никто не будет Его ожидать. Когда-то фарисеи, взяв ключи учительства, сами не приняли Истины, пришедшей во плоти, в лице Спасителя мира, и руководимому ими народу был ближе Варавва, нежели Сам Иисус Христос. Также и Московская Патриархия более заботится о славе своей, отрицая деяния наших кровных братьев здесь и за границей, и опять распинает истину, не противодействуя нашествию католичества и сектантства. Лаврентий Черниговский говорил, что придёт время, когда православный патриарх будет венчать антихриста на царство. Произойдёт ли такая метаморфоза со служителем Истины моментально или постепенно? Не насаждаете ли Вы, г-н Войтович (Куроедов называет Вас Вортовичем), умышленно дух торгашества, индифферентности, и безбожники, приходящие к Вашей милости, делаются ревнителями Вашей славы, совершенно пренебрегая верой православной. Ещё солнце светит нам, ещё не поздно. Покайтесь и скройтесь в затвор, замаливая свой грех, несравненно более тяжкий, чем грех сгинувшей компартии – ибо больше греха на том, кто предаёт, чем на Пилате (Иоан. 19:11). Это о патриаршем священстве, это лично о Вас, митрофорный протоиерей Николай. И если бы человек был и перстнем на руке Господа,«“То и отсюда Я сорву тебя”, – говорит Господь» (Иер. 22:24). «“Но хотя бы ты, как орёл, поднялся высоко и среди звёзд устроил гнездо твоё, то и оттуда Я низрину тебя”, – говорит Господь» (Авд. 1:4). «Слишком коротка будет постель, чтобы протянуться слишком узко и одеяло, чтобы завернуться в него» (Ис. 28:20). Но, как говорит Иоанн Златоуст, – Бог наложил стрелу, натянул тетиву, но стрела ещё не пущена – ещё есть дыхание в наших ноздрях, ещё есть время для покаяния. Соблаговолите ответить на основании Писания, не прибегая к репрессивным методам. Мой адрес: 656016 г. Барнаул-16, ул. 2-я Строительная 62, кв. 16, Лапкин Игнатий Тихонович. Страстная седмица, 20 апреля 1992 г.». «В “ПРАВОСЛАВНОЙ РУСИ”» «Прошедшим летом Св.-Троицкий монастырь посетил Игнатий Тихонович Лапкин – редкий по своей одаренности и самобытности проповедник, являющий собой как-бы живую иллюстрацию к «Жизнеописаниям отечественных подвижников ХХ века». К сожалению, Игнатий Тихонович долгое время находился вне общения с носителями духа истинного православия – архиереями и священниками Российской Церкви, что до какой-то степени отразилось на его мировоззрении. Предлагаем Вам беседу Игнатия Тихоновича с насельниками Св.-Троицкого монастыря, которую мы приводим с некоторыми сокращениями, по возможности сохраняя живую речь этого замечательного человека». «. У нас тысяч нет, но те, кто пришёл к нам, остаются. А в патриархии крестят по 600 человек в день, и подчас ни одного не остаётся, все уходят. На 20 человек – 21 ми­нута уходит, я сам видел – многое не вычитывается, пропускается, без всякой катихизации, человек ничего не слышит и не понимает. Это же просто обман, профанация крещения. И мы думали, можно что-то изменить, ведь есть же настоящие, верующие свя­щенники в МП, но видим – ничего нельзя сделать. В храме 3 торговых точки, 4 очереди почти до алтаря, и так всё время, непрерывный поток людей. Люди выходят от крещения, только над ними что было? Ладош­кой по голове, и они крещёные? Ни один из 30, допустим, ниче­го не может сказать о Христе. Это есть страшный обман. Обман, за ко­торый будут отвечать в первую очередь пастыри – лжепастыри. Это не спасение, это отвод людей от Христа. Мы думали, что если этих патриархийных священников заменить и поставить хороших, что-то по­лучится. Но мы не можем ничего сделать. Вот, до такого состояния довели людей, это умышленно сделали враги. Меня в этом убеждали очень долго. Я пытался помогать священникам, приходил, становился на колени, и плакал часами. Мне Бог дал это сокрушение великое в сердце, я хотел им помочь, а один мне гово­рит: «Ты напрасно убиваешься, они не просто не могут, но они не хотят, они умышленно всё напротив делают». Есть и истинные пастыри, есть настоящие, любящие. Вот один обратился у меня в семье, бывший баптистский проповедник. преподава­тель Томского университета, Геннадий Фаст, это великий талант, таких я даже больше не знаю в России. Ведёт работу до самого севера, он окормляет, невозможно сказать, целый край, буквально. Но он один, другого нет. Однажды он написал открытое письмо М. Горбачеву о том, чтобы атеизм перестали препо­давать, чтобы атеистам-лекторам не платили. Узнал об этом его правящий архиерей и сразу его запретил, лишил места за это письмо только. Вот, выходит на амвон митро­форный протоиерей, обявляет: зав­тра будет служиться благодарствен­ный молебен по поводу великой ок­тябрьской революции. Его нельзя ис­править, только особый какой-то ду­ховный взрыв должен произойти. И он продолжает отравлять души лю­дей. Вот, люди подходят к нему и спрашивают: «О. Симеон, меня вот Игнатий приглашает заниматься словом Божиим». – «Не ходите, это сектанты». Ложь на каждом шагу. Самые лучшие с этим не согласны, но их со всех сторон подпирают те, которые держатся этих архипа­стырей, и стараются спихнуть их всеми путями на периферию или ещё куда. Удерживает их, например, в патриархии что: неизвестность. Нас все­гда неизвестность пугает, мы все знаем, что есть Царство Небесное, однако и лекарства употребляем, лишь бы туда скорее не попасть. Хотя здесь нас кусают и бьют, казалось бы, только радоваться, что скорее на небо, ан нет. Так и там, они при­выкли, у них там кабинетики, допустим если монах, у него там печка горит, книжки есть, а тут его в один день выметут, а дальше неизвестно что. А тем более в Зару­бежную иногда принимают не лучших, от которых и МП отказыва­ется (там тоже публикуют свои материалы), а человек тогда глядит: а что дальше будет со мной? С нашей стороны должна быть совершенно искренняя отдача Христу, ни грамма лукавства, всем сердцем, всем умом применить это, чтобы тем было видно: вот Российская Церковь – это различие. И никакие слова не помогают, никакая агитация против сергианства не помогает, одно – святая жизнь. Потому преп. Ефрем Сирин отвечает, что когда спрашивают: как узнать антихриста? Он говорит: живущие свято его узнают. И только святая жизнь может привлечь людей к Зарубежной Церкви. Мы смотрим на неё как на ма­лый остаток, через который должно начаться просветление, и новые прихо­ды должны начать освещать эту тьму безбожия. А если мы увидим другия действия, то мы можем только пла­кать, т.к. дальше идти некуда. Мы стоим на самой грани, а Россия – на дне пропасти» («Православная Русь» №22 1992 г, стр. 6-8 № 23 1992 г, стр. 5). «СИМВОЛ ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ» «До 24 лет Надежда Васильевна вела обычную для молодой девушки жизнь. Ходила в театры, принимала участие в молодёжных вечерах, люби­ла петь, танцевала, выступала на сце­не. К этому времени она закончила педагогическое училище, работала в школе-интернате и поступила на заочное отделение в университет. «Вроде, всё складывалось благополучно, но чего-то не хватало такого, что могло бы заполнить опустошенную душу, вспоминает она. – И вот в 24 года по маминой просьбе я пришла в цер­ковь. И сразу поняла, чего мне не хватало в жизни. Появилась внутренняя потребность узнать как можно больше об Иисусе Христе. Как в пу­стыне жаждущий воды напиться, так и я хотела познать Бога. Бегом бежала в церковь, не стала краситься, наряжаться, полностью изменила внешность. А тут из Латвии приехал Игнатий Тихонович. Начал проводить беседы на евангельские темы. Они вливались в душу, сердце. Жажда познания стала столь глубока, что всё мирское отлетело прочь, как шелуха». Изменения, происшедшие с Надеж­дой Васильевной, заметили коллеги. С этого времени и до недавних пор пош­ли годы мучений. Из школы уволили за недоверие, работу нигде не давали. Штукатур-маляр, техничка, но и швабру стали отбирать, узнав, что женщина верует в Бога. «Для нас лучше пьяница, чем верующий», – говорили одни. «Вы, опасный для об­щества человек», – вещали другие. «Что значит вера?» – спрашиваю её. «Веру не определить, не пощупать – это внутреннее состояние души. Объяснить невозможно – это всё надо испытать. Человек по природе испорчен. Ему постоянно надо себя совершенствовать. Я всегда боялась говорить плохие слова. Безбожники воруют, курят, матерятся, не подо­зревая, что Господь знает все мысли человека, не говоря о поступках». Долгое время Надежду Васильевну Лапкину (ставшую женой Игнатия Тихоновича) не допускали и близко до детей. И вот теперь она имеет возможность сеять доброе семя хри­стианской любви в детские души. Лапкина убеждена, что если детей воспитывать в религиозном духе, у них полностью изменится поведение, вос­приятие мира, отношения между со­бой. Дети становятся добрее, уважи­тельнее. Со временем приходит убеж­дение, что есть душа, есть вечное на­казание и вечная радость. С прошлого года Надежда Василь­евна ведет уроки христианской этики в одной из Барнаульских школ. Лапкины живут в однокомнатной кварти­ре г. Барнаула. Сбылась мечта нести слово Божье детям. «Самое опасное для человека, – утверждает она, – духовное опусто­шение. Тогда нет веселья и радости. Тоскливо бывает, когда Господь остав­ляет тебя. Впрочем, наказание – от дел рук наших. Ведь ненавидящий брата – уже человекоубийца. Надо любить человека, а грех ненавидеть». Н. В. Лапкина, говорит, что дети любят её уроки. Некоторым родители запрещают их посещать. Но в боль­шинстве – жаждущие узнать боль­ше, очень много вопросов задают, в классе высокая дисциплина, дети бо­ятся чего-либо пропустить. «Начнем жить по Евангелию, всё будет хоро­шо», – утверждают Лапкины. Не приукрашивая и не умаляя подвижничество Лапкиных, в том числе и батюшки Иоакима Тихоновича, мож­но констатировать бесстрастно, что дело их жизни вызывает уважение. А мотивы возрождения села, ставшего для них символом возрождения Рос­сии, понуждают к поклонению. Г. ЛИБО» («Свет октября» 1 июня 1993 г. № 62) «ПРАВИЛЬНО ЛИ НАС КРЕСТЯТ? К ПРАЗДНИКУ КРЕЩЕНИЯ» «Слово Крещение в переводе с греческого значит погружение. “Беда бывает, когда кто-либо умрёт без крещения, или когда будет что-либо опущено из преданного при совершении крещения”, – говорит один из величайших отцов православной церкви Василий Великий. Сегодня в храмах Московской патриархии ежедневно умышленно нарушается 413 из 719 правил, которыми должна руководствоваться церковь. О каком уж тут спасении можно говорить, главное, чтобы много было людей, чтобы священникам было не скучно без народа. Прп. Серафим Саровский три дня просил Бога пощадить русских архиереев и священников, и, наконец, услышал Божий ответ: «Не пощажу и не помилую, ибо они истину Божию, чистоту православной веры заменили вымыслами человеческими» (Настольная книга священнослужителя, т. 3, стр. 601). Сегодня в церкви всё перевели на рельсы коммерции. Мы предлагаем любому архиерею, всем священникам выйти на открытую беседу, на диспут в любом месте на радио, на телевидении, чтобы было явлено всем, где истинное крещение, где служение Христу, а где Маммоне (богатству)»(И. Лапкин «Время и деньги» 13-23 января 1996 г, стр. 14). «ВЕРА, ДЕЛА ЗЕМНЫЕ» «За 1996 год правящий архиерей епископ Антоний Барнаульский совершил 84 хиротонии (рукоположений священнослужителей), постриг в монашество 28 человек. В епархии за год было совершено 6621 (официально указанных в финансовых отчётах священников, а на самом деле гораздо больше – прим. сост.), 386 венчаний и 2557 отпеваний» («Свободный курс» 1996 стр. 14). КАНОНИЧЕСКОЕ КРЕЩЕНИЕ НА АЛТАЕ «ОТКРЫТ БАПТИСТЕРИЙ: ТЕПЕРЬ МОЖНО И ПОКРЕСТИТЬСЯ» «Решение о начале совершения крещений с полным троекратным погружением крещающихся в воду принято Епархиальным советом Барнаульской епархии Русской православной церкви. Этот вопрос, внешне имеющий чисто внутрицерковный характер, на самом деле достаточно важен. Этим решением церковь косвенно признала справедливость упрёков православной общественности, наиболее ярким представителем которой на Алтае является Игнатий Лапкин, в неправильном и даже недействительном чине крещения (до сего времени подавляющее большинство крещений совершалось помазанием водой макушки – прим. ИгЛа). Возможность исполнения этого таинства по всем канонам Церкви появилась в Барнауле с постройкой крес­тильного Богоявленского храма Александро-Невского Собора. В конструкции храма предусмотрен баптистерий – специальный бассейн для совершения крещений. В ближайшее время после отладки системы залива и слива воды все желающие смогут стать православными христианами согласно всем церковным правилам» (Павел Мироволин «Время и деньги» №11 февраля 1996). ИЗ РЕЧЕЙ ПАТРИАРХА АЛЕКСИЯ II (Ридигера) «Сейчас крестится много взрослых и им необхо­димо создать все условия, чтобы это ТАИН­СТВО совершалось в соответствии с Апостольс­кими правилами, ЧЕРЕЗ ПОЛНОЕ ПОГРУ­ЖЕНИЕ. Прошло 1,5 года с того момента, как я обращался к духовенству, но к сожалению, по­ложение не изменяется к лучшему: придётся, види­мо, в дальнейшем разрешать крещение взрослых только в тех церквах, в которых имеются баптис­терии, чтобы не вызвать нарекание среди верую­щих, которые считают это строго необходимым. Также многие, 98 процентов, священнослужители словно и не слышали нашего предупреждения: прежде должна быть катехизация, что она должно совер­шаться благоговейно и неспешно. Но поступающие жалобы свидетельствуют о том, что крещение со­вершается небрежно, поспешно, сокращаются час­то, причем, сакраментальные его части. Все чаще стали слышаться нарекания по поводу вымогательств, то есть назначения цен за совер­шение треб. Такой священник – позор для храма. Священник требует особой платы даже за. крещение венчание, отпевание. Это уже настоящая симония, и к таким священникам мы вы­нуждены будем принимать меры канонического по­рядка. .Больше всего поступает жалоб и прошений о приведении в каноническое соответствие соверше­ния православных Таинств и треб. В первую оче­редь это КРЕЩЕНИЕ. СОВЕРШАЕМОЕ ПОРОЙ ОБЛИВАНИЕМ ОДНОЙ ТОЛЬКО ГОЛОВЫ ОКРЕЩАЕМОГО ВМЕСТО ПОЛНОГО ПОГРУЖЕНИЯ. В некоторых храмах сооружены баптистерии для крещения детей и взрослых, но ряд храмов с этим не торопится. Считаю, что НЕ СЛЕДУЕТ в таких храмах крестить взрослых, а для катехизации направить их в тот храм, где есть баптисте­рий. Священнослужитель во всем должен быть примером для своей паствы. .Я уверен, кто пришёл в церковь не ради при­бытка, а ради служения Богу, останется многих же мы потеряли, как уже теряем и сейчас» («Официальная хроника» Московской патриар­хии. № 2, 1993 г,стр.18, № 1-3 1994 г, стр.34-38, Из речи на московском епархиальном со­брании). Все эти и подобные высказывания патриарха о Крещении, совершенно верные по содержанию, есть по сути ни что иное как некая реабилита­ция самого себя в глазах народа он как бы гово­рит: «Смотрите, я же учу, я и обличаю беззаконников, а они ничего не хотят делать». Но у патриарха огромная власть, и он мог бы в течение всего лишь одного месяца навести по­рядок во вверенных ему делах. Если он, патри­арх, сам «обливанец», как и многие, почти все архиереи и священники, выходцы из Белоруссии и Украины, то ничто не препятствует им всем се­годня же найти опытного духовного священника, правильно, с троекратным ПОГРУЖЕНИЕМ крещёного, и упросить его, чтобы он крестил всех «обливанцев», начиная с патриарха, всех архиереев и священников. Совершилось бы настоящее КРЕЩЕНИЕ РУСИ, образовались бы общи­ны, живые братства, отделение от мира и возрож­дение духовной могучей России. И немедленно необходимо принести всенарод­ное покаяние перед Богом и перед народом за столько лет творимое беззаконие, за жуткий об­ман доверившихся им слепотствующих прихожан, за проклятое Богом небрежение в преподании КРЕЩЕНИЯ. И издать указы, чтобы безумие с обманом, мочение голов (вместо троекратного ПОГРУЖЕНИЯ) прекратить, а священников, не подчиняю­щихся указу, извергать из сана – пусть идут работать на стройки народного хозяйства. Блаж. Феофилакт на Кол. 2:12 говорит так: «Итак, крещё­ный спогребается Христу, троекратным ПОГРУ­ЖЕНИЕМ,изображая трёхдневное погребение Господа и умирая, как ветхий и греховный чело­век». Из решения Барнаульского епархиального со­ветапод председательством епископа Алтайского Антония (Масендича) от 2 февраля 1996 г.: «По­становили. НАЧАТЬ Крестить ПОЛНЫМПОГРУЖЕНИЕМво всех храмах г. Барнау­ла». Почему же так и не крестят, а по-прежнему лишь мокрой ладонью гладят голову за большие деньги? Потому что провозгласили: «Это наше мочение голов равноспасительно, как и погружение». А если это так, тогда для чего учить, ПОГРУЖАТЬ? И делают по-прежнему вскачь, как прежде как проще, доходнее. на ПОГИ­БЕЛЬ. Ситуация полностью вышла из-под кон­троля: ни патриарха, ни архиерея попы не слу­шаются, а самовластно обманывают народ ЛЖЕ­КРЕЩЕНИЕМ. «.Священники. оскверняют святыню, попирают закон. беззаконник не знает стыда. они прилежно СТАРАЛИСЬ портить все свои действия»– Соф. 3:4,7. Поэтому ВСЕХ МО­ЧЁНЫХ НЕОБХОДИМО КРЕСТИТЬ С ПОЛНЫМ ПОГРУЖЕНИЕМ, КАК СОВЕРШЕННО НЕКРЕЩЁНЫХ. «ЗАЯВЛЕНИЕ БАРНАУЛЬСКОГО ЕПАРХИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ» «В последние месяцы по местному радио и другим каналам средств массовой информации часто звучат слова ипроповеди И. Т. Лапкина, изветного в Алтайском крае проповедника, человека, пострадавшего при советском режиме за свои убеждения. Даже те, кто не разеляет его взглядов, относятся к нему, как к честному, порядочному человеку. Он проводит занятия по изучению Библии, нередко выступает в различных учреждениях, школах и больницах, местах лишения свободы. Его слова исполнены глубокого чувства веры, бескомпромиссности, жёсткости в суждениях и мыслях. Но не это заставило нас обратиться с заявлением к полноте церкви, общественности и жителям края, а те сомнения и соблазны, которые порой вызываются его несомненно интересными обращениями. Обвиняя Русскую Православную Церковь Московского Патриархата в обливательном крещении он отказывает нам в совершении подлинного благодатного таинства и призывает всех, принявших святое крещение в наших православных храмах, принять новое крещение через полное погружение. В своём недоумении и смущении десятки людей обращается к нам за разъяснениями и правильным отношениям к словам И. Лапкина. Это и есть та причина, которая вызвала появление нашего заявления. К сожалению, мы вынуждены остановиться на ещё одном вопросе, который был поднят в одной из последних листовок-обращений И. Т. Лапкина: «А я говорю вам любите врагов ваших.» (см. книгу И. Лапкина «К истинному православию», Барнаул, 2002, 320 стр.). К нашему великому сожалению мы вынуждены констатировать, что слова и выступления, многочисленные обращения И. Т. Лапкина не являются православными ни по духу, ни по форме изложения. Нам жаль митрополита Виталия, главу Русской Зарубежной Церкви, чадом которой считает себя И. Т. Лапкин. С такими чадами невозможно построить ничего доброго. А его постоянная озлобленность и жестокость слишком далеки от идеала Христовой любви и милосердия. Как пастыри мы вынуждены предостеречь полноту нашей православной церкви и общество от антиправославных взглядов и обращений И. Т. Лапкина, а его самого призываем к смирению и покаянию и молимся о спасении его заблудшей души» («Алтайская миссия» 1996 г. № 2 стр. 2) (Хотя автор этого «труда» и не подписался «страха ради иудейского», но оказалось, что это о. Михаил Капранов, (р.т.35-49-75 д.т.22-20-29) настоятель Никольского храма г. Барнаула, секретарь епархиального управления. Это же самое заявление под заголовком: «Церковь молится о спасении души Игнатия Лапкина» было опубликовано в газете «Вечерний Барнаул» № 8 от 23 января 1996 г, стр. 3. Лапкин немедленно дал ответ в «Вечернем Барнауле» (30 января 1996 г. № 11 от 30 января 1996 г, стр. 3), в такой же по размеру статье под заголовком: «Игнатий Лапкин молится за епархиальное управление»: «Благодарю редакцию за заголовок и хочу дать пояснение по сути самой статьи. Прошу привести некоторые выдержки из речей патриарха Алексия II (в нашей книге см. выше) в которых излагается отношение патриарха к погружательному крещению».) «НЕ ВСЁ МОДНО, ЧТО БОГУ УГОДНО» «Странная получается картина: религия у нас законом отделена от государства, а в печати и электронных средствах массовой информации вовсю идут её проповеди. Включаю однажды краевое радио и слышу знакомый голос Игнатия Лапкина. Он как всегда в своём амплуа – на чём свет костерит прошлую политику безбожия, которая по его убеждению, привела к разрушению храмов и расправам над священниками. Образец критики уже набил оскомину, мол, во всём виноваты большевики, затеявшие переворот в октябре 1917-го. Это было утром, передача предназначалась молодёжи. Вечером – то же самое. В общей сложности И. Лапкин находится в эфире около часа. Спрашивается, позволительна ли такая щедрость, когда многие учёные, народные депутаты и другие деятели лишены такой возможности. Мне например очень хотелось бы узнать, кто ныне руководит нашими ВУЗами. Судя по И. Лапкину, являющимся преподавателем Библии в Алтайском госуниверситете, там засели лжеучёные, хотя понимаю, это не так. А в техническом университете пригласили шарлатана преподавать этот предмет для студентов. Как понимать его утверждение вековой давности: «Бог создал небо и земной шар?» После такого умозаключения невольно задумаешься: «Да в здравии ли человек, живущий в век космоса и скоростей, либо он вообще не читал книг, либо лукавит». Между тем, Игнатий Тихонович – человек начитанный. Он считает себя знатоком не только Библии, но и литературы, естественных наук, психологии. Свои религиозные проповеди пересыпает словами Вольтера, Чехова, Горького, Солженицына, других «светил» России. Но как только дело доходит до обличения коммунистов, его словно подменяют. Грудью становится на защиту служителей церкви, которые подвергались репрессиям властей. Для него главное – борьба с коммунистическим режимом. Будто он не знает, что Церкви у нас в 30-е годы часто закрывали не коммунисты, а смелые, недавно верующие в Бога. Я знаю, что на все эти «почему» вы ответите без запинки, ибо за тридцать лет служения церкви все псалмы выучили наизусть, а понять не можете, что многие из них уже устарели, даже до октябрьской революции покрылись плесенью. Ваша дорога в рай идёт с клеветником на советский строй, коммунистов – Солженицыным, предателем трудового народа М. Горбачёвым, Б. Ельциным. Они бедные даже креститься не умеют, их лица выражают какое-то лукавство и грехопадение. Так научите их, Игнатий Тихонович, этому, как научили по-настоящему проводить в церкви обряд крещения» (Р. Носов, ветеран войны и труда «Голос Труда» № 48 от 12 ноября 1996, рупор коммунистов Алтая КПРФ). «Я НЕ ШАРЛАТАН, А ВЕРУЮЩИЙ» «Только самых грубых ошибок в статье Носова 24, не считая просто бессмыслиц, вот одна из них: «Религия у нас законом отделена от государства». Религия – это вера, она за гранью природных явлений, а таится в душе, поэтому отделена от государства быть не может. Отделена церковь. Готов представить документальные книги о том, сколько разрушено монастырей и храмов, расстреляно священников. Что же в том плохого, если мы помним мучеников? О церковных наградах властям. Считаю, что это делается зря. Наша награда – раны за Христа, тюрьмы. Главное в моей жизни – не борьба с коммунистами, главное то, чтобы другим сказать о любви Христа, и самому жить по заповедям Божиим. В статье просто зловещая звучит фраза: «Помогаю хранить им память о прошлом». Мы помним, канонизируем святых, убиенных лютыми безбожниками. Мы видим, какую старость безотрадную и тусклую, приготовили ветераны войны и труда. Статья написана Р. Носовым от пустоты старости, от того что душа без Бога. Потому и слова такие злые, бессвязные» (И. Лапкин «Голос труда» № 53 20.12.96). «МНЕНИЕ ДЕПУТАТА» «В “Голосе труда” опубликованы статья ветерана партии Р. Носова “Не всё модно, что Богу угодно”, и ответ ему священника И. Лапкина “Я не шарлатан, а верующий”. Тем самым газета дала возможность оппонентам свободно высказать своё мнение по затронутому вопросу. Считаю, что нам не следует искать врагов там, где их нет. Я не подвергаю сомнению компетентность И. Лапкина, как религиозного деятеля. Считаю, что он вносит достойный вклад в реализацию краевого Закона “О защите общественной нравственности в Алтайском крае”. В. Петренко, депутат законодательного собрания» («Голос труда» № 1 (68) от 3 января 1997 г.). «ПРЕССКОНФЕРЕНЦИЯ. НОВОСТИ. ЕПИСКОП АНТОНИЙ СЧИТАЕТ ИГНАТИЯ ЛАПКИНА ВЕЧНЫМ ОППОЗИЦИОНЕРОМ» «.Епископ Антоний рассказал о своём участии в архиерейском соборе РПЦ. На прессконференции был затронут и вопрос о взаимоотношениях Барнаульской епархии с ведущим активную деятельность на Алтае Игнатием Лапкиным. “Я уважаю Игнатия Тихоновича за проявленное им в своё время мужество, – сказал Антоний, – но в настоящее время его деятельность носит деструктивный характер. Вообще, кажется, этот человек кроме как в оппозиции быть не может» («Время и деньги» № 10 13-19 марта 1997 г.). «ВЛАДЫКА СОЖАЛЕЕТ. НО.» «По благословению его Преосвященства, Преосвященного Антония, епископа Барнаульского и Алтайского пресслужба Барнаульской епархии уполномочена прокомментировать репортаж с пресс-конференции вл. Антония, помещённый в газете «Вечерний Барнаул» от 6 марта 1997 г. «Не имея никаких претензий к журналисту Андрею Лушникову, его Преосвященство сожалеет о возможно допущенных им самим некорректных выражениях в адрес Игнатия Лапкина, которые, впрочем, ни в коей мере не были направлены на подрыв авторитета Игнатия Тихоновича. В то же время его Преосвященство просил отметить, что И. Лапкин действительно не принадлежит к Русской Православной Церкви Московского Патриархата, а также и об особой позиции и внутри Зарубежной Православной Церкви, к которой на сегодняшний день юридически относится возглавляемая им община верующих. Владыка ещё раз, как и на пресс-конференции подчеркнул, что он с уважением относится к И. Лапкину, прошедшему подвижнический страдальческий путь, но невозможно оценить его многочисленные критические выпады в адрес иерархов Русской Православной Церкви Московского Патриархата, к сожалению, иначе как деструктивные, ибо они направлены на подрыв авторитета церкви, независимо от того осознаёт ли это сам Игнатий Тихонович. Впрочем, в последнее время, надо признать, статьи и выступления Игнатия Лапкина стали более взвешенными и корректными» («Вечерний Барнаул» № 42 от 19 марта 1997 г.). «ИГНАТИЙ ЛАПКИН, ПОБЕДИТЕЛЬ КОММУНИЗМА» Лапкин появился в барнаульских редакциях десять лет назад – как только вышел из тюрьмы. Он выглядел как и сейчас: в кирзачах, пальто и старой, некогда кроличьей, шапке. И хотел, в общем-то, того же, чего хочет и сейчас: чтобы все жили по совести. Десять лет назад эта идея была антикоммунистической и подрывала устои тоталитарного общества, поэтому Лапкин был в моде. Лапкину в жизни досталось. Хотя был у него шанс избегнуть Божь­ей стези и жить как все – был бы сейчас одним из сельских пенсио­неров, мастеровитых, домовитых, ожида­ющих денег от власти и писем от внуков. Но внуков нет, а от власти Лапкин ничего не ждал и не ждёт – он у власти требует. Советскую власть Игнатий Лапкин не любил с детства, потому как родители и бабушка много плохого о ней рассказы­вали. Семья переехала в Сибирь в двадца­тые годы, разжилась – жнейки, лобогрей­ки, скот, но тут и грянула коллективиза­ция! Семье досталось от Советской влас­ти. В день смерти Сталина Игнатий спро­сил бабушку, чего она плачет. «Ведь он же, зверь, моих детей съел.» – отвечала бабушка. Лапкин рос бойцом, он готовил­ся мстить, учился стрелять, ходил в секцию бокса, отлично плавал. По его сло­вам: «Если бы Господь не нашёл меня, я бы давно сложил голову.» Кипящий ра­зум требовал пути, дела. И очень вовремя Лапкин посмотрел в сельском клубе на Дальнем Востоке, где служил в армии, фильм «Отверженные». - Когда арестовали похожего на Жана Вальжана человека, Вальжан себе гово­рит: «Тысячи людей будут благословлять Бога за то, что я делаю как мэр города». Но внутренний голос возражает: «Но за тебя невинный сидит в тюрьме, и Бог не услышит благодарственной молитвы ты­сяч, а услышит воздыхания одного, и про­клятье падет на тебя. Разве не было дру­гой цели, как спасти не жизнь свою, но душу!» Не жизнь свою, но душу! Вот эта фраза меня пробила. Я семь раз смотрел фильм и семь раз прочёл роман, и не видел ничего, кроме этих слов. Из фанатика мести он стал фанатиком веры. Потому как он просто не умеет делать что-то вполсилы. - Я всегда был максималистом, все­гда хотел быть лучшим. Самостоятельно изучал языки, и когда учился в мореход­ном училище, добился, чтобы мне разре­шили сдавать три курса в один год, причем на любом из трех языков – немецком, французском, английском, я всеми вла­дел. Лапкин семимильными шагами шёл по пути познания мира и человека. - В армии я исследовал все политичес­кие системы тогдашнего мира и нашёл, что самое лучшее, справедливое, что придумал человек, – это фашизм! Выше Гитлера на Земле человека нет. Но при одном условии – если нет Бога, если в человеке нет Божественной души. Если нет в человеке души, если ничего не вдохнул в человека Господь, то Гитлер был прав – надо убивать идиотов, надо убивать слабых, всё по теории Дарвина, селекция, улучшение породы. Но Бог есть – и значит, Гитлер не гений, а сатана в человеческом обличье! Господь Бог был в душе Лапкина все­гда, но долго «дремал». По собственным словам Игнатия Тихоновича, он и немного пил, и дрался. Бог искушал и его тело, как говорил сам Игнатий Тихонович об одном из дней своей юности: «Приходила учи­тельница, но. Бог меня спас.» Вера стала для Лапкина способом борьбы, методом сопротивления, где крестное знамение – как повстанческий символ. В те времена достаточно было не отрицать существования Бога, чтобы вла­сти заинтересовались тобой. Лапкин делал больше, он говорил, что Бог есть, он «свидетельствовал», рассказывал о Боге. Еще в армии он за веру «загремел» в психушку. Это уже само по себе было диагнозом, а так как Лапкин не отрекся от веры, то и справку ему дали: «неизле­чим», «вялотекущая шизофрения». Врачи сказали: «Только смерть снимет с вас это пятно». Но раньше погиб строй, так клей­мивший строптивых рабов. Диагноз сняли во времена перестройки. - Я любил море ужасно как! Мы жили в море. Мне это все было очень дорого. Но однажды вечером уверовал, вернулся на корабль, стал молиться, и утром вся флотилия знала – Лапкин сошёл с ума! Вот так по-житейски это произошло – «однажды вечером уверовал». А в Советской России верить в Бога не совето­валось, и проповедь веры каралась не­укоснительно. Лапкина уволили с флота, и власть принялась гонять его по социальной лестнице. Достаточно высокообразован­ный для своей страны и своего времени (в шестидесятых годах с десятилетним обра­зованием, со строительным техникумом за плечами, Лапкин ещё в армии был прорабом и, в частности, инспектировал строительство ракетных точек Дальнего Востока), Игнатий оказался не нужен стра­не и выше плотника не поднимался. Плот­ником ему ещё позволялось быть, да и то однажды уволили через шесть часов пос­ле того, как приняли на работу. Жену его выгнали с работы – она была учительницей начальных классов. При коммунистах она могла работать только уборщицей. Что ж, в этом есть мрачный большевистский юмор: «Хотите страданий – нате вам пол­ной ложкой!» В сорок лет началась полоса арестов. К тому времени стало ясно, что Игнатия не обуздать, не «проконтролировать». Ни к одной религиозной организации, кото­рым власть разрешила существовать офи­циально, Лапкин не примыкал, так как компромисс с властью был для него не­приемлем. Соблюдать «лапкинскую чис­тоту» тем труднее, что здесь обязательно не только «замечать» зло, творимое вла­стью, но и реагировать, сопротивляться. «Церкви дано право только страдать и умирать!» – вот так. В своём одиночестве стал уже «выходить за флажки» – органи­зовал на дому целый цех по размножению религиозных текстов. Большевики-ленинцы организовывали типографии, Лапкин напирал на звукозапись – Слово Божие на слух сильнее. Лапкин начитывал тексты Священного Писания, «Жития свя­тых» и на пятнадцати магнитофонах раз­множал запись. Рассылал всё бесплатно. Деньги же зарабатывал руками – клал печи. Печка стоила тридцать пять рублей, в день Лапкин мог сложить – от пола до трубы – две печи. Деньги получались не­малые. В частных домах Барнаула и по сей день, наверное, много печек, сложенных Игнатием. Деньги шли на Слово Божие. Это власть, может, и стерпела бы, но Лапкин принялся размножать ещё и «Архипелаг ГУЛАГ»! Было у Лапкина маленькое развлечение, всё равно, что «Интернационал» петь под одеялом: он шёл к церкви, давал бабулькам по рублю и говорил: - Молитесь за возвращение раба Бо­жьего Александра! И бабушки молили Бога о возвраще­нии в Россию Александра Солженицына. В конце концов железные нервы боль­шевиков не выдержали – Лапкина «забра­ли». В первый раз его взяли в восьмидеся­том, продержали три месяца в психушке и выпустили. Основательно же – с судом и лагерем – Лапкин «загремел» в 1986 году. Сидел в казахском лагере Жанатас. Шил фуфайки – пятнадцать минут на обучение, а потом надо давать норму – 23 фуфайки. Как там говорил Макаренко – трудом наказывать нельзя. Зато можно заго­нять, особенно когда за невыполненную норму снижают пайку. К истинно и истово верующим при Советах отношение было опасливо-ува­жительное – одновременно «а не заразно ли?» и «да ты поглянь!» При этом «весу» Лапкину добавляло и то, что посадил его КГБ. Двойственное и странное это почте­ние не раз выручало Лапкина. Его не били – было такое наказание у начальника Жанатаса, бил он шлангом, и больше 20 ударов не выдерживал никто. Вот только от бритья вера не уберегла. Брили Лапки­на всегда насильно. Когда Лапкин стал доходить, сочув­ствующий врач положил его в больницу. А потом в столовую принесли свежую газе­ту, в которой было объявлено о помило­вании по статьям 70 и 190 прим. – «за антисоветскую агитацию». Как говорит Лапкин: «Я прочитал и кричу: мне второе не надо, я иду на свободу!». Его выпустили в считанные минуты, еле живого – помирать. А он не помер. Он гремел сапогами на этажах газет, насмехался над иереями и припоминал корреспондентам их репортажи. Он по­давал в суд на власть и требовал возмес­тить ущерб – конфискованные магнито­фоны и плёнки. Он распространял Биб­лию, переписывался с Западом. Он по­ехал на то место, где некогда было его родное село Потеряевка, и устроил там детский лагерь. Сначала из шалашей, по­том командующий Сибирским военным округом дал палатки, теперь там снова – деревенька. Всё хорошо? Кто знает. Игнатий Лапкин вряд ли сам ожидал той скорости, с которой рухнул колосс Советской власти. Он готовился к долгой борьбе, он готовился «передать эстафету», он берёг силы, и вдруг – дистанция кончилась. С тем же пылом Игнатий нынче чистит ряды своей общины, требует соблюдения всех правил от людей, которым бы чего попроще. Так, видно, Лапкин был не против Советов даже, а против той маленькой обывательской вселенной, которую каждый устроил в своей душе. И вот в этой схватке Игнатию не победить. Сергей КОЧЕВНИКОВ. (Тепляков Сергей Александрович р.т. 24-99-06, д.т. 36-98-80)» («Свободный курс» 16 октября. 1997 г, стр. 10). «ЛАПКИН ПРИЗЫВАЕТ НЕ МСТИТЬ» «Известный на Алтае православ­ный проповедник Игнатий Лапкин своей газеты не имеет, но обща­ется с миром (с обществом) достаточно интенсивно посред­ством – постоянно выпускаемых тематических листовок. За последние месяцы три таких воззвания принёс Игнатий Тихоно­вич в нашу редакцию. Одно из них, «Обращение», посвящено традиционным для Лапкина требованиям к отцам-настоятелям служить в церкви согласно требованиям священных книг и Вселенских соборов. Прямо скажем, Лапкин умеет «жечь глаголом»: «Трусость и корысть, корысть и трусость – этим больна страна и трижды больна Православная Церковь. (.) Нынешний священник не пастырь и не отец, а лишь жиреющий на грехах народа наёмник». Далее Лапкин говорит о недопустимом упрощении церковных обрядов и снижении требований к служителям: «Из 719 правил соборов, которыми должна регламентироваться жизнь Церкви, сегодня ежедневно во всех храмах целенаправленно попираются, отвергаются 413 правил». «Малолетки безусые ставятся в священники, а правило 14, 15 Ше­стого Вселенского собора извергает их из сана: “В диаконы рукополагать не ранее 25 лет, а во пресвитеры (священники) не ранее 30-летнего возраста”». Особый раз­говор – о нетребовательности священни­ков, позволяющих «любому с улицы – правителю, рэкетиру, развратнику без оставления им греха и без епитимьи при­ступить к Причастию». В чем Лапкин давно прав – Церковь в России становится одним из бюрократи­ческих институтов общества, списком обя­занностей, которые надо исполнять при определенном положении в обществе. На Западе религия уже давно встроилась в государственную машину, и там, видно, нет Лапкина, чтобы попытаться вдохнуть в веру душу, так Игнатий пытается здесь раздуть костер из угольев. А уголья-то ещё хотя бы дымят? Следующий текст озаглавлен грозно – «Алтай запрограммирован на войну?». Это – собрание цитат из священных книг, по которым по­лучается, что именно Алтай станет ареной Последней Великой Битвы между Добром и Злом. Так как у Лапкина Добро – это Святая вера, а Зло – это большевизм и его методы, то приходится признать, что по­чвы для такого столкновения на Алтае нет (?). Третий документ называется «Последнее слово», но, будем надеяться, таковым не является. Этот текст «бомбообразнее» прочих. Судите сами: «От коры до центра русская земля пропитана страдальческой кровью. (.) Гениальные, смелые, самые трудо­любивые – погублены. Смрад уже не от тел – от душ. Мысленно воскресите время, выведите для сравнения и поставьте рядом военных (до октябрьского переворота и нынешних), учеников 10 класса, ПТУшников – и гимназистов, царя – и президента. Сравните: едет Император всея Руси Александр I один, в коляске, доступный террористу, едет по России один Николай I. Без охраны ходил по своей стране прези­дент Латвии Ульманис, всегда пешком со слугой, и везде: на покосе, в лодке рыбака, на свадьбе – родной, желанный гость. Для сравнения, у Президента России Б. Н. Ельцина сегодня в охране 650 человек, только «у тела» – 44 охранника, у президента США Б. Клин­тона – 1500 человек охраны. (.) «Св. Иоанн Златоуст говорит, что ничто так не доказывает, что будет Суд Божий, как существующая неспра­ведливость. Так как здесь, на земле, нет справедливости и добрым быть невыгодно, а Бог сотворил мир по любви и не может допустить неспра­ведливость (ненаказанное зло), то со­весть, разум вопиет: доколе, Господи, не мстишь им и когдa же восторже­ствует справедливость во всем? И тихий ответ Божий:«Мне отмще­ние, и Я воздам, не мстите за себя, возлюбленные». (.) Не нужно мстить ни белым, ни красным, ибо все мы – чёрные от греха, обид и зла, осужде­ния и ненависти». Таков Лапкин. Слова его для кого-то зерно, для кого-то камень – или росток, или рана. Чем больнее – тем доходчи­вее? Обзор подготовил Сергей КОЧЕВНИКОВ»(«Свободный курс» 26 март 1998 г. стр 14). «КОНГРЕСС – НЕ АМВОН» «Победа левых сил на не­давнем Конгрессе интелли­генции Алтая вызвала шок в стане демократов. Однако, как мы уже писали, это не было самоцелью сторонников АКО НПСР. Просто Левые защитили право интеллигенции на самовыражение. Тем более, что пра­вые с самого начала поста­рались оттеснить своих оппонентов на задворки. А когда это не вышло, подняли вой о некорректных методах борьбы, о неинтеллигентности. Эту версию, как по команде, подхватили и настойчиво продолжают муссировать краевые СМИ. Активно включился в эту пропагандистскую кампанию и православный проповедник Игнатий Лапкин. Выступая на Учредительном съезде, он не был столь откровенным в своих высказываниях, как, скажем, в газете «Жизнь Алтая», которая отличается своим воинствующим антикоммунизмом. Так вот, начав с осуж­дения «компании крикунов», к коим он причисляет коммунистов, сей священнослужитель обрушил на них чуть ли не весь словарный запас из лексикона антисоветчиков. Однако, прежде всего о той малости, которую он сказал на конгрессе. А го­ворил он о том, что интеллигенция – «это только те, кто знает, куда вести свою жизнь и куда указать путь другим». Догадаться нетрудно: по Лапкину только вера во Христа дает истинную интеллигентность. Вот так! Выходит, если ты мыслишь иначе и, не дай Бог, атеист, то не имеешь права считать себя интеллигентом. Скажете: чушь. Да нет. Прочитайте статейку (газета «Жизнь Алтая», № 17), и вы поймете смысл всей «проповеди». Чего стоит сравнение атмосферы на конгрессе с гулаговской, с той, что описана в литературе, скажем. А. Солженицыным. «Блатные всегда более слаженно действовали и меньшим числом побеждали, – пишет И. Лапкин. – Зло всегда живуче, заразнее, легче, как топь, сорняк, угар. И на конгрессе была не побе­да интеллекта, а крикливая, настырная, убивающая всякое желание с ними даже встречаться когда-либо, толпа облечённых званиями, выколачивающих себе льготы, бывшие и лелеемые. Зная их убийственный дух, зачем же их приглашали, если уже в программе заранее вы же и говорили о возможном расколе? Или для того, чтобы ещё раз увидели всеотвратный лик безбожных, их бесстыдство?» Сказано довольно прозрачно. И рецепт предложен в духе отпетых антикоммунистов: «Не пущать!» Что, собственно, и пытался сделать оргкомитет по подготовке Учредительного съезда. Ну а далее знакомая песенка о поруганной безбожниками России, об оставленном ими полигоне «всемирного безумия». «Как тот выскочка, крикнувший: есть такая партия. солгал, но ему поверили и заплатили 37-м годом, гибелью, – резюмирует проповедник, – так и сегодня они перекричали тихих и скромных и снова обманули: делать-то они ничего не могут, а могут только разрушать до основания, а потом и сами пойдут в подвалы Лубян­ки». Ну, если эти слова относятся к тихушным скромникам, которые совершили в стране ползучую контрреволюцию, то можно поздравить Игнатия Лапкина, вставшего в услужение новому режиму. Хотя, по правде говоря, и сам он из тех непримиримых, неистовых и настырных, кто за проповедью общечеловеческих ценностей протаскивает свои, отнюдь не всегда богостроительные идейки. Для них главное – борьба с коммунистическим режимом, что лишний раз подтверждает обращение к светской печати, в коей И. Лапкин уже не раз упоминал всуе имя В. И. Ленина, выступал с осуждением коммунистов. И вот новая порция жел­чи. «И в следующий раз, если захотите разрушать что-то, зовите их – могиль­щиков нравственности и истины», – обращается к демократам И. Лапкин. А вот как он живописует об­щий фон: «Я смотрел на толпящихся к буфету и по­чти не видел одухотворён­ных лиц: подстилка и кор­мёжка – вот их идеал: «сплошной желудочно-ки­шечный тракт, добавочны­ми ужинами бредите» (Евтушенко). Смотрел на Чернышова Ю. Г, его как в кипяток опустили, а над ним изгалялись, начался шабаш нечистой силы, нечистая сила металась по залу. Жаль потерянного времени, что был там, но подновил память – наяву увидел избегнувших Нюрнберг – они умрут без раскаяния и будут забыты, как бы небывшие. Трупным ядом их «гения» отравляется земля русская, доколе он не будет сожжен или утоплен в болоте – до тех пор химера будет плодить подобных себе: чудовище ещё способно плодоносить. Поразите гадину в чреве – слово «интеллигенция» к ним никак не относится». Да простит меня читатель за многочисленные цитаты. Но я делаю это сознательно, дабы люди могли видеть, от кого исходит мракобесие. Причём, исполнено сие в лучших традициях антисоветизма, скажем, таких мэтров контрреволюционной пропаганды, как В. Новодворская. И призыв схожий: «Давить гадину!» Зато сколько сострадания к своему коллеге по университету Ю. Чернышеву, будто бы его на Голгофу повели. Между тем, никто не собирался отталкивать профессора. Он мог бы войти в состав руководящих органов общественного образования «Конгресс интеллигенции – за возрождение Алтайского края», как это сделали другие учёные, не входящие в НПСР. Но Ю. Чернышев хлопнул дверью, уйдя из зала с гордо подня­той головой. Теперь о том, что касает­ся очереди в буфет. И как это Игнатию Лапкину уда­лось разглядеть в цепочке людей за бутербродами «своих» и «чужих»? У них что, на лбу написано? На месте демократов, которые в перерыве тоже не прочь были выпить чашку кофе или стаканчик «фанты», я бы обиделся. Или священнослужитель и взаправду уверовал в байку, что ком­мунисты – все чревоугодни­ки, а демократы доволь­ствуются только духовной пищей? Если это так, то остается воскликнуть: «Бра­во, маэстро! Вы превзошли самого себя». Предвижу реакцию Игна­тия Тихоновича на это выс­тупление. Было уже такое. Стоило только затронуть его в «Голосе труда» за пропо­веди по радио, как он побе­жал в краевое Законода­тельное собрание, точнее к В. Петренко, и стал доказы­вать, что он не занимается политикой. А как тогда по­нимать статью в газете «Жизнь Алтая»? Ведь груп­па депутатов КЗС четко за­явила, что левые не вноси­ли раскол, а проповедник упорно твердит обратное, в унисон с правыми. Да ещё и призывает последних на­прочь отторгнуть коммуняк. Выходит, он, Игнатий Лап­кин, достоин участия в форуме, достоин выступать от имени всей интеллигенции, а оппоненты – не моги! В таком случае заметим: конгресс – это не амвон, а светское мероприятие». ОБОЗРЕВАТЕЛЬ. (Газета КПРФ «Голос труда» №10 от 6 марта 1998 г.) «ИНТЕРВЕНЦИЯ ПРОТИВ. ЦАРСТВИЯ НЕБЕСНОГО. ПАРТИЙЦЫ РВУТСЯ ЖИВЬЕМ НА НЕБО». «Жизнь Алтая» (февраль 1998 г. № 17 (1763)) поместила интервью на пресс-конференции «Православный проповедник о Конгрессе ин­теллигенции Алтайского края». В статье кратко показано мнение ве­рующего человека, как всё происхо­дившее на конгрессе выглядит с позиции вечности, во свете Библии. И оказалось, что кое-кто не просто не согласен с мнением православ­ного проповедника, но оскорбился не на шутку. Так как речь идёт обо мне, (Лапкине И. Т.) вынужден дать пояснение. Недовольные все до единого коммунисты – и все они называют себя верующими или околоцерков­ными, некоторые ходят в церковь, причащаются. Как же так? Разру­шители убивали и теперь пируют на развалинах взорванных ими же хра­мов. Старых партийцев потянуло в созданную ими же самими Церковь, где ими же поставлены кадры. Се­годня мало кто знает, что Московс­кую Патриархию (МП) создали, со­творили по образу и подобию свое­му в июле 1943 г. товарищ Сталин И.В. и его верный сподвижник (подельник) Берия Л.П. – карманную, марионе­точную структуру для прославле­ния тиранов и их тирании, чтобы развозили по всему миру заразу коммунизма и беспардонно лгали, что в Союзе нет гонений, что нет другой такой страны, «где так вольно (и свободно) дышит человек». И вдруг вижу: вчерашние мои гонители стоят в церкви, неумело крестясь с оглядкою «вы тычете рукой то в нос, то в пах – всё ваше христианство впопыхах. И тут же обольстители толпы, из той же самой партии попы» (Евгений Евтушенко). Спрашиваю однажды в некоем городе бывшего уполномо­ченного по религиозным культам: «Пост-то строго соблюдаете?» – «А мне молочное нельзя по болезни, я пос­тные мясные котлетки кушаю» (эвон какая религия у них: льготная, парт­ийная, погибельная). – «Но ведь не постящийся подобен Иуде, – гово­рит Аполлос Великий!» – «А мне настоятель разрешил», – отвечает он. Спрашиваю далее: «Когда же вы ус­пели креститься?» – «Так я ж в детстве крещён!» – «В детстве? Значит в зва­нии христианина (а это звание даёт­ся только в крещении) Вы вступали в партию коммунистов, продвига­лись по партийной лесенке, стали главным безбожником по области, по краю. В таком случае Вам нуж­но не к Причастию лезть, а на улице и в притворе храма стоять и в пепле и прахе рыдать». Оказывается, как этот прозелит (вновь приходящий) мне довери­тельно поведал, что Лигачёв Егор тоже уверовал и ездил к Митрополиту Ставропольскому Гедеону, бывше­му Новосибирским и принёс, яко­бы, покаяние. Вырисовывается вот такая картина: не принеся публич­ного покаяния за публичные грехи, за разрушение 57 тысяч храмов, 1275 монастырей, за расстрел Цар­ского семейства и за разрушение Ипатьевского дома, ни за расстрел более 300 тысяч священников и монахов, ни за нравственное рас­тление страны и за 100 миллионов насильственно оборванных жизней: ни за обнищание нации. стоят со свечками нечистыми – раньше жались к голенищу Сталина, а теперь к золочёным патриаршим ризам. Создав в 1943 году карманную пат­риархию, коммунисты поставили незыблемое условие: в епископы, благочинные и на все доходные места в церкви ставить только по рекомендации Политбюро ЦК КПСС и уполномоченных по рели­гиозным культам, – говорит К.М. Харчев (председатель по религиоз­ным культам при Совете Минист­ров СССР). Создавая Московскую Патриархию, тираны озаботились об убежище для себя: без покая­ния, без епитимьи (церковного наказания) находят себе утешение предсмертное. Поистине: мы раз­решим грех и этим привлечем к себе всех (Ф. М. Достоевский «Братья Карамазовы» – «Великий инквизитор»). Но Бога не обманешь, себя не перепрыгнешь: без покая­ния, без епитимьи, так, по блату, по партийному протеже к Причас­тию не подходят: а если кто недо­стойно приступает, то получает неисцельные болезни души и тела и смерть, одержимость бесами…» («Жизнь Алтая» апрель 1998 г. стр. 3). «ВЛАСТЬ АВТОРИТЕТА» «Вот уже восьмой год известный христианский проповедник Игна­тий Лапкин проводит занятия по изучению Библии по толко­ванию свя­тых отцов Православ­ной церкви. Слушателипроходят весь Новый Завет, одну из книг Ветхого Завета – Песнь Песней, осваивают умение полемизировать с сектан­тами и беседовать с различными людьми в зависимости от их точки зрения. Эта программа рассчитана на четыре года – всего пятьсот академических часов. В техническом университете занятия проводятся шестой год подряд. А вообще времена были разные: по свидетельству Игна­тия Лапкина, порой владельцы помещений и за дверь выстав­ляли, так что занятия приходи­лось проводить на улице. Но времена меняются. «Мы всегда молимся за всех начальствующих, чтобы их сер­дца были расположены к столь благому делу – просвещению людей», – отмечает Игнатий Лап­кин. Неизвестно, молитвы по­могли или что-то другое, но про­курор Алтайского края Юрий Параскун в своё время обратился к руководству АГТУ с просьбой продлить Лапкину аренду поме­щения, поскольку проповедник «вносит большой вклад в нрав­ственное оздоровление населе­ния Алтая». В итоге руководите­ли технического университета пошли навстречу верующим. Недавно занятия Крестовоздвиженской общины посе­тил ректор АГТУ Владимир Ев­стигнеев. В ходе своего неболь­шого выступления он пообещал предоставить для занятий ауди­торию большей площади, по­мочь с техническими средства­ми, чтобы занятия стали более наглядными. Очень теплые сло­ва нашёл ректор для Игнатия Лапкина: «Я преклоняюсь перед таким человеком, он для меня авторитет. Я твердо вам обе­щаю помогать в вашей благо­родной деятельности». Всё-таки неплохо, когда есть взаимопонимание между людь­ми, столь разными по убежде­ниям. Ибо без этого обществен­ную нравственность поднять бу­дет трудно». Дмитрий НИКОЛАЕВ. На фото Александра ВОЛОБУЕВА:Игнатий Лапкин (слева) и Владимир Евстигне­ев. («Вечерний Барнаул» № 58 от 15 апреля 1998). «СЛУЖЕНИЕ ИГНАТИЯ ЛАПКИНА» «“Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью”Псалом 125:5. .Но мир не без добрых людей. И их на подвижничес­ком пути Лапкина встречалось немало. В прошлом году пре­рвалась было связь Потеряевки с внешним миром. Разъезд Подстепной, находящийся в 4 километрах от неё, стал про­ходным. Пассажирские поез­да перестали здесь останавли­ваться, а двери и окна малень­кого вокзала заложили кирпи­чом. Для потеряевцев это был роковой удар. Поезд – един­ственный доступный транспорт, надежно связывающий их с «большой землей». Лапкин пишет начальнику Алтайского отделения железной дороги Валерию Регеру и находит у него понимание. Поезда на разъезде вновь останавлива­ются. Благодарен Игнатий Лап­кин мэру Барнаула Владимиру Баварину и его помощнику Владимиру Овчинникову, кра­евому прокурору Юрию Параскуну, прокурору Мамонтовс-кого района Владимиру Сухо­ву, председателю краевого суда Виктору Пашкову, начальнику краевого управления юстиции Николаю Проценко, началь­нику краевой инспекции связи Владимиру Баеву, директору фирмы «Телеком» Юрию Терентьеву, ректору Алтайского государственного техническо­го университета Владимиру Евстигнееву и проректору этого же учебного заведения Бори­су Семкину, командующему войсками Сибирского военно­го округа генерал-полковнику Борису Пьянкову и ещё десят­кам руководителей, внесших свою лепту в служение Игна­тия Лапкина, являющееся, по их мнению, большим вкладом в «нравственное оздоровле­ние населения Алтая». И оно идёт. Не спешно, но твёрдо. Восемь лет проводит Лап­кин занятия по изучению Биб­лии по толкованию святых отцов православной церкви. В этом году он предложил адми­нистрации АГТУ, где Лапкин арендует учебный класс, про­читать для студентов курс лек­ций на тему «Мировое искус­ство по галереям мира». Чело­век высочайшей эрудиции и энциклопедических знаний, он прекрасно разбирается не только в тончайших нюансах религиозной догматики, но и в вопросах политики, эконо­мики, культуры и семейных взаимоотношений. Общение с ним – действительно Божий дар. Но это совсем не говорит о том, что Игнатий Лапкин – человек приятный во всех от­ношениях. Его неустанные поиски истины и жажда зна­ний нередко приводят к ситу­ациям острым и трудным. Бурлящая духовная жизнь бесконфликтной не бывает. Вот и с местными православ­ными иерархами не все про­сто. И не только потому, что Игнатий Лапкин находится в лоне русской зарубежной пра­вославной церкви, которая, как известно, не признает над собой юрисдикцию Московс­кой патриархии. Не терпит он отступления от святых принци­пов истинного православия, не молчит. Вновь и вновь указывает на догматические заблуждения официальным священнослужителям. Сколь­ко копий было сломано в спорах о ритуале крещения, но именно версия Лапкина оказалась верна. Его отточен­ной аргументации, основан­ной на обширных богословс­ких познаниях, трудно что-либо возразить. Его можно лишь спрашивать. Как, к примеру, понять выс­казывание Лапкина, убеждён­ного патриота нашего Отече­ства, о том, что факт рождения русским – самый печальный в его биографии. – «Почему, Игнатий Тихонович», – недо­умеваю я. – «А потому, – отвечает он, – что у нас нет богослужения на родном язы­ке. И мы, русские, в массе своей не знаем Иисуса Христа как своего Спасителя. Служба на церковно-славянском лю­дям не понятна и превращает святое дело богослужения в не совсем ясное действие, во время которого ум и сердца прихожан безмолвствуют. В церковный обиход необходи­мо ввести современный рус­ский язык, ибо в 17 стихе 10-й главы Послания к римлянам апостола Павла сказано: «Вера от слышания, а слышание от Слова Божия». Чем больше Слова Божия услышат люди, тем лучше они будут знать Священное писание, тем сильнее и крепче будет их вера». Вот так. И спорить здесь не о чем. Всё предельно просто и ясно. В этом весь Лапкин. За замечательную способность вносить простоту и ясность в самые сложные богословские вопросы, помноженную на удивительную убеждённость и редкостный ораторский дар называют Игнатия Лапкина «златоустом из Потеряевки». Сегодня христианство вновь широко входит в нашу повсед­невность. Оно опять, по край­ней мере, внешне, становится массовым. Крестик с распятьем стал непременным дополнени­ем к одежде. Проповеди стано­вятся обязательной частью ра­диотелепрограмм, газеты печа­тают христианские календари, свободно продается христианс­кая литература. И это хорошо. Но ничто не может заме­нить личное общение с чело­веком, жизнь которого по сути и сегодня мало чем отличается от жизни первых христиан, видевших живого Иисуса. Под его влиянием воскресают люд­ские души, затянутые липкой паутиной неверия и себялю­бия. А воскреснет душа право­славная, и с ней вместе возро­дится наша многострадальная Россия. Об этом мечтает Игна­тий Лапкин. Ради этого труды его. Труды, дающие людям веру, надежду и любовь. По­клонимся ему за это. Михаил ПОПЕНКО. «Копейка» (ныне «Алтайские Известия» рупор партии «Единство») № 5 ноябрь 1998. «НА ГТРК АЛТАЙ. В РЕДАКЦИЮ РЕЛИГИОЗНОГО ВЕЩАНИЯ - руководителю Буняевой Валентине Сергеевне (23-98-04) от Крестовоздвиженской общины Православных христиан. Мы, православные христиане, просим Вас оказать нам содействие в предоставлении эфирного времени проповеднику нашей общины Лапкину Игнатию Тихоновичу (35-32-42, 24-38-46), который был вытеснен с краевого радио (сотрудничал с Лозовым П.В. и Щедриной Н.Н.) и радио “Роса” по весьма странной причине. Тогдашний руководитель “Росы” Гринько И.Н. повторял: вернётесь только тогда, когда подчинитесь епископу Барнаульскому и Алтайскому Антонию (Масендичу). Это же повторяет и Михайлова Ю.Г, заступившая на место Гринько И.Н, говоря: Гринько ушёл, а дух его остался и мы только за официальную Церковь. Согласно федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” от 26 сент. 1997 г. №125-ФЗ. ст. 4 п.1, ст. 18 п. 3, мы равны, имеем также регистрацию, и более того, идейно именно мы являемся истинными наследниками того дореволюционного Православия, сила и заслуги которого упоминаются во вступительной части вышеупомянутого закона: “…признавая особую роль Православия в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры”. Мы являемся истинными наследниками тех, кто не подчинился декларации митрополита Сергия (Страгородского), поставившего в 1927 г. Московскую Патриархию в полное и безусловное подчинение богоборческому режиму, которая и теперь, как и всегда, старается во всём угодить придержащей сегодняшней власти, дабы более получить земных льгот, благ. Голос Церкви должен быть голосом Истины, зовущим к совершенству, вверх, а не плестись в хвосте и хлопать в ладоши. Радиостанции принадлежат не епископу Антонию, государство наше не теократическое, а светское и потому доступ к средствам массовой информации у нас с Московской Патриархией по закону должен быть совершенно одинаков. Странно и страшно то, что неверующие или околоцерковные люди, упиваясь минутной своей властью, решают за сотни тысяч слушателей кого им слушать: того ли, кто, не взирая на лица, говорит точно по Библии, или того, кто готов угодить “калифам” на час. В таком случае нужна конкурсная основа. Повторяем, что за несколько лет работы в эфире Лапкину И. Т. не предъявлено ни одного упрёка, замечания, недовольства, а были сотни положительных звонков, писем от всех слоёв общества. (Коммунисты особенно внимательны к средствам массовой информации – захватывают первым делом телеграф, телевидение. После показа по ЦТ фильма «Предчувствие», местные коммунисты яростно воспротивились показу его по Алтайскому телевидению. Заведовал телевиденим здесь тогда Петренко В.С, давнишний и задушевный друг благочинного Алтайских церквей Войтовича о. Николая. Когда Лапкин И. позвонил Петренко и спросил, почему же показ фильма «Предчувствие» задерживается, тот прямо ответил: я посоветовался с Войтовичем и он сказал, что фильм вредный, в нём накаляется отношение к компартии. Какая трогательная, однако, забота о создателях Московской Патриархии, созданной в 1943 году Сталиным И.В. и Берией Л.П.». «ЛАПКИН И ТЕРРОРИСТ» «Известный христианский проповедник Игнатий Лапкин недавно в очередной раз претерпел за веру. Лапкин ведёт в Алтайском техническом университете курсы по изучению Библии. Вот один из слушателей курсов, молодой парень и набросился недавно на Игнатия Тихоновича с кулаками. Парню не понравилось отношение Лапкина к Московской Патриархии, куторую проповедник не признаёт ещё с советских времён. Неизвестно почему нападавший так остро переживал за Московскую Патриархии, но защитник был отправлен в участок, где и схлопотал за хулиганство десять суток. Хотя сам Лапкин его простил» («Свободный курс» № 5 от 28 января 1999 г.). «…ВСЁ БОЖЬЯ РОСА» «Полным фиаско закончилась беседа председателя комитета по социальной политике КЗС Владимира Петренко с иеромонахом Кириллом из Московской Патриархии. Петренко хотел знать зачем представителю Московской Патриархии общаться с Лапкиным, чья община, как известно, относится к Русской Православной Церкви Зарубежом. Опять же он не доволен тем, что Лапкин критикует коммунистов. Вот с этим-то он и подкатил к отцу Кириллу. Знаток научного атеизма решил уесть священнослужителя своими познаниями Писания: «Ведь всякая власть от Бога!» – сказал Петренко, имея ввиду видимо, что и власть КПСС была под покровительством Божиим. Честно говоря, за такие доводы ещё лет десять-пятнадцать назад Петренко выложил бы партбилет. Но и нынче полемика не задалась. Отец Кирилл сказал: «Э, нет, тут Вы путаете. За вашей властью – сто миллионов жизней погубленных россиян». Петренко понял, что собеседник не по зубам, и удалился. И то – правда глаза колет» («Свободный курс» 15 июля 1999 г.). «ИЗ МРАКА ЯЗЫЧЕСТВА» «Вот уже четверть века я работаю преподавателем ВУЗа. Крещена 9 лет назад. Воцерковилась ли? Во Христа крестилась, но облекаться во Христа труд всй жизни. Регулярно посещать храм стала только тогда, когда Господь привёл петь на клиросе. За пять лет преподавания в Алтайском государственном техническом университете мне пришлось встретиться с 3 000 студентов. На протяжении пяти лет 1994-1999 гг. я проводила анкетирование, было опрошено 3 000 человек в возрасте от 17 до 23-х лет. Это студенты 1-3 курсов, 14 факультетов, 100 групп. Опрос показал: 1) 0,3 % безоговорочно считают себя православно верующими, исповедуются и причащаются 2) 50 % никогда не задумывались над проблемами веры. 3) 2000 студентов 66,6% считают православие устаревшим, церковь – свтяжательницей, служителей её – мракобесами или неискренними людьми, которые служат не Богу, а себе 4) 2500 чел. (83,3 %) считают, что в молодости надо грешить, а в старости – каяться 5) 2900 чел. (93,3 %) не смогли ответить на вопрос, что такое целомудрие в духовном смысле слова 6) 99,7 % не смогли обхяснить чем православие отличается от других мировых религий в вопросе о спасении 7) 2990 чел. (99,06 %) считают веру признаком слабости и ущербности, недостатка образования 8) 2990 чел. (99,06 %) не смогла обхяснить смысла слов: «покаяние», «грех», «смирение», «промысел Божий», «молитвенное правило», «Символ Веры» 9) 900 чел. (30 %) сторонники или участники тоталитарных сект, среди которых наиболее популярнымии являются: сайентология, ивановцы, кришнаиты: 10) не видят в этих заблуждениях опасности, считают, что верить можно как угодно и во что угодно – 99,06 %, не считают опасным экуменизм 11) 99,06 % не знают молитв, не умеют себя вести в храме, не понимают духовного смысла поста: 12) при этом крещёных в православную веру 97,5 %».(Евгения Цепенникова, «Алтайская миссия» № 10 (76) июнь 1999 г. МП РПЦ) Комментарий И. Т. Лапкина: «Когда я встретился с Евгенией Павловной, прочитав эту статью, чтобы поблагодарить её, то она искренне испугалась, когда я ей растолковал подлинный смысл того, что она напечатала. А результат таков: из 300 (триста) лжекрещёных в Московской Патриархии едва лишь один что-то знает из того, что совершается в храме. Если бы вопрос стоял о том, что знают эти три человека из тысячи и десять человек из трёх тысяч по Библии, по канонам, то едва ли она нашла бы и одного. Иоанн Златоуст говорит: «Если одна овца погибнет по твоей небрежности, о священник, то тебе не хватит всей твоей жизни, чтобы загладить вину». А здесь погибает 2990 и десять под вопросом. При личной встрече с епископом Антонием в епархии мы долго беседовали с ним, более двух часов, и я показал ему эту газету и эти «успехи» его епархии, и он искренне сокрушался, говоря «А что я могу сделать, я их посылаю работать, а они воруют». Подарил ему эту газету, сказав: «С этими результатами явитесь на суд Божий». Он сказал: «А я даже и не знал про эту газету, как-то она прошла мимо». Попросил его выдать похвальный лист Е. Цепенниковой, такие материалы на дороге не валяются. И сказал ему (а нас было пять человек с нашим епископом Евтихием): «Почему же Вы так распустили вожжи, и не наказываете своих священников и работников, о которых патриарх Алексий II сказал: «Каких бандитов напринимали в Церковь». Епископ Антоний встал, осторожно открыл дверь своей приёмной, выглянул за дверь и смущённо сказал: «Боюсь, подслушивают, недавно было покушение от своих же». Нам всем стало страшно и жалко его, заложника насквозь пропитанной мафиозными структурами МП». (8.7.2001 г. епископ Антоний внезапно скончался в возрасте 41 года). «“ВРЕДНЫЙ” ЛАГЕРЬ» «…Относиться к лагерю можно по-разному. Но странное дело, всё непонятное для некоторых людей почему-то сразу приобретает оттенок чего-то зловещего и опасного. Так вышло и с лагерем-станом. Но если в прошлые годы особого «беспокойства» за детей, отдызавших в лагере, так сказать общественность почему-то не проявляла – есть себе и есть, то летом 1999 года отношение к лагерю-стану резко изменилось. Только за три летних месяца там побывало 15 (!) комиссий и проверок. Некоторые СМИ края буквально смаковали информацию о том, что детей в лагере-стане якобы избивают, а сам лагерь погряз в нечистотах и вот-вот станет очагом какого-нибудь инфекционного заболевания. Санэпиднадзор Мамонтовского района закрыл лагерь-стан. Между тем, весной 1999 года ещё до начала лагерного сезона в краевой СЭС работники лагеря получили пять санитарных книжек и никаких санитарных норм не нарушали. В лагере постоянно использовалось двенадцать рукомойников на двадцать детей, работала комната для просушки одежды, в прачечной – три стиральные машинки. Мусор в лагере сжигался, и не территории лагеря и вокруг него всегда было чисто. Откуда же появились «постоянные нарушения санитарных норм», о которых упоминалось в газетах? Так до сих пор и не ясно. Но и этого кому-то показалось недостаточно. Потому что на Игнатия Лапкина, как начальника лагеря-стана, попытались даже завести уголовное дело по «факту применения физического насилия к детям». Но прокуратура Мамонтовского района в возбуждении уголовного дела отказала из-за отсутствия состава преступления. Лагерь на поверку оказался «чист». Кому же мешает этот православный детский лагерь-стан? Неужели мы опять скатываемся к временам коммунистического мракобесия, когда людей преследовали за веру предков?» Олег Шнитко. От редакции: По ряду сведений не последнюю роль в этом гонении на православных ребятишек играл председатель комитета по социальной политике КЗС Владимир Петренко. За что вы верующих-то так, Владимир Сергеевич! Ай-яй-яй» («Молодёжь Алтая» 28.10.99). «НАЧАЛО ПОКАЯНИЯ» «Христианский проповедник Игнатий Лапкин известен в крае и за его пределами своей непримиримостью, жёсткостью в вопросах веры. По большому счёту, много лет он объясняет людям одно и то же: спасение только в вере. Вера в Бога спасла Игнатия Тихоновича в советской тюрьме, куда он за неё и попал. Вера в Бога ведет его по жизни и не дает успокоиться, не дает пойти на компромисс. Вера в Бога – единственное его достояние, его ответ на бесконечные «почему!» нашего времени. - Почему у нас происходят в стране такие события, почему таковырезультаты выборов, почему война в Чечне? Почему мы бьёмся, а у нас ничего не получается, почему нас Бог истребляет? (Говорят, что восемь миллионов мужчин погибло за пе­рестройку!) Я отвечу на все вопросы. Но опираться в своих ответах я буду только на Слово Божие. - Я стал думать, спрашивать: «Господи, почему так происходит?» И внезапно Гос­подь послал озарение. Я прямо от Бога получил этот ответ. Вторая Книга Царств, 21 глава. Был голод на земле во дни Давида, три года, год за годом. И вопро­сил Давид Господа: «Но почему?» И Гос­подь ответил: «За кровожадный дом Сау­ла». Саул был тесть Давида, царствовал до Давида. Саул для нас – это Сталин, Ленин. Дом его – это последователи Сталина, Ленина. Они пролили кровь русскую, а они опять у власти. У нас в краевой админист­рации 80 процентов коммунисты. А что нужно было сделать? Господь сказал Дави­ду спросить гаваонитян, тех людей, кото­рые были гонимы за веру. И гаваонитяне сказали Давиду: «Выдай нам из дома Сау­ла семь человек, мы их повесим перед Богом». Этих людей выдали, их повесили, и сразу гнев Божий утих, потому что сделали всё так, как сказал Господь. Почему в Германии был Нюрнберг? Мне ска­жут, что я крови прошу. Нет. Крови не прошу – в Новом Завете живем, я сам против смертной казни. Но наказание дол­жно быть. - Какое? - В первую очередь имена всех палачей надо было опубликовать. Убрать со всех должностей. У нас нацию погубили – 66 миллионов только внутри страны. 110 мил­лионов коммунисты по всему миру погу­били. И мы дальше не можем пойти, совесть наша изнасилованная, покорёжен­ная нам не дает идти, мы Всего боимся. Были «бархатные» революции в Чехо­словакии, Германии – всех коммунистов отправили, дали им пенсии, но у дела не оставили никого. И страны преодолели кризис за два года. Почему в Германии нацизм, фашизм считаются преступными идеологиями, а у нас Зюганов идёт и венки кладет на могилу Сталина? У заключённых есть такое слово «опущенные» – изнасило­ванные. У нас опущенное поколение. Мы несём на себе вину отцов своих за их малодушие. Один раз скажи, что ты думаешь! Кни­га пророка Исаии, глава восьмая, стих 20: «Если они не говорят, как это Слово, то нет в них света, и будут они бродить по земле, жестоко угнетённые и голодные, и во время голода будут злиться, хулить царя своего и Бога своего». Это наше положе­ние сегодня. Из Египта Моисей вывел 600 тысяч человек, а в обетованную землю вошли только двое. Высчитай процент! - И в чём спасение! Все – в церковь! В развитых капиталистических странах ре­лигия – некий ритуал, который надо со­блюдать, чтобы тебя считали приличным человеком. Мы тоже придём к этому? - Мы давно уже пришли к этому! Се­годня в церквах совершается именно это. Наше православие ничего общего не име­ет с тем, что написано в Библии. Сейчас в районных газетах перепеча­тывают материал «Не будем фарисеями» о том, что, если в пост ты пришёл в гости и тебе кусок мяса отрезали, не будь фарисеем – съешь. Так это и есть фари­сейство. Если ты верующий, как ты усту­пил своё первородство? Вот такие советы верующим на новогодние праздники. Народу это нравится! Никто так не дискреди­тировал церковь, как она сама. Театр начинается с вешалки. В церковь заходишь – киоски стоят! Судя по входу, ты пришёл в магазин. Христос не нужен сегодня, они без него царствуют. Приди сегодня Христос, зайди в церковь, и Он спросит: «А какой это веры люди?» От православия остался только внешний антураж. Внутри ничего нет. Вот газета «Алтайская миссия», номер 10, июнь, 1999 год. Преподаватель в АГТУ пять лет проводила опрос среди студентов по 12 позициям. Она подвела итоги и ужаснулась: из трёх тысяч опрошенных 97 % – крещёные, но в церковь ходят только 0,3 %! На три сотни человек – только один. Патриарх Алексий сказал: «98 % священников вообще меня не слышат». Я епископу эту газеты пода­рил и сказал: «Вы бракоделы, вы губители России». Чему можете научить людей, когда на 100 процентов брак? На 300 крещёных-мочёных лишь один ходит в церковь, да и он ничего не знает! Какое перерождение, к чему возвращаться? - Священник, проповедник должен заниматься политикой, вмешиваться в мир­ские дела? - Должен. Мне нравится определение политики, данное Ульяновым: «Политика – это умение управлять государством». От бесконечно большого переходим к беско­нечно малому: от государства – к семье, к личности. Священник всегда управлял го­сударством, потому что он говорил с человеком. Поэтому священники несут полную ответственность за то, что бабушки и де­душки проголосовали за коммунистов, за тех людей, которых предал анафеме ещё Патриарх Тихон в 1918 году! Только вообрази, что это за люди! Это надо совсем не думать об этой жизни, сказать: «Я хочу один раз нажраться досыта и сдохнуть, а дети мои пусть Молоху пойдут – меня это не касается!» Господь говорит: «Главная вина лежит на священстве». Господь гово­рит: «Не малодушествуй, чтобы я не умер­твил тебя!» Твоя личность, твоё «я» будет стоять на Суде перед Богом. И никто не встанет между вами, никто тебя не засло­нит. - Может, всё это оттого, что у священ­ников нет гражданской позиции? - Я таких слов не знаю. Написано: «Христос есть путь». А слов «гражданская позиция» в Библии нет. Гражданской позиции нет. Апостолы, когда были на земле, Сам Христос не говорят об освобождении от римского гнёта – они будто этого не видели! Хотя Иудея была в это время под властью римлян. Если Бог допустил эту власть, я ей подчиняюсь, мне главное – продраться через всё это и сохранить ту личность, которую Бог вложил в меня, неповреждённой. Бог сделался Челове­ком, чтобы сделатьчеловека Богом, есть такое выражение. А Шойгу говорит: «Хоть с дьяволом договор заключим, лишь бы победить в Чечне». Вот они и заключат с дьяволом договор. А христианин должен сказать: «Пусть всё сгорит, но с дьяволом договора не заключу». Для меня страна должна быть только христианская – и ни один враг не родится, никто не придёт и не нападёт, если будет Бог. Захватили враги землю, 75 лет правили, и наконец народ не выдержал – возопили и заплакали. И Бог внезапно даёт. - Горбачёва? - Да. По данному им величию, которым они сумели правильно воспользоваться, есть только два человека: Горбачёв и Сол­женицын. - Но кто должен был сделать то, о чём вы говорите, – осудить коммунистичес­кую партию! Ельцин? Но он сам бывший коммунист, и ему, видно, нелегко было репрессировать своих бывших однопартийцев. Кто? - А скажи: «Я должен решать». С себя начни. Когда Давид вышел против Голиа­фа, он был мальчишка против великана и взял с собой пять камней. И залимонил ему прямо в лоб. По-другому никогда не было. Только на себя надо рассчитывать и только с себя спрашивать, ни на кого не смотреть. Солженицын писал, что, если бы «воронки» встречали выстрелами, зах­лебнулась бы адская машина. Но каждый думал – пронесёт мимо. А завтра приедут за тобой. Мы должны принести покаяние. Иконы чудотворные плачут. Одних мироточивых икон по России более трёх тысяч. А поче­му? Потому что у нас глаза сухие. По великим милостям Бог ещё нас терпит и не уничтожает. - Вы верите, что народ когда-нибудь повернётся к Богу? - Я допускаю, что так может быть, у оптинских старцев есть пророчество об этом. Но никаких признаков этого нет. Нигде, никаких! - Значит, церковь нам не поможет, сами не хотим. Из 600 тысяч два человека спасутся! - Да. - Но мы-то не вписываемся в процент. - Иоанн Златоуст проповедовал против пьянства, его никто не слушал, но он сказал: «Перед Богом я верный оказался, я свидетельствую, моя награда выше». Моя задача – быть верным. Человек говорит: «Увы мне – слушаю, а не делаю». Но это «увы» уже есть начало покаяния… Беседу вёл Сергей Кочевников. Авторское отступление. Лапкин многие годы говорит одно и то же. Он просто вынужден это делать, как учитель, ученик которого вот уже десять лет не может уяснить, что «дважды два – четыре». Где уж тут переходить к высшей математике. Идея возмездия за всё, содеянное коммунистами на русской земле, казалось, вообще не должна вызывать споров. Если мы не наказываем носителей и последователей этой палаческой идеологии, то чего же тогда к пожизненному заключению осуждают убийц, насильников и растлителей? Их поступки не страшнее дел того расстрельщика из НКВД, именем которого в Барнауле названа улица. Расстрельщика наказал только Бог: к концу жизни чекист спился и стал эпилептиком. Под разговоры о том, что коммунисты все сплошь старики, которых надо оставить в покое, вырастает новое поколение желающих вершить судьбы человеческие, снова готовое «желез­ной рукой загнать человечество к счастью». После августа 1991 года, когда существовала возможность введения запрета на профессию для носителей антигуманной идеологии, сами комму­нисты много кричали о правах человека, которые, как они вдруг вспомнили, надо уважать. Уважили. Но рассевшиеся везде боль­шевики стали выгонять неугодных из районных газет, лишать их работы и самой возможности заниматься любимым делом, как это было, например, с создателем Школы гуманитарного обра­зования, который в результате деятельности, например, товари­ща Петренко остался на улице. Коммунисты, не глядя ни на кого, «де-факто» ввели запрет на профессию для своих оппонентов – зато все большевизированные тётеньки и дяденьки по-прежнему заполняют школы, насилуя детские души светлым образом Ильича и рассказами о том времени, когда «всем было хорошо». Может, Господь и накажет их, но люди что-то слишком много перекладывают на Бога. Лапкин требует выполнения заповедей Господа с библейским максимализмом. Но христианская цивилизация уже дожила до своей зрелости – возраст, которому гораздо больше присущ поиск компромисса. С Лапкиным проще соглашаться, чем понять. Вот никто и не пытается понять смысл лапкинской проповеди. А смысл прост: всё должно быть по-честному. Взаправду. Мы за советские времена привыкли, что для хорошей жизни достаточно просто «делать вид»: проголосовал со всеми – «плюсик» от парторга. А сегодня: сходил в церковь – «плюсик». От кого? Атеистическое время кончилось. Люди, всегда подозревав­шие «что-то всё-таки есть», согласны с наличием Бога над всеми нами. Но на этом хотели бы всё и закончить. Церковь в условиях рынка идёт навстречу потребителю: венчание и крещение, напри­мер, стали лишь дополнительным аттракционом в программе праздничного дня. Нынешняя православная церковь, по мнению Игнатия Лапкина, – во-первых, шоу-бизнес для стариков, как, например, Шура – шоу-бизнес для молодых. Ну не платят старики деньги за Шуру! Значит, надо ловить их на другие песни. Во-вторых, нынешняя церковь – индульгенция для беспокойных, обряд, который многие исполняют «на всякий случай», лишним не будет, ведь необреме­нительно. Истинная вера – во всей полноте, которой требует Лапкин – непопулярна именно потому, что обременительна. Она непопулярна среди священнослужителей, которые отлично пони­мают, что в результате выполнения всех библейских канонов при крещении, отпевании, при остальных церковных службах хлопот станет больше, а доходов – меньше. Она непопулярна среди простых людей, потому что «люди с улицы» вообще-то рассчиты­вали купить прощение и душевное спокойствие просто за энную сумму денег. А тут надо духовно перерождаться! Надо. Если есть Бог, значит, есть дьявол, есть рай и ад, награда и наказание. Большинству людей по понятным причинам хочется в рай. Но «из шестисот тысяч вышедших из Египта в землю обетованную вступили лишь двое» – те, кто верили в Него. Надо просто сделать свой выбор: или ты хочешь спастись и тогда живешь по Библии. Или жить по Библии хлопотно – но тогда нечего ходить в церковь со свечкой и лицемерить перед самым лицом Бога. Ведь лицемеры будут наказаны тяжелее, чем неверующие, ибо первые лгут, а вторые заблуждаются. Автор» («Свободный курс» 10 февраля 2000 г. стр. 5). ИЗВИНЕНИЯ ЗА ОШИБКУ «В “Алтайской неделе” № 29 от 15-21 июля 1999 г. прошла информация о том, что Преосвященнейший Антоний, епископ Барнаульский и Алтайский, в одном из своих выступлений заявил, что Крестовоздвиженская община Русской Православной Церкви Заграницей “Представляет одну из зарубежных христианских конфессий, к православию никакого отношения не имеющих”. Пресс-центр Барнаульской епархии доводит до сведения читателей «АН», что сказанное владыкой эта публикация грубо исказила, также, как и высказывание о старосте Крестовоздвиженского храма РПЦ заграницей Игнатии Лапкине. Редакция приносит извинения за ошибку, допущенную при публикации» («Алтайская неделя» № 8 стр. 3, 17-23 февраля 2000 г.).

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 13.11.2018 - 19:17

«ДОЛГИЙ ПУТЬ И ОСТАНОВКА В ПОТЕРЯЕВКЕ» «ЧЕМ ЖИВА РОССИЯ Потеряевка – небольшое село на Алтае. Живет там удивительный, дельный человек Игнатий Лапкин. Уже много лет он проповедует в детском трудовом лагере православный устав, учит чистоте души, помыслов и поступков. Очерк о подвижнике на стр. 1 и 8. Мы уже рассказывали однажды, как пятьдесят с лишним лет назад потерялось в миру село Потеряевка на Алтае. Раскула­чили крепких мужиков, разбросали по свету. И как начали её возрождение братья Лапкины. Возрождение не только физи­ческое, но и духовное. И вот новое послание из Потеряевки: «Помогите, закрывают детский трудовой лагерь-стан Игнатия Лапкина. За лето про­шлого года в лагере побывало 14 комиссий, шли хулительные пе­редачи по краевому радио и те­левидению, неправедные статьи в краевых газетах.» Лагерь-стан Игнатий Лапкин открыл в возрождающейся де­ревне для детей в честь священномученика Климента Анкирского. Членов одной из комиссий эта честь неизвестному им муче­нику явно раздражала. Кто он та­кой, этот Климент Анкирский! Игнатий рассказал его историю, трогательную и трагичную. Мальчик лишился отца, будучи в колыбели, мать умерла, когда ему было 12 лет, сироту усыно­вила благородная и богатая под­руга матери София. То было в пору великого голода, люди ос­тавляли своих детей и даже бро­сали при дорогах. Климентий не забыл доброты, проявленной к нему, и теперь уже сам подбирал брошенных родителями малы­шей, приводил в дом приемной матери. Детей отогревали, кор­мили, одевали, иными словами, спасали. Этот благородный подвиг спа­сения страждущих детей вооду­шевил Игнатия Тихоновича Лапкина на создание православного лагеря-стана. Для членов комиссий были привычны другие названия – «лагерь труда и отдыха», туристи­ческий или пионерский лагерь. Причём здесь какой-то «стан»? Миролюбиво объяснял Игна­тий: стан означает остановку в пути к строго определенной це­ли: дойдут до конца не все, но пусть никто из путешествующих не будет разочарован. Смысл та­кой философии многим предста­вляется непостижимым, ну да ладно. Главное все-таки дело. Уже 25 лет собираются в стане мальчики и девочки из неблагополучных семей и детдомов. Но в послед­ние годы посылают «к Игнатию» и православных благовоспитанных отроков. Потому как, свидетель­ствует один из родителей, от Иг­натия дурного не наберешься. Жизнь в стане он строит по жи­тию первых христиан, которые умели воскрешать заблудшие людские души. Всё это хорошо, но откуда у Лапкина дар воспитателя? Тут всё непросто. По первой своей специальности он строитель, окончил строительный техникум в Барнауле, после службы в армии не захотел возвращаться к прорабской должности, а поступил в Рижское мореходное училище. За это время мореход Лапкин умудрился изучить английский, французский, испанский и латин­ский языки. В нем проснулся ин­терес к религии. Чтение Библии настолько перевернуло его ду­шевный настрой, что записал Лапкин на магнитную ленту 12 то­мов откровений Иоанна Златоус­та. Этот подвижнический труд удивил христианский мир. Но это ещё не всё – ведь Лапкин создал самую большую в мире духовную фонотеку и антологию религиоз­ной поэзии за 300 лет. За что, впрочем, и был объявлен небла­гонадежным. Но жизнь его – праведная, духовно просветлен­ная, а устремления – истинны и бескорыстны. За это одни его любят и боготворят, другие не любят, чураются и унижают по-всякому. За этой любовью и не­любовью к человеку легко угады­вается извечная борьба добра со злом. Четырнадцать комиссий, ко­торые побывали в стане Лапкина прошлым летом, явно пытались доказать, что идея создания та­кого лагеря для детей, если мож­но так сказать по-старому, апо­литична, как и сам её автор. Спрашивается, где горн, где ба­рабан, где сборы с линейками и рапортами? Живут дети в само­дельных домишках-палатках, со­оруженных из подсобного мате­риала, встают с восходом солнца по звону колокола: «Кто рано встаёт, тому Бог дает». На детей возложены утренние заботы: во­ды из колодца наносить, дрова на день запасти, помочь в столо­вой с завтраком. Завтрак после зарядки и купания в пруду. Затем до самого обеда работа, в основ­ном на огороде. Днём отдыхают, а дальше, до вечера, у каждого своя свободная жизнь – купа­ние, катание на лошадях, лазание по сваленным и ошкуренным деревьям. И огромные качели, на которых летаешь – и дух за­хватывает. А самое увлекательное – сбор целебных трав в лесу и на полянах. Сколько тайн знает Игнатий о каждой травинке и ка­ждом цветке. А когда подходят грибы-ягоды – вот это радость так радость: чистят, варят, жарят – объедение. По пятницам вече­рами разжигают костёр, пекут картошку, поют тихие песни, ве­дут разговоры о жизни, о судьбах людей и о житии святых велико­мучеников. Потом с молитвой от­правляются спать. Вот такая жизнь. Хорошая или плохая – ко­му как нравится. Ребятишки не жалуются: всё лучше, чем сиде­ние-лежание у телека. Самые строгие комиссии при­бывали из санэпидемнадзора. Несколько, и их здесь не устрои­ло всё. Необходимая справка: православный детский трудовой лагерь-стан зарегистрирован не как лагерь-стационар, а именно как стан – стоянка, остановка, установка шатров-палаток. На та­кие лагеря не распространяются государственные требования и нормы – санитарные, страховые, налоговые, пожарные. Но здесь, в лагере, по возможности есть всё необходимое. Однако приве­дём разговор, который состоялся с первым замом главного сани­тарного врача по Алтайскому краю А. Строковым. - У вас нет наружного осве­щения. - Но вот же она, огромная ртутная лампа. - Мы записываем – нет ос­вещения, опровергайте это через суд. Далее – у вас нет аптечки. - Но мы же её показали вам, более 70 названий препаратов. - Имеете полное право об­жаловать наше утверждение через суд. И так по всем пунктам – «оп­ровергайте через суд». С издева­тельской улыбкой глядит чинов­ник в родниковой чистоты глаза Игнатия. Настоящий шабаш не­чистой силы: «У вас дети купают­ся в пруду, на берегу которого стоит баня. Туалет, хотя и на от­далении, но он же ти­па «сортир». Материалы об «антисанитарных ус­ловиях» в лагере, популярность которого стала широкой и из­вестной не только в России, но и во всём христианском мире, были преданы глас­ности по местному телевидению и в пе­чати. Зачем? - А низачем. Пусть Лапкин наве­дёт санитарный по­рядок в лагере, не хватает нам только болезней и эпиде­мий, – так сказал мне в телефонном разговоре один из руководителей крае­вой санэпидемиологической службы. Кстати сказать, за 25 лет существова­ния в лагере не было ни одного несчастного случая, ни одного заражения, ни одной серьезной болезни. Лагерь-стан «на навоз­ной куче», как его окрестили, дал заряд здоровья не только физи­ческого, но и нравственного двум с половиной тысячам ребятишек! В частном порядке, за минималь­ную плату, а то и вовсе бесплат­но. Десять раз перемещался ла­герь с места на место, пока в 1996 году не обосновался в воз­рождающейся Потеряевке. Слухи об «антисанитарии» в стане поползли по Барнаулу. Главный редактор газеты «За на­уку» Алтайского госуниверситета Владимир Клименко прошлым летом отправил своего сына на лето к Лапкину. Клименко – один из тех интеллигентов на Алтае, которые понимают смысл под­вижничества воина духа Игнатия Лапкина. В самый разгар деба­тов по поводу закрытия лагеря он и поехал в Потеряевку. Приехал поздно вечером, когда дети уже спали. Его разместили в той са­мой палатке-келье, про которую в актах сказано немало гнус­ных слов. Высокие по­лати на 5 человек, ма­трасы, одеяла, подуш­ки заправлены чистым бельем. Нигде ни со­ринки, сухо и тепло. Тишина, кругом степь и свежий чудный воздух. Туалет, который произвел на проверя­ющих ужасающее впе­чатление, оказался обыкновенным доми­ком, каких ещё нема­ло в российских де­ревнях. Но и здесь чи­стота и порядок, пол­ная дезинфекция. На кухне простая, чистая посуда. А еду подали! Грен­ки, картофельный суп с зеленью, белый хлеб из своей пекарни, гречневая ка­ша с растительным маслом, све­жие, с грядки, зелёный лук – батун и слезун, листья салата, шпи­ната, пирожок с картошкой, слад­кийчай из целебных трав. Чай – чудо, душистый, не купленный, а свой ароматный, как и весь воз­дух здесь, напоенный запахами медвянки, богородской травки, полыни. Какая вконец не испор­ченная котлетной цивилизацией душа не хотела бы вкусить эти почти забытые прелести? Молоко привозят свежее, вода в колодце и в пруду – как слеза. Даже эпи­демиологи это зафиксировали. Однако главный санитарный врач Мамонтовского района Г. Смир­нов стоит на своем: санитарное состояние лагеря угрожающее, потому его надо закрыть раз и на­всегда. Кто спорит – было бы куда как лучше, если бы дети жили в креп­ких домах с водопроводом и кана­лизацией. Надо ли напоминать Г. Смирнову, что лагерь-стан соз­дан в чистом поле, в степи. А ещё без денег, без поддержки «свер­ху», на одной энергии, на твердой воле и упрямом характере. И на непоколебимой вере: «Россия должна встать». Игнатий Лапкин воспитывает детей в духе забы­той истинной веры предков, его подвижничество достойно высо­кого уважения. Люди, не задетые коростой атеизма и гордыни, это понимают и, кто чем может, помо­гают в обустройстве лагеря. Иск­ренне благодарен Лапкин мэру Барнаула Владимиру Баварину, краевому прокурору Юрию Параскуну, начальнику краевой ин­спекции связи Владимиру Баеву. Список помощников огро­мен. Они были в лагере, видели и свидетельствовали: «Лапкин вно­сит большой вклад в нравствен­ное оздоровление населения Ал­тая». Благодаря их помощи в Поте­ряевке есть телефон, врач (кан­дидат медицинских наук), элект­ричество, школа, церковь, библи­отека. Вот уже восемь лет читает Лапкин студентам Алтайского технического университета лек­ции, проповедует православный устав, учит чистоте души, помы­слов и поступков. Под его влия­нием воскресают души людские, очищаются благостью от сквер­ных наносов времени. Лекции Игнатий Тихонович чи­тал зимой, а с ранней весны он уже в Потеряевке. Несмотря на все «происки» санэпидемслужбы, вновь готовил свой стан к приему детей на летний отдых. Нам он написал и позвонил с одной просьбой: «Помогите защититься от безбожников». И пригласил в стан «хоть на всё лето». Таисия СНИГИРЕВА. Фото А. ВОЛОБУЕВА». («Российская газета» 20 июня 2000 г. № 117 (2482) Учредитель газеты правительство Российской Федерации. Адрес: 125881 Москва. Ул. Правды 24 тел. 257-53-62. Тираж 436525). «ЖИВ ГОСПОДЬ И БЛАГОСЛОВЕН ЗАЩИТНИК МОЙ!» 2 ЦАР. 22:47 (Ни СЭС ни КПСС нас не съест) «Если Бог за нас, кто против нас?»Рим. 8:31. «Он уклонился от рук их…»Иоан. 10:39. «Отстань от меня, чтоб я не поверг тебя на землю…»2 Цар.2:22. 27.06.2000 г. Потеряевка, 9 утра. Как обычно, подъём в 5 утра, в колодец за водой все с ведрами, физзарядка, молитва – утреннее правило, чтение Евангелия с разъяснением, работа – пилили дрова, в 8 завтрак. Наша родная деревушка, посёлок Потеряевка, просуществовав 160 лет, «укрупнилась» по указу свыше (снизу, от лукавого) в 1972 г – уехал последний житель. Остались ветры, крапива, воробьи да зайцы. Вдоль прежней, единственной улицы выстояли могучие тополя. По новому генеральному плану возрождаемой с нуля с 1991 г. Потеряевке (23.03.92 – Постановление краевого со. нар. дел за подписью Сурикова А.А – нынешнего губернатора края). Проектируется строительство 120-150 дворов, пока 16 домов свидетельствует о новой жизни. Будущая главная, единственная улица (имени Марии Лапкиной) распахана, засеяна пшеницей. От старых строений из земли выковыриваются плугами кирпичи, железки, стекла. Каждый год земля выдает «на гора» гвозди, щебень, резину двадцатилетней давности. Детский православный лагерь-стан рад возможности хотя чем-то помочь деревне, задыхающейся от нехватки рабочих рук. На двоих одно ведро, рассыпавшись по полю медленно двинулась к лесу на юг детвора, собирающая камушки. Сам я строитель, проработал около 40 лет печником, плотником, бетонщиком. От чрезмерных тяжестей повреждён позвоночник (3 грыжи), корсет. Все предыдущие дни спасался покоем на спине – сегодня же первый раз добрался до поля, чтобы показать, как нужно аккуратно идти по полю, не повреждая взошедшую зелень хлебную. Сказал детям: «Это растут пончики, оладушки, блинчики, хлеб наш…». Внезапно подъезжают 3 машины, затем ещё одна, «Волги» и «газики». Выходят, здороваются. Почти все мне знакомы. Сразу видно кто тут старший. Высокого роста мужчина, проницательный, умный взгляд. Да это же Шойхет Яков Нахманович – первый зам. губернатора по соц. защите населения, хирург, профессор, доктор наук, депутат. В семидесятом он спас мне жизнь. Тогда прямо с ВРЗ (вагоноремонтный завод) меня привезли в ж.д. больницу, на операцию. Помню, как я сказал: «Мне нужно помолиться». Он, молодой доцент поднял руки в перчатках: «Пожалуйста». Я склонился на колени возле операционного стола… Сейчас сразу же беру его под руку, отвожу в сторону, говорю о сегодняшней немощи с позвоночником. Он не раздумывая назначает встречу в кр. администрации, говорит о способах лечения моей болезни, обещается помочь. Сразу на душе теплеет, и уже не замечаю враждебных взглядов недругов из СЭС, ни температуру… Приехали: гл. врач краевой СЭС (санэпидемстанции) Салдан Игорь Петрович, его зам. Хорошев Е.А, гл. врач СЭС по Мамонтовскому району Смирнов Г.Е. (главный душитель лагеря-стана), Петренко В.С. – полупарализованный, после двукратного инсульта, «главный идеолог КПРФ на Алтае», и он же главный зачинщик-вдохновитель бесовской травли лагеря-стана глава администрации Мамонтовского р-на Мителёв П.Ф. (главный противник возврата Потеряевке её исконных земель, покосов), ещё какие-то незнакомые недоброжелатели – непримиримая враждебность и в шоферах плещется через край. Шойхет Я.Н.: «Так где же ваш лагерь? Покажете нам?» Вскарабкавшись кое-как на свой старый-престарый велосипед, еду к лагерю – 500 м. Наученные горьким опытом, израненные 15 комиссиями СЭС в прошлом году, ныне решили никого на территорию лагеря-стана не впускать, детей же немедленно прятать, уводя через заросли крапивы и кустарника в лес. Шли непрерывные тренировки: где-бы нас ни захватили ироды – детей спасать… всех. Ныне уже были комиссии со Смирновым Г. и прокурором района Рифердом Ю.Н. – детей сумели увести, скрыть. Мы боимся СЭС как чумы, как заразы, как бандитского нападения. В этом году колодец лагерный одели в огромный железный кожух с толстой железной крышкой под замком. 15 лет у дороги на столбе красовалась надпись со стрелой к колодцу «До колодца 125 м» И никого не боялись, ни зверя, ни человека. Теперь же, обсудив положение дел и отношение властей, убоялись чьего-либо злодейства на отравление воды в колодце – табличку сняли. Но тут вдруг приезд Шойхета Я. Н. всё переменил. Не будь его, а только остальные все «гости», мы ринулись бы в лес, по привычке, и взрослые, заперлись, забаррикадировались ещё до приезда кавалькады закрыли все 32 окошка в лагере чтобы и вовнутрь недруги не смогли заглянуть… Вошли на территорию лагеря-стана. Я шёл с Яковом Нахмановичем вдвоём, всё ему показывая, разъясняя. Умница! Как и здесь он превзошёл всех в комиссии! Он и здесь показал себя не как нападавшее на нас хамьё и грубияны, а как истинный интеллигент, как человек в подлинном его значении. Ни презрительных выпадов Хорошева, ни бреда Смирнова, ни обид Мителёва П.Ф, а разговор желанного гостя с хозяином. Наши кельи-палатки, в которых может быть до 8 человек (а обычно меньше), в 2 яруса полати, около 11 кв.м. Это столбы, жерди, плетень, засаманенный с двух сторон. И верх из слег, слоя глины с соломой и шифер. Хорошев Е. кривился и «плевал»: в курятниках детей держите. Шойхет Я. Н. ощупал стену, подивился, вспомнил как они на Украине в домиках саманных жили. И чтобы ни показал ему: печи ли русские, холодильники, кухни, столовую – во всём он находит интерес, вопрос не в осуждение, а в удивление другим. (Когда-то так же приезжал и так же по-человечески вёл себя первый секретарь КПСС Мамонтовского р-на, ныне первый зам. главы администрации края по с/хозяйству Куфаев А.А.) И вдруг Яков Нахманович просит: можно у вас хлеба попробовать. Как тут все взахались, приглашать за стол, накормить. Но он отказался, но попросил на анализ хлеб нашей выпечки. За каждым вопросом, просьбой виден интеллект, человек. Сравните с вопросом коммуниста Боброва Г. А. «В кельях холодно, стены тонкие» – «Нет у нас внизу жаровой короб, тепло». Бобров про себя, а потом на 100 тыс. экз. в «Алт. Правде» цинично изрыгнёт: «Вошь тепло любит». Вот такие «вшивые» комиссии душили нас, уничтожая через СЭС. Радио доносит вести из Саратова – 95 детей госпитализировано, под капельницами Ярославль – 151 ребёнок в реанимации (2000 г.) Алт. Край, «Олимп» – было 100 отравлений (1999 г.). Нам кажется, что кое-кто, умей он молиться, принёс бы нас в жертву богине Кали, чтобы у нас хоть малюсенькая бацилка гепатита появилась. Тогда оправдались бы все злодеяния от СЭС, а мы бы оказались в тюрьме… Осмотрев спортивные сооружения, игровую площадку, туалеты, подвал, комнату отдыха и вещевой склад, пешком пошли к колодцу и к «вигваму» – месту костра по пятницам. Отомкнули колодец, почерпнули ведром прозрачной, чистой воды: четверо похвалили прохладу, вкус. Смирнов Г. даже здесь не удержался от ехидства и на полном серьёзе: четверо пили (Шойхет, Мителёв и др.), «а могут быть и заразные». (Это он о своих товарищах, которые перед ним пьют воду). Так и вспомнишь вскрик протопопа Аввакума о воеводе Пашкове: «Матушка Богородица, уйми дурака!» Были бы у нас полномочия и силы, на эту злую реплику стоило арестовать Смирнова и держать в нашем карантине до выяснения анализов о его уме. (В СЭС как по конкурсу таких злых отбирают?) За 150 км. в такую глухомань, в такую рань гнать машины, зачем? Я с перепугу не уловил до конца смысл горькой обиды Салдана И.Н.: «Ославили нас на всю страну». Потом ещё и ещё раз он это говорил. Наконец я спросил: о чём вы? - О газете «Российская газета», где вы нас так поносили. - Я? Где? - Так вы что, не читали? - Знать ничего не знаю. Позже подарят мне газету «Рос. газета» за 20.06.2000, 1 и 8 страницы. Ах, вон в чём дело… Перечитал несколько раз статью Снигирёвой Т.В. Так захотелось обнять, поцеловать Таисию Васильевну и её пальчики, написавшие такую душевную статью. Спаси её, Господи. Осмотрели баню, прачечную, пруд, пирс, огород, сад, присели на скамейки на берегу пруда лагерного (около 1,5 га площадью). Заговорил Яков Нахманович (все зовут Наумович). Обратился к Салдану: «Вот мы требуем, требуем, а чем мы помогли конкретно?» Салдан: «А что, мы вам не помогали в прошлом году?» Я (Игла): «Помогли получить 5 санитарных книжек, несколько халатов. Мы благодарны и за это, и за дезинфекцию. Но просили Вас, чтобы Вы, Игорь Петрович, простёрли над нами своё крыло любви и взяли над нами шефство. Вы простёрли… Но в руке почему-то оказался «пистолет». Мы не помощи уже просим, но одного: не убивайте нас». Шойхет: «Да кто же вас убивает? …Давайте конкретно, по делу. Чем администрация края может помочь? И вы со своей стороны сделайте всё возможное. Мы, как говорится, все под Господом Богом ходим. И не дай Бог, если случится какая беда, заболевание. Согласитесь, что и вы от этого не застрахованы. Ребёнок мог приехать из города больным. Инкубационный период 12 дней… И тут заболел, с нас ведь тоже спросят…». ИгЛа (Игнатий Лапкин): «Мы сделали всё, что можно сделать. Помощь примем. Мы сюда всё вложили». Я долго держал руку Якова Нахмановича. Что-то надежное почудилось мне в ней, тёплое, искреннее, свежее для нас. - Когда я обратился к вам, Яков Нахманович, в этом году, мне ответили: Шойхет сказал, что если будут несоответствия санитарным нормам, закроем лагерь. Шойхет: «Я что, дядя бабай? Кто же это мной пугает? И взглянул на Салдана И.П.». В ответ молчание. Эвон какие делишки! Остальных членов комиссии разобрали батюшка о. Иоаким, Татьяна и Виктор – воспитатели и врач-терапевт из лагеря – Фатеева Л. Н. Кто и что глаголал с ними? (см. приложение). Прощаюсь с Яковом Нахмановичем: у меня болезнь благородная, от трудов тяжких, не заразная. Он смеётся, пишет мне свой телефон и имена секретарей. Тепло прощаемся, машем рукой. Угрюмый Хорошев Е. ходил рядом. Я Шойхету: «Вот он – врач а вы - бездельник (на Хорошева), испугались, прикатили. Не хотят на ломовую работу идти. Смотрите, как разожрались-то», - и похлопал Хорошева по бабьему, беременному пузу. Лиходеи. Не Сан Эпидем Станция, а против Стана Эпидем Санкция». Хорошев рассуждает во всем как Смирнов – дико и несуразно, буквально разрываясь от злобы. Долдонят: нашли работу детям, камни собирать. Лучше бы шкуркой наждачной скамейки в столовой скоблили дети, капусту в огороде пропололи. …Я так и остановился: «Чего вы учите нас, как работать. Это вы, дармоеды, и ничего не смыслите. Пшеница встанет, тогда по полю не пройдёшь, а капуста никуда не денется, и завтра прополем». Шойхет операции умеет делать, учить, а вы?… Наша врач-терапевт встряла: «А вы, Яков Наумович, мне преподавали, я получила красный диплом и ещё другие дипломы». Все-таки в провинции боятся центральной прессы, власти. Я возьми да и брякни им: «Еще из “Парламентской газеты” обещали приехать…». Удивление – по «Ревизору» Гоголя на запараграфленных физиономиях. - Эх вы, 15 комиссий… Траванули нас, отчёт вам давать коммунистам, что прикончили нас, а этого нет, мы живы и лагерь-стан функционирует. Хорошев Е.: - …Что этим хотите сказать? Что мы такие негодные работники, никуда не годимся, что даже с вами не смогли справиться? - Вот именно. Любой базар, склад, магазин – плёвое дело для вас прикрыть. А здесь с нами Бог, покоряйтесь народы! И никогда вам нас не одолеть. Вы – коммунисты-людоеды, уже вчерашние. Даже бульдозерами нас снесёте, мы детей вам не отдадим никогда. Ваши детские лагеря против нашего – гнойники разврата. У вас ненависть к людям, а у нас главное – любовь к Богу и людям. «Защитник их силен Он вступится в дело их с тобою»Пр. 23:11. «…Так что мы смело говорим: Господь мне помощник, и не убоюсь: что сделает мне человек?»Евр. 13:6. Игнатий Лапкин, основатель и начальник детского лагеря–стана. «Лагерь Потеряевка: надежда или тупик?» «Их называют сектой. Проводница в поезде, изумлённая тем, что мы сходим на безлюдной, позабытой станции, рассказывала: батюшка у них добрый, мужчины все при бородах, женщины в платочках. Слово «секта» несколько раз упоминалась и в статье, из которой я узнал о Потеряевке, и к которой ещё вернусь. И когда я рассказываю об увиденном, самые разные люди в один голос говорят то же. Нет, господа, всё сложнее. Это не секта. Это теократия. Может быть единственная сегодня на всей территории России. А конкретней говоря – сбывшаяся до мельчайших деталей мечта Александра Солженицына. Но, обращаюсь здесь: Александр Исаевич! Посетите Потеряевку! Пока Вы здесь думаете, как обустроить Россию, они её там уже обустроили. Ровно по Вашим лекалам. Приезжайте, не пожалеете. Может и пересмотрите кое-что из своих советов. Потому что людей, способных жить в такой России набирается на данный момент шестдесят человек с небольшим. Пожалуй, ещё не одна командировка и ни один очерк не давались с таким трудом. Не в дороге трудность, хотя и она не сахар по осени. А в том, что впервые в жизни я не знаю, кто тут прав. Между тем, гонений на потеряевцев и так хватало – всякое неосторожное слово с радостью ловится оппонентами Лапкина. А несогласных Лапкин не жалует. Газету «МК на Алтае», опубликовавшую действительно лживую и грязную статьюпро него и его лагерь, пообещал разорить: сорок семь искажений! Цифры он любит, и, благодаря уникальной памяти, сыплет ими легко. Речь Лапкина – его стихия: он говорит много, долго, охотно, по-солжениценски быстро, читает в Потеряевке ежевоскресные проповеди, которые здесь записывают на магнитофон и слушают при всяком удобном случае: консервируют ли помидоры, варят ли облепиховое варенье. Он первым в России подменил машинописный самиздат магнитофонным, т. е. вместо распечатывания книг стал их начитывать. Причём не просто монотонно читал тексты, но снабжал их музыкальными иллюстрациями, добывал фонограммы речей Ленина – создавал целые радиокомпозиции, общим объёмом в несколько тысяч часов звучания. Так начитал он весь солженицынский «Архипелаг», к которому написал собственное послесловие. Всё это время у него не прекращались конфликты с государственной психиатрией и ГБ. Число его духовных детей уже в семидесятые доходило до сотни. В их числе – и внучатый племянник брежневского идеолога Суслова священник-иеромонах Григорий (Геннадий Яковлев) в марте этого года зверски убитый в Туре сумасшедшим, выдававшим себя за кришнаита (см. «Комсомольская Правда» 15 апреля 2000 г, стр. 8-9). Весь его аудиоархив был уничтожен местными гебешниками, и после освобождения Игнатий, с которым трудно тягаться в тяжбе, подал в КГБ иск на возмещение ущерба – только материального, ибо морального они ему нанести не смогли. «Уголовники, которым я сейчас проповедую, меня уважают, – знают, что я тоже каторжный», – говорит он. Иск долго мурыжили, но в конечном итоге ущерб признали: он составил 11 млн. в неденоминированных рублях. Отдавать гебешникам было не из чего, и Игнатий получил в своё распоряжение два деревянных здания в Барнауле. Там размещался ОСВОД (Общество Спасения на водах). Игнатий устроил там общество другого спасения, на других водах – Барнаульскую Крестовоздвиженскую общину, где главным образом и проповедует. Имя его гремит по всему краю. Много времени (14 лет) отдал он и созданию труда о масонстве, где детально проанализировал «Протоколы сионских мудрецов». Сразу после того, как родная его деревня была стёрта с лица земли, он создал рядом с ней в поле, в степи, первый в России детский православный лагерь-стан. (Это его собственное определение, слово «стан», утверждает он, впервые встречается в Библии – так называли евреи остановки на пути из Египта в Ханаан. Слово «лагерь», замечу в пояснение названия, тоже означает не только то, что у нас под ним понимают в силу особенностей нашей истории. Это – см. толковый словарь: «1. Расположение войск на укреплённой местности. 2. Стоянка под открытым небом. 3. Место содержания военнопленных. 4. В переносном смысле – группировка политических единомышленников». Сейчас Игнатию присвоено звание почётного жителя Потеряевки (существует и протокол собрания: слушали. постановили, учитывая исключительные заслуги.). Главной и единственной улице Потеряевки присвоено имя Марии Лапкиной – матери Игнатия и Иоакима. Она мечтала умереть в родной Потеряевке, и мечта её сбылась: она успела пожить в возрождённой деревне и похоронена здесь. Земля тут прекрасная, родит щедро, и при желании Игнатий с паствой мог бы выручать неплохие деньги. Достаточно было бы построить свою коптильню или заготпункт какой, но потеряевцы этого не хотят. «Налетят рэкетиры, – поясняет Игнатий, – наедут чужие». Правда наутро Игнатий признался: «Вы приехали без предупреждения, без приглашения. мы уж вас пустили, а теперь у нас на душе неспокойно. Отступили ведь от устава». Мы попали в Потеряевку как раз на день Иоакима и Анны 21 сентября в день рождения батюшки. Отец Иоаким тактично отвёл меня в комнату, и для подпояски (рубашки согласно устава носятся только навыпуск) предложил мне собственный чёрный пояс. Я почувствовал себя как Путин в Окинаве, но едва смог свести с концами у пояса. Батюшка скептически похлопал меня по животу. (От Игнатия я тоже потом выслушал несколько не очень лестных слов о вреде чревоугодия: «Не обидитесь? Ну можно ли иметь такую Мамону!»). – «Господь создал людей разными, о. Иоаким», – сказал я, подпоясываясь другим поясом. – «Это люди себя сделали разными», – сказал батюшка. Трое ангелоподобных детей играют у калитки. Их мать – Марина – гречанка. Будучи заочно знакома с Игнатием и его проповедями, она решилась вместе с мужем Дмитрием ехать в Потеряевку. Я спросил: «А как вы будете защищаться в случае чего? Мало ли, нападут. Оружие не держите?» После этого вопроса она замыкается мгновенно: «Нас Бог хранит. Всё наше оружие молитва, а если Господь не сбережёт – тогда и оружие не поможет. И вообще, – добавляет она после паузы, – главное в жизни – труд. Мой муж очень трудолюбивый (у них шесть детей и живут хорошо), я горжусь им. Вызов, прозвучавший в этих словах, меня по первости озадачил. Уже потом я узнал, что Марина после нашего разговора пошла к Игнатию Тихоновичу: что за человек задаёт вопросы, ничего не записывает. может преступник беглый. надо бы его как следует проверить. В результате на следующий день все наши данные – удостоверенческие, командировочные и паспортные – подробно переписали по второму разу (и позвонили в редакцию в Москву, сверились действительно ли мы те). Не зря Игнатий Тихонович на подковыристый вопрос об экстремизме на одном из своих занятий ответил: «Мы исказили смысл прекрасного слова «экстремизм». Изначально оно означает стремление к крайностям, желание во всём идти до конца. В этом смысле я экстремист, потому что не терплю никакой половинчатости, и горжусь, когда меня называют фанатиком (слово «фанатик» означает смертник, готовый умереть за свои идеи)». Счастливы ли жители общины? Да счастливы. Да, труд не утомляет. А по большому счёту – не для счастья же всё это затевалось есть люди, которые полагают, что счастье – вовсе не главное на свете. Цель Потеряевки, как сказано в её уставе, – «возрождение жизни на старинных православных благочестивых исконно русских основаниях. Не зря Потеряевку так полюбили наши оппозиционеры с их откровенно сектантским сознанием. В том числе – постоянный автор «Новой» и «Общей» газет Эльвира Горюхина. С Лапкиным я не спорю и никаких претензий иметь к нему не могу. Люди сделали свой выбор, им так нравится, а я только пишу о том, что увидел (и здесь уже отвечаю за каждое слово).» (Дмитрий Быков, фото Максим Бурлак. «Собеседник» № 39, 5–11 октября 2000 г, стр. 18-19). КРАТКИЙ РАЗБОР СТАТЬИ Д. БЫКОВА из «Собеседника» № 39. 2000г. стр. 18-19. В Алтайском техническом университете этим летом потерялось 5 девушек. Сейчас нашли 2-х в лесу, изрезанных, разложившихся. Работает следствие, группа из Москвы. Мы стараемся исключить это. Кому нужны новые трупы? Потому такие предохранительные меры по безопасности в лагере-стане. И это не самая главная «редукция» статьи. Самое страшное, дикое в последнем столбце «Три врага», когда начинаете обмысливать виденное, рассуждая, как безбожник. Воистину:толстое чрево не рождает тонкие мысли. С таким снобизмом буквально «вляпаться» в тему, в явление, которое не по силам и более осведомленным в религии людям. Я подарил Вам «Молчанием предается Бог» и свои подборки. Что из этого прочли? А ведь обещали не раз, что обязательно прочтёте. И если Вы, Дмитрий Львович, считаете себя православным (у москвичей это – диванное «православие» – ешь больше, спи дольше), то должны знать, что Библия есть главная книга, всех христиан (и православных). Откройте: «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (несогласные с этим и есть живущие во зле) (1 Иоан. 5:19). «Ибо что мне судить и внешних? Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас»(1 Кор. 5: 12-13). «Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их»(Деян. 5:13). В свете только этих трёх мест Библии увидите ли, что есть Ваш жалкий лепет? И самое главное искажение, извращение в статье то, что мы-де изолировались от мира, и это, дескать, чрезвычайно худо, дико. С вами ехала девушка. В этом году она закончила социологический факультет университета. Вообще у нас в этом году 5 выпускников ВУЗов, трое из них с красными дипломами, и двое поступили в аспирантуру. А вы зовёте якобы ко спасению, а в действительности в море блевотины, наркомании, убийств (т.е. если не отделяться от внешних, от мира). Культивируемое в МП (Московская Патриархия) лжеправославие открытой всему миру литургии верных и Таинств позволяет всем считать себя верными (как и Вам). Вот отсюда Ваш бунт, протест, поза – как же так, я верующий был в Москве, а в какой-то Потеряевке признали ущербность веры моей. У нас и телевизоры в деревне, и радио есть более 100 видеофильмов. Мы не Лыковы на Абазе, не подпольные ИПХ (истинно православные христиане). Игорь – староста работает в союзе с фермерами, дети учатся в селе Корчино. Какая изоляция? Но Вы давите и гнете своё: изоляция, редукция. Стремление к неучастию во зле, попытка жить по заповедям Божиим, трудиться много и честно – это что, секта, Ватикан, редукция? В предисловии к статье, Вы пишете, что не секта в Потеряевке. А на первой странице крупно-кричаще: “журналист Д. Быков побывал в секте, созданной по «Солженицину»”. Ни стыда, ни совести у редакции «Собеседника». Ну, хотя бы откройте словари, посмотрите, что есть секта. Секта – это религиозная организация, отличающаяся догматичностью взглядов и убеждений, и расходящаяся с господствующей Церковью или враждебных ей(Словарь иностранных слов. М. 1964. 23 тыс.). Секта отрицает институт священства, не признает деления верующих на клир и мирян(Карманный словарь атеиста М. 1973 г.).Учение о ненужности Церкви в деле спасения. У нас есть и Синод, и епископ, и священник. У нас же устав общины православныххристиан, в честь священномученика Анфима Никомидийского, Русской Православной Церкви заграницей, зарегистрирован 21.07.95 г. в Управлении юстиции Алтайского края. На основании этого была зарегистрирована 01.12.95г. за № 622 общественная организация «Деревенская община посёлка Потеряевка». Все это видел своими глазами Быков Д, но нужна «жареная» тема, оживляж. Мы ведь эти ярлыки «секта», «экстремисты», «отщепенцы», «прелесть» давно перемололи жизнью во Христе. Над словом «секта» тут смеются все, и в юстиции и в редакциях. Оскоромились в «Собеседнике» с этой командировкой, – к верующим нужно посылать верующих, чтобы, хотя немного понимали о том, что предлежит. Разборка последнего из десяти столбцов статьи заняло бы несколько страниц, столько в ней невежества, вранья, грехолюбия. В действиях, словах Быкова Д. видна нелюбовь к тем, где его приняли, напоили, накормили. Не пытайтесь через поношение истины оправдать своё лжехристианство. Мы считаем, что статья Д. Быкова заказная, против Э. Горюхиной а мы уж под эту молотилку попали. Нападки-поношения на профессора Эльвиру Горюхину базируются только на неприятии истинного православия Быковым Д. Исключительно! Эльвира Николаевна была несколько раз в Потеряевке, записывала на диктофон все беседы, ответы, и не допустила в своих публикациях таких, «быковских» проколов. Публицист Макаров Сергей Сергеевич из «Вёрст» (см. «Вёрсты» 29.02.2000 «Человек ИГЛА», 04.03.2000 «Умереть и воскреснуть», 21.03.2000 «Спаси и помилуй»). Макаров жил здесь 10 дней, непрерывно записывал на диктофон и ручкой. Он встречался с руководством района, края, прокуратуры, редакции, тюрьмы, был на нашей свадьбе, на занятиях в университете. У него опыт работы: 10 лет в «Комсомольской правде». И написал – слова не солгал. Пример Вам. Убеждение, что мы думаем, что мы-де живем праведно – досужий, лживый выпад сына Льва. Напротив, в десятках проповедей я подчеркиваю нашу немощь, греховность, карикатурность по сравнению с первоапостольскими христианами. Счастье – это жить со Христом. С Господом и пустыня расцветает раем. И другого пути нет и у России (Иоан. 14:6). А наше поселение всего лишь крохотная искорка возрождения душ в Искупителе (Деян. 4:12).Попытка жить по-человечески, без вранья. Лично я и члены общины ведём просветительскую работу в местном Сизо 17/1 на 3700 человек уже 12 лет. Более десяти лет веду духовную работу в университете, в милиции (5 отделов, гор. и край УВД), в школах. Какую изоляцию увидел Дмитрий? Где? Какую редукцию жизни? И никто ничего «по-Солженицину» не строил, даже и не читали все его труды. Но стремление к истине, когда бы и где бы, и кто бы ни добивался, то такой обязательно станет похожим на стремящихся и живущих так же, и даже сойдется один к одному. Солженицин А.И. – гений. Всё гениальное – просто и было уже такое в веках под солнцем. Жить во Христе – достижимая реальность, делает похожими и на святых, и на Христа. Дмитрий Львович! Если бы существовали другие методы воскресения трёхсот уничтоженных только на Алтае деревень (и десятков тысяч по России), то разве мы оказались бы на сегодня единственными, быть может, на Алтай, и на Россию, кто с пустыря начал восстанавливать поселение и приближаться к десятилетию жизни (13 мая 2000 г.)? Беспрецедентно жёсткой называете церковную общину, живущую по канонам Православной Церкви? Одно это говорит, что Вы и не знаете канонов, не живёте по ним. Почему Вы не называете жизнь церковную в Московской Патриархии и др. храмах М.П. беспрецедентно обмирщённой? На все ваши «лошадиные» дозы глупости в вопросах, ответ даёт жизнь – везде пьянство, воровство, раздолбайство и разврат (Ваше определение русской деревни на сегодня). Страшная редукция жизни» там, где нет Христа. Рядом с Потеряевкой село Кадниково – 506 дворов. В первый класс в 2003 г. пойдет – один ребёнок. Ежедневно в России 18 тысячабортов, убийств в утробе матери (для сравнения, в Афганистане убито наших солдат за 9 лет 14.700 человек). В Потеряевке же на 13 дворов 8 дошкольников. Где редукция? Запрет выполним только в результате внутреннего роста. Пишете: «Жизнь без лишних мыслей, лишних сомнений и борений». – Это о нас? Прочтите об этом у Тургенева о девушке (душе) на пороге выбора. Там, на грани выбора идёт битва. И когда все сомнения отброшены, душа избирает Бога, одного только Бога и склоняется направо ко Христу, диавол заскрежетал (как «Собеседник» в №39-00): «Будь ты проклята», но тихий голос благословил: «Святая». Банальность «быковского» поиска людей не по Диогену, не с фонарём. Смысл статьи: в Потеряевке нелюди. А вот люди там, где сомненья, боренья, т. е. в стане пленённых и прокажённых, идущих широким, погибельным путём. Дух Святой предупреждает: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей: ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира (сего). И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек»(1 Иоан. 2:15-17, 1 Кор. 7:31). «Прелюбодеи и прелюбодейцы! Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога! И так, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу»(Иак. 4:4). Вы пишете: «Бежать от свободы собственного духа» – это о нас. Сколько громких и пустых слов выдувает обольститель через Быкова, ибо, «Где Дух Господень, там свобода»(2 Кор. 3:17).Свобода только во Христе (см. «Хижина дяди Тома» Бичер Стоун.) «Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства … только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти…» (Гал. 2:4 5:1,13). И вот эти откровения святой Библии и есть Божий, справедливый приговор сегодняшней лжеправославной России, и в первую очередь М.П. Избранный нами путь – путь со Христом, через Голгофу, через Воскресенье (Деян. 4:12).Этот мир осуждён, со всем его комфортом (Иоан. 16:11 17:14 18:36 15:18). Уже не 1917 год. Эксперимент с атеизмом кончается, и обошёлся по пророчеству Ф. М. Достоевского в 100 млн. оборванных насильственно жизней. И говорить о порядочной жизни вне Церкви, вне Христа (по Бурлаку – фотографу статьи) есть умышленное преступление на развалинах Российской империи. «Со Христом и в тюрьме свобода, а без Христа и на свободе тюрьма» В.Ф. Марцинковский. «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ Ю.Ф Мы, общественность г. Барнаула и Алтайского края, обращаемся к Вам с просьбой защитить православного проповедника, находящегося под омофором Русской Православной Церкви заграницей, просветителя, старосту Крестовоздвиженской православной общины г. Барнаула Игнатия Тихоновича Лапкина. Черные силы коммуно-фашизма, тоталитарных сект и сатанистов уже ряд лет целе­направленно клевещут и преследуют его за религиозные убеждения. Как по манове­нию нечистой силы, все они объединились и пытаются уничтожить едва начавшееся возрождение истинно православной жизни в России. С подачи бывшего заместителя председателя Алтайского краевого совета народных депутатов, секретаря по идеологии крайкома КП РФ B. C. Петренко началась травля православного проповедника. Петренко В. многократно выступал и целенаправленно лгал против Лапкина И. Т. в КЗС и в СМИ. И это против того, который 27 лет на общественных началах руководит православ­ным детским трудовым лагерем-станом, как его основатель 12 лет оказывает помощь совершившим проступки и преступления, подследственным заключенным СИЗО 17/1 Алтайского края, дабы они могли избрать путь истины более 10 лет, также на общественных началах, еженедельно проводящим занятия по толкованию Библии святыми отцами Православной Церкви инициативно возрождает стертую с лица земли в период «укрупнения» сёл, деревню Потеряевку – единствен­ного населённого пункта на территории Алтайского края, да и всей России, где нет преступности, курения, матерщины, абортов, возрождаемого на православных старинных благочестивых русских обычаях. Это как раз то, о чём все мы должны денно и нощно молиться и к чему всеми силами стремиться. Гонения и дискредитация деятельности Лапкина И. началась в 90-х годах с подачи со­ветских церковнослужителей, находившихся в полном единомыслии с коммунистами. Вот только малая часть хроники последних гонений и заведомо ложных клевет: 14.08.98 г. «Голос Труда», статья «Дьяволиада Игнатия Лапкина» 27.05.99 г. – 03.06.99 г. «МК на Алтае», статья «Жизнь в Потеряевской общине без елейных прикрас» Федяева Д. написанная по интервью с сектантом-еретиком Дружининым Д. Г. 24.06.99 г. «Алтайская Правда», статья «Потеряевка: миф и реальность» Боброва Г. (секретарь КПРФ Железнодорожного района). 24.06.99 г. – 01.07.99 г. «МК на Алтае» стр. 9, заметка «Остановите Лапкина» с ссылкой на данные Петренко В. инициировавшего 15 комиссий за 2 месяца на детский лагерь-стан, дабы уничтожить его 27.07.99 г. ГТРК «Алтай», заказной, поносный «фильм» «Пролог» Лавриненко С.Н. с комментариями партийной номенклатуры и своими собственными, абсолютно лживыми, целенаправленными, антирелигиозными (особенно изощряется в «истолковании» зам. Главы администрации Мамонтовского р-на Гайдук Н.) Этот «фильм» Лавриненко прокручивают по краевому телевидению многократно, добавляя всё новые, чудовищные обвинения против Лапкина. Последний показ –фрагментами 17.03.2001 г. в программе «На лестничной площадке» (ведущая Прокофьева И.В, с участием Дружинина Д. Г.) 19-26.08.99 г. «МК на Алтае», стр. 10, “«Прихлопнули» Лапкина”. Далее подписи религиозных политических деятелей, партий, депутатов, представителей интеллигенции г. Барнаула и Алтайского края.21.04.2001». «ГТРК «АЛТАЙ» 4.4.01 №1-06/74-0- Отвечая на «заявление-протест» группы телезрителей программы «Лестничная площадка» от 17.03.01 по сути дела сообщаю следующее: 1. Все претензии, изложенные в п. 1-5 заявления относятся не к программе, как таковой, а к фильму «Пролог», фрагменты которого использованы в передаче. 3. В телефонном разговоре с И. Т, Лапкиным, который состоялся 26.3.01 мною было обещано, что фильм «Пролог» в наших программах больше цитироваться не будет. И. Т. Лапкину был предложен другой вариант (вместо прямого выступления Лапкина по телевидению) на который Игнатий Тихонович согласился: в период подготовки детских летних лагерей к новому сезону, мы в ряду других расскажем и о подготовке альтернативного государственным, лагеря-стана в пос. Потеряевка. В материал будет включено интервью руководителя лагеря Лапкина И. Т. В эфир видеоматериал выйдет в рамках самой популярной телепрограммы ГТРК «Алтай» – «Панорама». Гл редактор телевидения ГТРК «Алтай» Л. Ф. Пименова». РЕШЕНИЕ Свято-Анфимовской общиныпос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края. В связи с отказом в государственной регистрации религиозной организации-учреждения «Детский Православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского» пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края, и признанием судом Центрального района г. Барнаула законным отказа в государственной регистрации религиозной организации-учреждения «Детский Православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского» пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края, и считая одним из важнейших направлений деятельности общины религиозное воспитание детей, в связи с чем существование детского лагеря-стана общиной признается необходимым и обязательным, основываясь на своём уставе община РЕШИЛА: 1. Подтвердить ранее принятое решение о создании учреждения «Детский Православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского» пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края» (далее лагерь-стан). 2. Принять положение об учреждении «Детский Православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского» пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края. 3. Всемерно оказывать материальную и иную помощь в деятельности лагеря-стана. 4. Предоставить право входа на территорию лагеря-стана только начальнику, воспитателям, насельникам лагеря-стана, родителям и другим близким родственникам детей, находящихся в лагере-стане, членам Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин, правящему архиерею, и другим священнослужителям находящимся в каноническом подчинении РПЦЗ. Другим священнослужителям – только с разрешения начальника лагеря-стана. В исключительных случаях, иные гости лагеря-стана могут войти на его территорию только с разрешения начальника лагеря-стана, который обязан уведомить о всех посетивших лагерь-стан гостях церковно-приходские советы Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин. Иные лица могут войти на территорию лагеря-стана только при наличии разрешения Церковно-приходских советов Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин. 22.04.2001». «МЕРОПРИЯТИЯ» «Решение отмечать 2 августа (н.ст.), как праздничный «День лагеря-стана»принято на общем собрании «Свято-Анфимовской общины» 2 августа 2001 г. и Крестовоздвиженской общины 5 августа 2001 г. День 2 августа памятен тем, что в 1999 году коммунисты воздвигли на детский православный лагерь-стан невиданное гонение чисто по религиозным мотивам, (но прикрывались требованиями санэпидемстанции) и полностью, с позором для себя проиграли это сражение. Ими были подключены краевая администрация, краевое законодательное собрание, краевой отдел юстиции, прокуратура края и района, следователи, врачи, санэпидемстанция края и района, отдел образования, телевидение, СМИ, радио, пожарные, электрики, епископ и священники Московской Патриархии. Последовали предписания, предостережения, акты, угрозы, указы и постановление о закрытии лагеря-стана № 1 от 25.07.1999г. Этот шабаш нечистой силы, дикая вакханалия озверевших от ярости и нераскаянных грехов коммунистов во главе с главным идеологом коммунистов края, бывшем идеологе крайкома КПРФ Петренко В.С. – войдёт в историю. После поражения в этой позорной битве с православными детьми Петренко вышел из партии. Были попытки возбудить уголовное дело против основателя и начальника лагеря-стана Лапкина И. Т. за «избиение детей». После расследования из прокуратуры Мамонтовского района дали ответ 30.07.1999г. «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» установили: дети в лагере здоровы, чувствуют себя прекрасно(л.д. 2), …в действиях начальника, воспитателей лагеря стана отсутствуютпризнаки состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ». Пом. прокурора Жабина Е.Е. Это была 14-я комиссия, с милицией, чтобы обрезать эл. провода, опломбировать помещения лагеря-стана. Тогда лагерь-стан заперся, дети разбежались по крышам столовой, кухни, келий, комнаты отдыха, на вышку, и громко скандировали, выбрасывая вверх кулаки: “Не за-хо-ди-те!”, “Не за-хо-ди-те!”, держа в руках развернутые плакаты: “Коммунисты – людоеды, руки прочь от лагеря-стана!”, “Лютые безбожники-волки, займитесь своею душой”, “Губители России, руки прочь от лагеря и детей”. “Бог осудит вас и ваши дела”, “Бог не в силе, а в правде” (св. Ал.Невский). На набатный колокол по 5 ударов (тревога-тревога!), прибежали около 40 жителей пос.Потеряевка, – и атака безбожников захлебнулась. Далее был приезд начальника УВД края Валькова В.А, с кинооператором, заснявшим всё это сильная публикация в «Российской газете» от 20.06.2000 года, и приезд первого зам.губернатора края Шойхета Я.Н. 27.06.2000 г. – всё это в пользу лагеря-стана. И вот уже два года слышим только глухой ропот недругов, но нас никто не беспокоит. Сей день объявляется нерабочим днем в лагере-стане с праздничной трапезой. Мероприятия: 1. Молебен пророку Илии с водоосвящением. Желательно провести окропление св.водой всё на территории лагеря-стана. 2 августа (н.ст.) – день памяти пророка Илии. 2. Исполняется гимн России, на музыку Александрова А.В. и слова Лапкина И. Т. несколько раз в день. 3. Вывешивается на целый день Российский трехцветный флаг (красно-сине-белый), как и во все воскресные дни, и при открытии сезона. 4. Просмотр фильмов о лагере-стане, о пос. Потерявка и др. фильмы. 5. Занятия по Священному Писанию о жизни пророка Илии. 6. Каждый раз 2 августа желательно проводить репетицию по отражению нападения от недругов, безбожников (по образцу 2 авг. 1999 г. или иначе). 7. Поход за ягодами, рыбалка, купание, отдых, игры. 8. Возможен приезд гостей, общая трапеза в «конференц-зале» на «скворечнике», (на 60 человек). История одной тяжбы РАПОРТ Начальнику МОБ УВД Алтайского края подполковнику милиции Сметанину Ю.Н. 23-03-15 24-13-24 4.10.1998 года в 21 час 15 минут позвонил бывший сотрудник органов внутренних дел подполковник милиции в отставки Дружинин Генадий Пет­рович и сообщил, что житель с. Потеряевка Мамонтовского района Алтай­ского края Лапкин Игнатий Тихонович угрожает ему физической расправой, клевещет на него, преследуя этим цель, чтобы Дружинин продал свой зе­мельный участок с домом в с. Потеряевка. Неприязненые отношения между ними возникли в виду того, что Дружинин является внештатным участковым инспектором милиции и пресекал правонарушения, совершаемые Лапкиным. Кроме того, он сообщил, что Лапкин является главой религиозной ор­ганизации, злоупотребляет доверием членов организации, получая при этом выгоду. 2.10.1998 года по настоянию Лапкина его племянниками были причинены телесные повреждения мужу его сестры Николаю (фамилия не уста­новлена ), о чём Дружинину сообщила родная сестра пострадавшего Людмила Ивановна, который в настоящее время находится, ввиду причиненного физического вреда, на стационарном лечении в одной из больниц г. Барнаула. Причиной избиения Николая послужили дружеские отношения с Дружини­ным. Со слов жителей указанного села Дружинин сообщил о том, что в ноч­ное время суток из религиозной общины была изгнана молодая женщина – Людмила, при этом у неё пропали ювелирные украшения. Ввиду сложившейся криминальной ситуации в с. Потеряевка Дружинин просит вмешательства в конфликт сотрудников органов внутренних дел. Дежурный офицер МОБ УВД Алтайского края капитан милиции 4.10.1998 года Горащенко И.Г. (Таких «разоблачений» было множество: в прокуратуру Мамонтово, в милицию района, края. Было много проверок. и конечно же, ничего не обнаружили, кроме пьяного милиционера.) «Прокурору Алтайского края, государственному советнику юстиции второго класса Параскуну Ю.Ф. от Лапкина Игнатия Тихоновича (656016 г. Барнаул-16, ул. 2 Строительная 62-16, тел. 35-32-42, 24-38-46). ЗАЯВЛЕНИЕ Прописавшийся в пос. Потеряевка Мамонтовского р –на Алтайского края пенсионер (подполковник милиции) Дружинин Геннадий Петрович, 1938 г. рождения и в действительности проживающий в Ленинском р –не г. Барнаула ул. Юрина 253 кв. 99 тел. 41 – 41 – 17, шесть лет буквально терроризирует православное поселение непрерывными жалобами в прокуратуру района, УВД края, обвиняя религиозную общину и более всего меня лично в тяжких, но небывших и потому абсолютно недоказуемых преступлениях. Убедительно прошу защитить меня, мою честь. Так, в своём последнем обращении по телефону доверия в УВД края он обвинил меня в том, что я угрожаю ему расправой, т.е. что я совершил преступления (ст. 119 УК РФ), клевещу на него (ст. 129 УК РФ), совершаю мошенничество в общине (ст. 159 УК РФ), подстрекал к причинению телесных повреждений (ст. 112 УК РФ), а также в совершении ограбления (ст. 161 УК РФ) – то есть в совершении тяжких преступлений. По моему мнению, своими ложными обвинениями он сам совершил преступление: заведомо ложный донос (ст. 306 ч. 2 УК РФ) и клевета (ст. 129 ч.З УК РФ). Прошу Вас поручить провести проверку по данным фактам и по её окончании возбудить уголовное дело либо в отношении меня, либо в отношении Дружинина и довести дело до суда.» Опровержения заведомо ложных доносовДружинина в органы МОБ УВД Алтайского края, в Мамонтовское РОВД, в прокуратуру Мамонтовского р-на. (Часто эти доносы – звонки анонимные). Не видя ни пермен в стране, что на дворе далеко не 37-ой год, ни того кто перед ним, Дружинин Геннадий Петрович, прописавшийся, но никогда не живущий в православном пос. Потеряевка Мамонтовского р-на обуян лютой ненавистью к жителям христианам этого поселения. Не брезгуя никакими методами, он идёт “на всякое тяжкое”, стараясь через своё соглядатайство, стукачество натравить на поселенцев, истинно православных жителей крохотной деревушки в десять дворов, власти всех уровней, силовые структуры. И всегда он, постоянно пьяный, ничем не занятый (а по слову Мартина Лютера: “Ничем незанятая душа – хорошая кузница сатаны”, и по Владимиру Мономаху: “Лень научит всему худому”), давясь злобой, пьянством и бездельем, Дружинин Г.П. ломится к заветной цели – изничтожить руками властей деревушку. Так 20.12.1998 г. в 11 ч. 45 мин. он (анонимно) уведомляет МОБ УВД Алт. края (подпол. Сметанину Ю.А.) что в Потеряевке – враги Отечества базируются, и что у них. “цель, создание единой религиозной миниреспублики, которая уже имеет обмундирование, полученноев лётном училище г. Барнаула. Секта имеет свой устав. Распоряжается квартирами, домами. Начальник Мамонтовского РОВД Чибитько А.Т. об этом знал.”, но мер не принимает. Пояснение того, что только в этом одном доносе Дружинин Г.П. заведомо лжёт, зная что за коварство, клевету, дикое оскорбление православных сектантами он не понесёт заслуженное наказание. Заслуженное и по Божественному Закону, и по человеческому. Назвать православного сектантом, еретиком – это страшнее, чем назвать верного ленинца, истинного коммуниста фашистом, буржуем, сионистом, шовинистом. Секта(лат. учение, школа) – секта, это религиозная община. отличающаясядогматичностью взглядов и убеждений. расходящаяся с господствующей церковью или враждебных ей. (Словарь иностранных слов. М. 1964 г. 23 тыс. слов.) Секта религиозная(лат. образ мыслей, учение, направление) – отрицает институт священства, не признает деления верующих на клир и мирян. (“Карманный словарь атеиста” М. 1973 г.) Секта основана на ереси. Ересь (гр. – особое вероучение): 1. отклонение от догматови организационных форм господствующей религии (Словарь иностранных слов) 2. учение о ненужности церкви в деле спасения(Карманный словарь атеиста). Деян.5:17 15:5 24:5,14, 2 Петр.2:1, Гал. 5:20, Тит. 3:10. В “заключении” от 31 августа 98 г. нач. МОБ В.А. Василькову, полковнику милиции, инспектор ООРУИМ и ППН УВД Алт. края капитан милиции Калашников установил, что “17 августа 1998 г. в УВД Алт. кр. поступило анонимное сообщение о том, что в пос. Потеряевка Мамонтовского р-на находится религиозная секта, которая имеет устав, нарушающий права и свободы граждан. В ходе проверки было установлено, что в п. Потеряевка организована община православных христианв честь священномученика Анфима Никомидийского, Русской правосавной Церкви заграницей. Устав общины зарегистрирован 21.07.95 г. за №117 в Упр. юстиции Алт. края. На основании этого была зарегистрирована 01.12.95 г. за № 622 общественная организация “Деревенская община пос. Потеряевки”. На основании изложенного полагал бы: 1) Проверку по сообщению считать законченной. 2) Факты, указанные в сообщении не подтвердились”. Вот о таких-то дружинниках, выросших на дрожжах Павликов Морозовых, «закладывающих» родного отца (спасшего его же от голодной смерти) 2700 лет до наших дней восклицал св. пророк Иеремия 20 гл. 10-11 стихи: “Ибо я слышал толки многих, угрозы вокруг. Заявите, говорили они, и мы сделали донос. Все жившие со мною в мире, сторожат за мною, не споткнусь ли я: “может быть, – говорят, – он попадётся, и мы одолеем его и отомстим ему”. Но со мною Господь, как сильный Ратоборец поэтому гонители мои споткнутся и не одолеют, сильно посрамятся, потому что поступают неразумно посрамление будет вечное, никогда не забудется”. Три с лишним тысячи лет до нашей многострадальной Потеряевки и до появления в ней соглядатая-пенсионера-милиционера, такая же ситуация случилась в далёком Израиле. Доик Идумеянин донёс царю Саулу о Давиде и было убито 85 священников, 1 Цар. 22:22. Давид признал, что виновен в смерти всех священников он, Давид, за то, что не обезвредил доносчика и сексота. “Я виновен во всех душах”. Формой военной Дружинин называет списанные на ветошь кителя, шинели лётного училища, полученные мной по документам, постиранные, даром розданные и Дружинину Д. Г, который и носил эту форму. Дружинин Г.П. обвиняет нас в принадлежности к воненизированной секте. Это заведомо ложное обвинение снято с нас документами и ответом УВД края. В действительности же именно его сын Дружинин Дмитрий Геннадьевич, будучи слабеньким православным, не раз отлучаемым за нарушение устава, переметнулся вначале к католикам, к иезуитам, а теперь находится в секте “Новая жизнь”. О секте, её запрещённых методах и разрушительной деятельности прилагаем материал, “Алтайская миссия” №4-5, март 1999 г, стр. 3 “Медико-психологическая экспертиза секты«Новая жизнь»”. Итак по всем пунктам, статьям обвинения Дружинин Г. П. пользуется методом “валить со своей больной головы на здоровую”. “Чтобы сильнее уязвить противника, надо обвинить его в собственных грехах” (по Достоевскому), чем отставник, эксинспектор небезуспешно и активно пользуется. «ЛАПКИН И ОТСТАВНИК» «На Алтае есть такой христианский проповедник – Игнатий Лапкин. Зна­менит он своей тяжбой с властями, позволившей ему отсудить недвижи­мость в Барнауле в счёт материально­го ущерба, нанесённого Лапкину ещё при советской власти. Также Лапкин возродил свою родную деревню Потеряевку в Мамонтовском районе. Но что за жизнь без испытаний? И таковые были ниспослании лапкинской общине – поселился в Потеряевке от­ставной подполковник милиции. Он жизни праведной не понимал: пил, – и это бы ещё ладно, но мужик принялся на общину писать письма кляузные во всякие инстанции. Летом Лапкин решил из окрестных болот устроить маленькие пруды. Для этого надо было создать плотины. Догово­рились с бульдозеристами, пригнали машины. И вот как раз в тот момент, когда ревущие бульдозеры застыли на берегу болота, пьяный отставник прибежал и начал митинговать. Он кричал, что работать нельзя, потому как по дну болота проложен. стра­тегический кабель! Что уж за кабель пролегает в полях Мамонтовского района, так и осталось тайной, но бульдозеры уехали ни с чем. Теперь Лапкин борется с отставником». («Свободный курс» 1999). ИЗ ИСТОРИИ ПОС. ПОТЕРЯЕВКА (О сектсотстве, наушничестве, соглядатайстве.) «Вот, я завел судебное дело, знаю, что я буду прав»Иов. 13:18. «Люди, угодные Богу, испытываются в горниле уничижения»Сир. 2:5. «Бог никого не любит, кроме живущего с премудростью»Сир.7:28. «Если народ теряет веру в Бога, то его постигают бедствия и несчастья. Если не кается, то гибнет и исчезает» Гюстав Доре. 14.05.1991 г. о. Иоаким Лапкин вернулся на родину, в разрушенную в 1972 г. Потеряевку и поставил первую палатку (напротив «Мамврийского дуба»). Там и был поставлен первый дом из самана, позже обложенный кирпичом. В 1992 г. когда Игнатий Лапкин находился в США по приглашению митр. Виталия, в это время к Дружинину Дмитрию приехал его отец Геннадий Петрович, и, без предупреждения кого-либо, обманно, прописался в Потеряевке. В сговоре с сыном получили от государства подъёмные деньги на организацию фермерского хозяйства. Но дом так и не построили, не завели хозяйство, земля (2 га) заросла. Урожай не был собран ни разу, деньги дурно потрачены. Сам Дружинин Г.П. был постоянно пьян, приставал к жителям деревни чтобы его «уважали». Будучи пенсионером – милиционером (подполковник), имел очень много свободного времени и опыта составлять кляузы. Начал строчить жалобы как высокопрофессиональный сексот, соглядатай, наушник. Все кто был чем-либо недоволен, имели с ним общение (Дмуха А, Калашников П. и др.) И от этого общения научались дурному, подобному, развращались, заражались таким же духом, несли дальше эстафету соглядатайства и зла. На рапорт Дружинина Г. П. в МОБ УВД с жалобами на Лапкина И. Т. последовал ответ, что сообщения не подтвердились, т. е. сообщал 100% ложь. Вмешательство Д.Г.П. в дело восстановления посёлка достигли вершины 08.10.1998 г. В этот день, пьяный, облачившись в форму милиционера, он явился на южный пруд (КТФ в прошлом), где работали два бульдозера нанятые в Мамонтовском ДЭУ, остановил работу под надуманным предлогом – под видом сохранения на дне пруда стратегического кабеля. И в этот же день наслал на нас представителей экологии из района. В этот же день заполыхали рощи, лога, степь пожарами. Был страшный ветер, сушь, давно не было дождя. Огненные валы катились на деревню со стороны Корчино. Вся деревня бросилась тушить огонь. Дружинин, как всегда пьяный, и в эту ночь требовал остановиться идущих с тушения пожара. Зайдя на территорию лагеря-стана, искал Лапкина И. и угрожал «размазать». Утром все жители деревенской общины подписали прошение в Мамонтовское РОВД принять меры по отношению к Дружинину Г. П. Желая выгородить себя, Ген. Пет. бросился к своим дружкам в городе, прося вмешаться органы милиции, с выездом в Потеряевку, т. к. там «создалась криминальная обстановка». Своими доносами Д.Г.П. только в одном рапорте пытался подвести Лапкина И. под пять уголовных статей: клевета, угроза, мошенничество, разбой, драка. И таких сообщений – доносов от Д.Г.П. против Лапкина и жителей деревни последовало большое число в УВД района, прокуратуру района, УВД края. Начались проверки с выездом милиции в Потеряевку, с вызовом Лапкина И. Т. в органы дознания. И оказалось, что все доносы Д.Г.П. лживые, надуманные. 09.12.1998 г. Лапкин И. вынужден был обратиться в прокуратуру края с просьбой провести тщательное независимое расследование по доносам Дружинина Г.П. и привлечь к ответственности Лапкина И. Т. (т. е. меня), если сообщения Д.Г.П. подтвердятся. Если же не подтвердятся, просил привлечь Дружинина Геннадия Петровича 1998 г. рождения по статье 129 УК РФ (клевета). Дело возбудили. Его дружки, такие как прокурор Октябрьского р-на Широких М.И, прекращали дело. Вот выдержки по делу Дружинина Г.П. (т.1, лист 149, ответ из прокуратуры края 12.02.2001 г. №16-1468-98 судье Октябрьского р-на Козловой Н.П.): «…Доводы Дружинина Г.П. о необоснованном возбуждении уголовного дела, изложенные в неоднократных обращениях в органы прокуратуры, признаны несостоятельными. 02.07.99 г. прокуратурой края отменено незаконное постановление органов дознания Октябрьского РОВД от 01.06.99 г. о прекращении дела в связи с отсутствием в действиях Дружинина Г.П. состава преступления, производство по делувозобновлено. 02.08.99 г. уголовное дело вновь прекращено Октябрьским РОВД на основании п. 2, чт. ст. 5 УПК РСФСР. Учитывая, что дальнейшее расследование не могло быть продолжено в связи со смертью Дружинина Геннадия Петровича, принятое решение оставлено без изменения. Многочисленные свидетели, допрошенные в ходе следствия, подтвердили, что Лапкин И. Т. не совершал тех поступков, порочащих его честь и достоинство, которые распространял Дружинин Г.П.» Прокурор края, государственный советник юстиции 2 класса, Ю.Ф. Параскун. По закону, если в ходе следствия человек продолжает заниматься преступной деятельностью, к нему можно применять арест. Д.Г.П. продолжал распространять клеветы, заведомо ложные измышления против Лапкина И. Т. уже находясь под следствием. Такого поворота событий Д.Г.П. никак не ожидал, привыкнув только сам хватать и сажать. Он заметался во все стороны, полагая, что лучший вид обороны – наступление. Деморализованный, зажатый допросами в родной милиции, он хватался за всё, что казалось ему спасительным, старался переломить ситуацию. Любыми путями, любыми средствами ослабить давление затянувшейся, захлестнувшей его шею петли уголовного кодекса. К этому времени Господь уже разметал, развеял основных его помощников: Чернов В.П, начальник УВД края, ген.-лейт, снят с работы, оказался под следствием прокурор Октябрьского р-на Широких М.И. исчез новый начальник УВД края Вальков В.А. не поддерживает его начальник МОБ УВД края Сметанин Ю.Н. перестал принимать Дружинина. В панике Ген.Пет. метнулся в редакции газет: «Алтайская правда», «Свободный курс» и др. с жалобами на Лапкина И. Т. и деревенскую общину. Его «труды-опусы» нигде не приняли. Кляузник остался один. И вот тогда-то злой демон указал ему на грязную (похабную) газету «МК на Алтае». Вот как это описывает Федяев Д.А. (уголовное дело Д.Г.П. т. 1, стр. 167. Протокол допроса Федяева Д.А. 25.07.99 г.): «В конце апреля 1999 г. мне в редакцию позвонил Дружинин Геннадий Петрович, который рассказал мне о религиозном обществе, организованном в Потеряевке Мамонтовского р-на Лапкиным И. Т. Дружинин предложил мне встретиться. При встрече он рассказал мне много негативного, касающегося данного общества и конкретно в отношении Лапкина И. Т. (Лист 170 дела) В данном разговоре участвовала и супруга Дружинина, которая дополняла наш разговор своими фактами. Но это ещё не послужило основанием для написании статьи в «МК на Алтае». В начале мая тек. года я встретился с Дружининым Дмитрием по его личной инициативе, который мне дополнительно привёл факты нарушения конституционных прав со стороны Лапкина И. Т. в отношении жителей религиозного общества, где одно время проживал сам Дмитрий. После этого я решил написать данную статью. Когда статья была уже готова я встретился со Старковым Вячеславом Владимировичем (при копировании на ксероксе пропущено 4 строки) Кроме того у меня была встреча с журналистом ГТРК «Алтай» Лавриненко Серг. Ник. (снова пропуск по вине ксерокса), который был в командировке в Потеряевке, где он встречался с членами общины Лапкина, беседовал с ними. Лавриненко полностью поддержал, подтвердив указанные мною в статье факты. Лавриненко сам подготовил телепередачу, которая выйдет 27.07.99 г. по телеканалу ГТРК «Алтай», о религиозном поселении в с. Потеряевка. В конце мая, начале июня 1999 г. (в действительности 24.07.1999 г. № 138) в газете «Алтайская правда» вышла статья под редакцией Боброва Г, с которым я лично не знаком. Я считал, что данная статья свидетельствует, в частности, о подавлении личности существующей в религиозном обществе с. Потеряевка. Поэтому я считаю, что приведенные мною факты в статье имеют подлинную основу. Мною прочитано, с моих слов записано верно. (Подпись) Старший дознаватель Октябрьского РОВД Труфанова. ЛИСТ ДЕЛА 148. Объяснение Курдюмова А.В. Сизова 45/6, т. 38-12-74 (чтобы усилить статью нужен был рисунок, в который нужно было вложить всю суть статьи о Лапкине И. Т.) «Мною, по просьбе Федяева Д, был подготовлен рисунок, в котором я отразил Библейского персонажа «чёрта», скрывающегося под благопристойным обличием. Также по просьбе Федяева на заднем плане рисунка была помещена дверь со словами «Община отца Игнатия». При этом я не знал Лапкина И. Т, не собирал о нём никакой информации, не видел его изображения, и даже не пытался представить его в рисунке. В соответствии с выше изложенным, считаю себя не надлежащим ответчиком по данному делу и прошу: 1. Исключить меня из числа ответчиков по иску Лапкина И. Т. 2. Рассматривать дело в моё отсутствие. 08.02.2001 г.». «МК НА АЛТАЕ» хитро зарегистрировались в Горном Алтае, работают в Барнауле и имеют головное издательство в Москве. И кто бы с ними ни судился, уже через месяц, измотанные, отступаются. Ещё 28 мая 1999 г. на другой день после выхода статьи я позвонил главному редактору Волохову А.Н. и попросил объясниться. Он же мгновенно ответил: «Вы уже не раз за это страдали и знаете куда обращаться». Я же им пообещал довести дело до конца, сделать в их стене бесстыдства пролом и ввести туда ещё несколько исков по их другим статьям против меня. Об этом я сказал нынешнему главному редактору «МК на Алтае» Еремеевой Окс. Ник, т. 36-38-93, и их руководителю Родионову Иг. Ник, прося их опубликовать опровержение на ту пакостную статью. Но они отказались и отказываются поныне. 13.03.2001 прошёл первый суд – пробиты первая щель: вынесено решение возместить моральный вред за рисунок – 1500 руб. 23.03.2001 вынесено решение Октябрьским судом – опубликовать опровержение по рисунку. 13 июня 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Алтайского кравого суда под председательством Чубукова С.К. вынесла почти точное решение, разбив лживость газетных утверждений, и тем почти довела изобличение беззаконных клеветников до конца. Главным виновником грязных статей и телевизионных передач сегодня является Дружинин Дмитрий Геннадьевич. Как при смерти колдун передаёт духа, астральные, ведические знания близкому родственнику, так и здесь дух лжи от скончавшегося в пьянке стукача вошёл в родного сына, переменившего к тому времени православную веру на католическую, а католическую на сектантскую (секта «Новая жизнь»). Теперь уже тройственный союз – 1) КП РФ, Петренко В.С, Бобров Г, Лавриненко С. 2) американская харизматическая секта (пятидесятническая) «Новая жизнь» 3) финансирование от Д. Г. работающего в еврейской благотворительной организации «Эвен-Эзер».(Еврейские «рыболовы», помогающие им выехать вИзраиль,чтобы исполнилось пророчество Иез.34:12-13). («Зов Сиона»). Вначале Дружинин Д. не соглашался придти в суд, но главный редактор «МК на Алтае» Волохов А.Н. по просьбе Лапкина И. Т. всё-таки уговорил Дружинина Д. предстать перед судом. И он предстал, «усилив» свои позиции бывшими членами Крестовоздвиженской общины: Бруяко Т, Шестакова Ж.П, Тарасов В. и муж, и жена Муравлёвы Игорь и Лариса (Деян. 5 гл.).Но и этих лжесвидетелей было недостаточно. «Наконец пришли два лжесвидетеля»(Мф. 26:60)Калашников П.Г. и Старков В.В. (Последнему, уже пришедшему в суд, епископ Алтайский Антоний не дал благословение на участие в суде.) Нас ужаснула та трансформация, деградация, которая произошла с бывшими верующими, принявшими истинное крещение, исповедовавшими православную веру. Они оказались в сто крат худшими не членов общины, выступавших на суде, дающих точные и ясные показания, указывавших на лживость и заказной характер статьи в «МК на Алтае» (май – июнь 1999 г.) (Русаков К.В, Клименко В.Ф, Галенко В.В, Ганов К.). Воистину, когда дьявол находит (Матф. 12:45)отступников, он делает их «свидетелями неправды»(Исх. 23:1).И исполняется сказанное Христом, что последнее их состояние хуже первого до уверования, лучше бы им не познать путь истины (2 Петр. 2:22). Они возвратились как псы на свою блевотину. «Верный свидетель не лжёт»Пр.14:5. «Лукавый свидетель издевается над судом и уста беззаконных глотают неправду»Пр. 19:48. «Верный свидетель спасает души»Пр. 14:25. Но дьявол на суде «представил ложных свидетелей»из вероотступников (Деян. 6:12). Дух лжи вошёл в уста лжесвидетелей, поддерживающих лживую газету и лживую статью (3 Цар. 22:22). Против устава деревенской общины п. Потеряевка п. 28, запрещающий наушничать, сексотничать, все эти годы яростно выступал Калашников П. Г. Почему? Не потому ли, что занимался этим, желая принести вред живущим в общине? Неожиданно в уголовном деле Дружинина Г. П. обнаружено на листе 173 (допрос Калашникова П.Г. 15 мая 1999 г. Мамонтовское РОВД): «С Лапкиным И. Т. я знаком с 1992 г. Могу характеризовать их как людей, стремящихся показать себя… О Лапкине И. Т. я могу сказать, что он очень любит командовать, хочет чтобы всё было как ему угодно. Я могу сказать, что однажды Лапкин И. Т. в моё отсутствие разбудил моих детей… Я, член православной общины п. Потеряевка, соблюдаю её правила… О наказании детей я могу сказать, что Лапкин наказывает только детей из лагеря. Детей в п. Потеряевка мы воспитываем сами. Как происходит наказание, я не знаю и никогда при них не присутствовал» Лейтенант Михайленко. Библия же учит: «Отдаляйся от врагов твоих и будь осмотрителен с друзьями твоими» Сир. 6:13. «По смерти же Иуды …явились люди беззаконные и поднялись все делатели неправды»1 Макк. 9:23. Не дай Бог, если в Потеряевке не будет о. Иоакима до времени пока не перемрет первое поколение, «исшедшее из Египта». «Приобретение сокровища лживым языком – мимолётное дуновение ищущих смерти»Пр. 21:6. «…Влекла же их к тому концу судьба, которой они были достойны, и она навела забвение о случившемся, дабы они восполнили наказание, недостававшее к их мучениям»Прем. Сол. 10:4. «Бог отцов их посылал вестников Своих призывать их к обращению… но они смеялись над вестниками Его»2 Ездр. 1:50. Что говорит Библия о подобных судах и судьях? «О вы, которые суд превращаете в отраву и правду повергаете на землю»Амос. 5:7. «А они ненавидят обличающего в воротах и гнушаются тем, кто говорит правду»Амос. 5:10. «Суд превращается в яд и плод правды в горечь»Амос. 6:10. «Подлинно ли правду говорите, судьи?» Пс. 57:2. «Он делает чем-то пустым судей»Ис. 40:23. «Лица судей её Он закрывает»(когда они не молятся Богу) Иов. 9:24. «Судей делает глупыми»Иов. 12:17. «Судьи судят за взятки»Мих.7:3. «Судьи его вечерние волки, не оставляющие до утра ни одной кости… Священники его оскверняют святыню, попирают закон… Беззаконник не знает стыда. …А они прилежно старались портить все свои действия»Софон. 3:3. «…Кто ничего не кладёт им в рот, против тех объявляют войну»Мих. 3:5. СУД С «МОСКОВСКИМ КОМСОМОЛЬЦЕМ» Лапкин подал в суд за оскорбление чести и достоинства. 13 июня 2001 года судебная коллеги по гражданским делам Алтайского краевого суда под председательством Чубукова С. К. вынесла определение по делу № 33-1824. Решением суда Октябрьского района от 13 марта 2001 года судьёй Козловой Н. П. иск Лапкина удовлетворён частично. С ЗАО «МК-РЕГИОН» взыскана в пользу Лапкина компенсация морального вреда в размере 1500 рублей. Дополнительным решением Октябрьский районный суд города Барнаула, руководствуясь ст. 205 ГПК РСФСР решил: «обязать ЗАО «МК-РЕГИОН» опубликовать в газете «МК на Алтае» опровержение, в котором указать, что рисунок изображённый художником Курдюмовым А. В, на котором изображён чёрт, в правой руке которого плеть, а в левой руке оковы, наручники, со сложенными руками и надписью над головой «Община отца Игнатия» не соответствует действительности». «Лапкин И. Т. никакого отношения к сатанизму и дьволопоклонникам не имеет. Лапкин И. Т. является человеком глубоко верующим, проповедником зарубежной православной церкви, старостой Крестовоздвиженской общины». Краевой суд определил и вынес новое решение: «Признать сведения, опубликованные в газете «МК на Алтае», а именно: «Лапкин И. Т. является пастырем-посредником» «Лапкин И. Т. небезуспешно судится с прокуратурой железнодорожного района» «Лапкин И. Т. напористый настолько, что его родной брат отецАким (в миру Аким Тихонович Лапкин, священник Потеряевской церкви) даже собирается уехать из Потеряевки, говоря, что жить там, точнее, уживаться, становится всё тяжелее» «вплоть до угроз проколоть шины автомобилей родственников и знакомых» «священнику из рубцовского района Илье Бутырину понадобилась неделя жизни там, чтобы сделать односзначный вывод: “Секта”. Со всеми вытекающими последствиями» недействительнымии порочащими честь и достоинство Лапкина И. Т. Взыскать с ЗАО «МК на Алтае» в пользу Лапкина И. Т. компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей». «ЗЛАТОУСТ СО ВТОРОЙ СТРОИТЕЛЬНОЙ,ИЛИ О ТОМ, ПОЧЕМУ ПЕРВОЕ СЛОВО, ПОСВЯЩЁННОЕ ИГНАТИЮ ТИХОНОВИЧУ ЛАПКИНУ, ГЕРОЮ МОЕЙ СТАТЬИ ПЯТИЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ, Я ПИШУ БЕЗ КАВЫЧЕК» «Не все пророчества сбываются, Это сбылось. В июле 1986 года краевой суд приго­ворил христианского пропо­ведника Игнатия Тихоновича Лапкина к двум с половиной годам лишения свободы. Я был на этом суде с первого до последнего дня, прочел его пухлое «дело». И написал об этом статью «“Златоуст” со Второй строительной» («АП», 26.07.86 г.). Именно здесь, на этой улице, в старом, изно­шенном бараке, неподалёку от железнодорожного вокза­ла Барнаула, жил и живёт, вернувшись из заключения, этот подвижник веры. Вскоре после появления статьи случай столкнул меня неподалёку от редакции с же­ной Игнатия Тихоновича. - А ведь придется и вам когда-нибудь каяться, – ска­зала она. Пришлось. И не только по­тому, что нет уже в Уголов­ном кодексе РСФСР «полити­ческой» статьи 190-1. Это по ней судили неугодных власти людей за распространение за­ведомо ложных, клеветничес­ких измышлений против обще­ственного и государственного строя. Есть на мне и свой – профессиональный грех. Ведь уже тогда мне было ясно: за убеждения, какими бы «оши­бочными» или «безошибочными» они ни были, нельзя су­дить уголовным судом. Да и «ветер перемен» уже повевал в затхлой атмосфере «идеоло­гического единомыслия». Прав­да, не все ещё могли то­гда осознать, к чему приве­дут нас эти перемены. Защищая православную веру, мучеников церкви, алтай­ских крестьян, пострадавших от раскулачивания в пылу коллективизации, И. Т. Лапкин не останавливался на скорби и сострадании. Он шёл даль­ше – искал и находил винов­ных в исторической трагедии русского народа. Ими, по-Лап­кину, были коммунисты-сатанисты, устроившие жидомасонский заговор, и В. И. Ленин – «вождь атеистов, сонмища иуд». Так писал Игнатий Тихо­нович в своём стихотворе­нии, аккуратно подшитом сле­дователями к делу. Это было не всё. Но и этого оказалось достаточно, чтобы я, никогда не бывший партийным челове­ком, возмутился. У каждого из нас свои свя­тые или не очень святые ду­ховные отцы. «Пусть, – ду­мал я, – Лапкин считает свя­тыми мучениками последнего царя Николая II и его совре­менника Патриарха Тихона. То, что произошло в Екате­ринбурге с царской семьёй (особенно с его детьми) иначе чем жестокостью не назо­вешь. Но ведь и сам царь – не агнец Божий. Разве по его приказу не была расстреляна мирная демонстрация голод­ных рабочих с семьями у Зим­него дворца в «кровавое во­скресенье»? Я – русский, внук малоземельного кресть­янина, всю жизнь усердно трудившегося от зари до за­ри, и потому прозванного «букашом» сын многодетного отца – рабочего, воевавшего с бандами после граждан­ской войны, испытавшего горечь окружения после изну­рительных боёв начала Вели­кой Отечественной, а затем плен, фашистские концлагеря и немилость сталинщины это я-то должен поверить, что вся наша жизнь с её муками, страданиями и редкими радо­стями была всего лишь экс­периментом каких-то жидо­масонов, которым захотелось поиграть с терпеливым и глупым народом? Да не может быть! Это слишком примитив­но и оскорбительно. Истори­ки, конечно, разберутся, но я этому не верю». От нетерпения веры в то, что мне было дорого (как до­рого и сейчас), я нарушил не­писаную журналистскую за­поведь: «Неправедно осуж­дённого надо или защищать, или молчать об этом». Удоб­ная формула – мол, время было такое, и я колебался вместе с ним – лукава хотя бы потому, что отрицает сво­боду воли. Люди не слепые, и журналист волен отказаться писать, если ему не по душе сам предмет разговора. К сожалению, как раз со­держательная сторона «дела» И. Т. Лапкина в моей статье проговаривалась слишком глухо. Читатель мог лишь понять: вот нашёлся ещё один религиозный проповедник против Советской власти. С этой целью он записал на магнитофонные катушки произведения религиозных авторов, в том числе из-за рубежа, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, тексты так называемых «Протоколов сионских мудрецов», собственную работу о преследовании верующих в нашей стране по воспоминаниям земляков. Короче говоря, Игнатий Тихонович выступил составителем тек­ста, редактором, издателем и распространителем среди верующих «духовной пищи», потому что полагал: «везде диктат атеизма». А ему на основании действовавшей тогда 157-й статьи Административного кодекса РСФСР поставили это в вину, как занятие незаконным промыслом. Нет сомнения (во всяком случае для меня), что растиражируй он с помощью магнитофона песни Аллы Пугаче­вой, ему бы из власть иму­щих никто и слова не сказал. Сатирические песни Высоцко­го расходились по всей стра­не, и что? А вот лапкинские записи (более трёх тысяч ка­тушек) были конфискованы как крамола. Вернее, как «иде­ологический промысел». Уже тогда у недоброжелателей возникал вопрос: а что сам Лапкин с этого имел? Вот мнение самого Игнатия Тихо­новича: «Обо мне лично свидетели подтвердили: абсолют­но бескорыстен отметили мою жертвенность, правди­вость, готовность умереть за Христа». «Я абсолютно уве­рен, – писал он далее в своём протесте из заключения, – что всё, начит анное мною, инкриминируемое мне, – ис­торические факты.». Но эти факты и особенно их истолко­вание расшатывали устои ца­рившей тогда идеологии. Они были опасны властям, размы­вая её фундамент. Я не могу ручаться за убе­ждения и веру учёных-экспер­тов, чьё заключение легло в основу обвинения И. Т. Лап­кина по «политической» ста­тье 190-1. Но его полезно процитировать как документ истории наших непримиримых «идеологических войн»: «Экспертами выделены сле­дующие основные группы из­мышлений. – утверждение о гонениях на граждан в СССР за их верy и убеждения. Утвер­ждение об отсутствии в СССР свободы совести. Измышления, порочащие советскую науку и культуру, измышления об истоках революционно-демократического движения и социализма, об осно­вателе Советского государст­ва В. И. Ленине – руководителе партии и правительства, отождествление Советскогогосударства, его органов вла­сти и управления с образами «сатаны» и «антихриста», от которых якобы исходит всё зло и с которыми следует вести непримиримую борьбу и т. д.». На основании собственных взглядов читатель может су­дить, насколько объективно это заключение. Считаю не­обходимым сделать лишь од­но замечание: «непримири­мую борьбу» в свете нового мышления вести не возбраня­ется, но только не насильст­венными, цивилизованными методами. И с этим, кстати сказать, Игнатий Тихонович со­гласен: «Мы – истинные христиане отвергаем плюрализм только в вере, – убеждал он меня во время нашей недавней встре­чи. – Нетерпимость к заблу­ждениям не может и не должна привести к вражде, ибо одна из заповедей Христа гласит: «Возлюби врага свое­го», А величайший проповед­ник, живший в 4-м веке, св. Иоанн Златоуст возглашал: «Прежде всякого моленья молись о врагах своих». Непримиримость, как подсказывает теперь наш общий опыт, – оружие обоюдоост­рое. В 1986-м наши неприми­римые веры с Игнатием Тихо­новичем столкнулись. И на­шла коса на камень. Мне это не прибавило чести. Лапкину прибавило страданий. К тому же он получил удар совсем уж с неожиданной стороны. Можно сказать, от своих. За то, что он – опальный про­поведник из низов – посмел ВОЗВЫСИТЬ CВOЙ ГОЛОС И НА ДУ­ХОВНЫХ пастырей, тут же по­следовало суровое вразумление от архиепископа Новоси­бирского епархиального управления. Это письмо тоже легло лыком в строку, про­звучало на суде, было проци­тировано в моей статье, кото­рую, возможно, прочитали верующие. Сейчас Игнатий Тихонович Лапкин реабилитирован и вер­нулся к тому, чем, по его собственному признанию, начал заниматься с тех пор, как уверовал в Христа, – нести слово Божье. «Христос для меня, – писал он, – стал Вождём, Путём, Истиной. И, веря в загробную жизнь, верю, как фанатик, в абсолют библейских истин, т. е. тому, о чём говорит Святая Библия.». Насколько мне известно, теперь Игнатий Тихонович имеет возможность нести сло­во Божье в школы и ВУЗы, куда его приглашают, а не только верующим. Он органи­зовал летний лагерь труда и отдыха для детей, где учит их крестьянскому ТРУДУ, мило­сердию к природе, библей­ским заповедям. Он всё так же исповедует непримири­мость к разводам, борьбу с развратом, пьянством, матер­щиной, табакокурением, тру­состью и корыстью. О нём пишут журналисты. Не тек давно «Прямая речь» – газе­та писателей Алтая – посвятила большую рецензию на документальный фильм «Предчув­ствие». «.ВЕРА – не есть дар, ниспосылаемый свыше, – отмеча­лась в ней, – ВЕРА, как и ИСТИНА, стяжается драмати­ческим опытом личного бы­тия. Она требует подвига. Свободой, лишениями запла­тил за неё сполна главный герой фильма Игнатий Тихо­нович Лапкин, проповедник, наш земляк». - Он подвижник, – сказал мне мой коллега-журна­лист, имея в виду, что благо­даря таким, как И. Т. Лапкин, кончилась «духовная жизнь в тряпочку», рухнули «столпы единомыслия» в России. Что касается меня, то к не­ординарной, безусловно ода­рённой проповедническим да­ром личности Игнатия Тихо­новича, я отношусь с уважени­ем и тревогой. Не случится ли так, что от нетерпения ве­ры кто-то захочет вместо «сплошной коммунизации» в отдельно взятой стране про­вести «сплошную христиани­зацию?» А чем лозунг «Уче­ние Христа всесильно, потому что оно верно» лучше, чем хорошо известный лозунг о Марксе? Ведь уже сейчас на православие появилась мода. А что может быть хуже, чем мода на самое искреннее, самое интимное, чем являет­ся вера? Перестройка нашего сознания – длительный и му­чительный процесс. Ему про­тивопоказана диктатура внеш­ней веры, какой бы угодной или неугодной она ни была Богу, власти или партии. Сам Игнатий Тихонович проблему Веры и Совести разрешает так: «Бог даровал человеку свободу выбора. «Вера от слышания слова Божия»(Рим. 10:10).«Отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной», –учит Христос. Иными словами, к вере каждый из нас ПРИХОДИТ сам, мучительно и добровольно. Время разбрасывать камни уходит. Наступает время их собирать для постройки об­щего российского дома. Пусть в нём будет мастерская, где мы исполним своё предназ­начение делами рук своих, комната, где можно отдохнуть от трудов праведных, и церковь для молений. Каждому своя, православный ты, мусульманин, буддист или иудей. Одно важно – фундамент нашего дома надо за­кладывать без вражды. «Спаси нас, Иисусе, от лож­ных учений, спаси от ненуж­ных забот», – написал когда-то в одном из своих стихо­творений Игнатий Тихонович Лапкин. Ну что ж, как говорится, дай то Бог, потому что чело­вечество, как не раз доказы­вала история, движется к ис­тине путём ошибок и заблуж­дений. И если оно до сих пор не уничтожило себя, то, воз­можно, потому что находило-таки верный путь к согласию. Спастись бы нам только от непримиримости веры, от чув­ства непогрешимости своего устава, с которым непрошенно не ходят в чужой монас­тырь. Нетерпением, иллюзией собственной непогрешимости мы подавляем в другом чело­веке самое корневое, что есть в нём, – свободу выбо­ра. Все несвободы в мире на­чинались именно с этого. «Не сметь своё суждение иметь». Думать самим. Решать в со­гласии. В наших ли это си­лах? Не знаю. Хотелось бы верить. В. ТИТОВ КСТАТИ. На днях при учас­тии Политиздата вышел первый том из Полного собра­ния творений Св. Иоанна Зла­тоуста в 12-ти томах, распро­странённого когда-то И. Т. Лапкиным в магнитофонных записях среди верующих. Те­перь мы все имеем возможность познакомиться с ними вполне легально. Лёд отчуж­дения тронулся». («Алтайская правда» № 256 27 декабря 1991 г.) «В июле 1986 года краевой суд рассмотрел в открытом судебном заседании дело по обвинению Игнатия Лапкина. Кто такой Лапкин? Религиозный фанатик, с ярко выраженными экстремисскими устремлениями. Расхождения вероисповедании его не смущают, для него главное – найти единомышленников на основе негативного отношения к советскому обществу, государству. Лапкину не нравится, что Русская православная церковь занимает лояльные позиции по отношению к государству. У него чётко разработанная методика работы с людьми. Обладая определёнными ораторскими и организаторскими данными, Лапкин создал небольшую группу, занимался активной миссионерской деятельностью среди верующих различных конфессий и неверующей части населения. Характерные черты Лапкина – негативное отношение ко всему советскому, преклонение и идеализация Русской православной церкви в годы царизма, неприкрытый религиозный экстремизм. Следствие и судебное разбирательство неоспоримо доказали вину новоявленного пророка. После освобожденияя в 1980 году его деятельность приобрела ещё больший размах и откровенную антиобщественную направленность. Игнатий Лапкин тиражировал и распространял измышления ярого антисоветчика Ярла Пейсти, специализирующегося на подрывной радиопропаганде. Архиепископ Гедеон вынужден был направить Лапкину специальное письмо, осуждающее его поведение. Кое-кому хочется представить дело так, будто Лапкина осудили за то, что он верующий. Деятельность Лапкина противоречила, нарушала нормы закона? Ну что же, говорят они, надо тогда менять закон». («Свобода совести и религиозный экэстремизм» Н.А. Ванюшин. Барнаул 1988, стр. 29-31, 15000 экз, цена 30 коп.) «КТО ЖЕ ТАКОЙ ИГНАТИЙ ЛАПКИН?» «Этим вопросом в последнее время задаются уже не толь­ко православно верующие, но и неверующие Барнаула и края. Наиболее остро он зву­чит сейчас, когда какая-то мощная сила раздробляет политическую и социальную активность в нашей стране на партии, общества и груп­пы. К сожалению, исчезновение единого духа, насыщаю­щего и объединяющего все сферы человеческого бытия, начинает испытывать и пра­вославие. Здесь появились люди, которые (возможно, не сознавая этого) ведут христиан к разделению, а церковь к расколу. Алтайское благочиние не избегло этой участи. Священ­нослужители и православно верующие с горьким чувством наблюдают в эти дни за деятельностью Игнатия Лапкина – сторожа одной из баз, человека, известного благодаря своей обличительной деятельности в годы так называемого застоя. Но если его действия в то время имели какой-то смысл, то теперь они вызывают, мягко гово­ря, недоумение. Действительно, у Православной церкви за семьдесят лет накопилось много проблем. Она решает их именно сейчас, задыхаясь от недостатка православно образованных и энергичных людей. И приходится с при­скорбием отметить, что вме­сто реального участия в ду­ховном возрождении церкви, Игнатий Лапкин предпочи­тает обличать перед всем ми­ром недостатки священнослужителей и богослужебной практики. Священнослужители и пра­вославно верующие неоднократно пытались объяснить несовместимость его действий и высказываний с образом мыслей и поведением православно верующего человека, которым он себя считает. Но эти разговоры привели к тому, что и священнослужите­ли, и паства сами перестали понимать, кто же такой Иг­натий Лапкин, и к чему он стремится. Его многочисленные выска­зывания в среде прихожан Покровского храма, выступ­ления в различных органи­зациях Барнаула, попытки организовать из православно верующих и новообращенных отдельное общество непонятно какого вероисповедания заставляют православно верующих прервать своё дол­гое молчание и дать некоторые разъяснения в печати: кто такой Лапкин. Тем более, что все выступления его обычно адресуются людям, не знакомым с сутью право­славия и церковной жизнью. Православно верующих удивляет, что Игнатий Лап­кин, отличающийся прекрас­ной памятью на церковные ка­ноны, берет на себя роль учителя, без благословения на то церкви, или без рукоположения в сан. Он ведь знает, «что употребление власти учительства в церкви принадлежит иерархии, и мирянин, который, обойдя иерархию, при­своит себе эту власть, под­лежит осуждению». Игнатий Лапкин сеет сму­щение в души самих верующих своими бесконечными осуждениями, пророчествами и придирками. Выступая на предвыборном собрании неформальных объединений как представитель Православной церкви, Игна­тий Тихонович в порыве об­личения церкви и священно­служителей, почему-то совсем забыл о цели проповедниче­ской деятельности любого на­стоящего христианина. В Рождественский вечер в те­лефильме «Преображение» называет священнослужителей наёмниками на службе у государства. Неудивительно, что митро­полит Ставропольский и Ба­кинский Гедеон, будучи мит­рополитом Новосибирским, потерял всякое терпение и назвал его врагом церкви! Подобная деятельность всё больше укрепляет православ­ных во мнении, что Игнатий Тихонович ищет уже не Божьего, а личного – ищет укрепления своего личного авторитета и средств влияния на людей за счёт Православ­ной церкви, на почве кото­рой он держится и духовно окормляется. Православно верующих удивляет, что Игнатий Лапкин выдаёт себя за предста­вителя Православной церкви и учит людей, прикрываясь её святым именем. Церковь и так долго терпит его «пра­вославие», в котором он сме­шал протестантский отказ от авторитета священнослужи­телей, стремление ветхоза­ветных иудеев и священства к освобождению от контроля со стороны государства, ста­рообрядческие формы воспитания и языческое философствование на прогулках по кладбищам. В своём стремле­нии совместить всё и быть везде, Игнатий Лапкин не может найти себе места ни­где! Поэтому православно верующие убедительно просят различные организации и жителей Барнаула и края не смешивать интересы Право­славной церкви и паствы с интересами И. Лапкина. Самому же ему можно ска­зать уже только одно: «.не ревнуйте до того, чтобы де­лать зло», ведь скоро почти каждая страница Евангелия будет свидетельствовать про­тив вас. От имени православно верующих Барнаула Ф. ХАПОВ, Н. ИВАНОВА, В. ШЕСТАКОВ и другие. Барнаул» («Алтайская правда» 28 февраля 1990 г.). Председателю районного народного судажелезнодорожного района г. БарнаулаЛир И. А. Исковое заявление. Истец: Лапкин И. Т. (адрес). Ответчик: газета «Алтайская правда» (656099 г. Барнаул, Короленко 105). В газете «Алтайская правда» за 28 февраля 1990 г. была опубликована клеветническая статья против меня, Лапкина И. Т, оскорбляющая моё достоинство и как человека, и в первую очередь, как православного христианина, что квалифицируется как преступление по статьям 130 и 131 УК РСФСР. Это исковое заявление вызвано не чувством мести, а как необходимая оборона (ст. 13, 14). Газета отказывается давать адреса тех людей, кто подписался под статьёй. Для нас слово «враг церкви» равнозначно, что и слово «враг народа», сказанное в 1937 году. Эти слова лишают человека (в намерении авторов) и чести и наследия в церковных благах, Таинствах. Разбор статьи: 1. «.Ведут христиан к разделению, а Церковь к расколу». Ответ: На суде будет показано многими свидетелями (более пятисот человек) слышавшими мои выступления: преподавателей институтов, техникумов, училищ, школ, руководителей предприятий, командиров воинских частей, политработников милиции, прокуратуры и многих верующих. 2. «Попытки организовать из православных верующих и новообращённых отдельное общество, непонятно какого вероисповедания». Ответ: Это оскорбление равнозначно тому, как если бы верному коммунисту бросили в печати обвинение, что он сколачивает фашистскую группировку (всякая иная, неправославная группировка для православного верующего есть гибельная, непростительная вина). 3. «Употребление власти учительства в Церкви принадлежит иерархии, и мирянин, который обойдя иерархию, присваивает эту власть, подлежит осуждению». Ответ: Редакция пропагандирует ложь, ибо апостольское 15-е правило гласит, что мирянин может быть учителем. Об этом же учит и Христос. В газете ни разу не говорится, что Лапкин учит в Церкви, и тем более, без ведома, в обход иерархии. Сказано же это для того, чтобы подогнать под существующее определённое церковное правило. 4. «Игнатий Лапкин выдаёт себя представителя православной Церкви и учит людей, прикрываясь её святым именем». Ответ: Одного этого обвинения в годы инквизиции было бы достаточно, чтобы сгореть рядом с Яном Гусом и с протопопом Аввакумом. Суд должен быть компетентным и решить, кто из нас истинно православный, и имеет ли право безбожная газета бросить мне в лицо перед всем Алтайским краем этот позорный упрёк в моём неправославии. Обвинение по силе равно статье в той же «Алтайской правде» за 31 августа 1989 г. В статье «В секте есть и дети» Шипулина против меня, и на которую я просил опубликовать опровержение. Но это также не было выполнено. Почему же меня лишают возможности защитить свою честь, как православно верующего проповедника. 5. «Он смешал протестантский отказ от авторитета священнослужителей». Ответ: Это совершеннейшая ложь, ибо я чту священство и знаю его авторитет. 6. «Стремление ветхозаветных иудеев и священства к освобождению от контроля со стороны государства». Ответ: См. журнал «Огонёк» № 15 за 1990 г, стр. 20 «Возвращение блудного сына» А. Нежного, где показан позорный, унизительный симбиоз горнего и низшего, церковного и партаппарата, влезшего в дела церкви. Церковь отделена от государства, и государство не должно вмешиваться в дела церкви. «Огонёк» № 44-48 за 1989 г. Беседа А. Нежного с Харчевым К. М, председателем отдела по религиозным культам при Совете Министров СССР. Позорная «Декларация» митрополита Сергия в июле 1927 г. дала простор антихристовым силам в лоне церкви. Теперь же нет даже попытки освободиться от этих пут, и вызывает агрессивный всплеск обвинений в мой адрес. 7. «Старообрядческие формы воспитания». Ответ: Истинно христианские формы воспитания позорятся, газета пользуется набором прежних стереотипов в шельмовании неугодного уполномоченному по религиозным культам. 8. «Языческое философствование на прогулках по кладбищам». Ответ: Даже не понятно, что имеет в виду газета: о каких кладбищах, о каких философствованиях? Главное оскорбить, досадить, унизить. 9. «Скоро каждая страница Евангелия будет свидетельствовать против Вас». Ответ: Откуда безбожной газете это знать? Моя жизнь на виду, была исследована Прокуратурой, КГБ на несколько раз, и ней ничего не найдено преступного. Согласно ст. 7 ГК РСФСР прошу провести открытый суд по этому факту оскорбления меня в печати. 19.4.90 «В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «АЛТАЙСКАЯ ПРАВДА». Познакомившись со статьёй «Кто же такой Игнатий Лапкин?», напечатанной в газете «Алтайская правда» 28 февраля 1990 г, мы сочли своим христианским долгом ответить на этот вопрос тем, кто его поставил, назвав себя «православно верующими», и тем, к кому было обращено письмо. Игнатий Лапкин – исповедник православной веры. Тем, кто называет себя «православно верующими» это известно. Должно быть известно им и то, что христианин, страдающий за свою веру, подвергающийся преследованиям со стороны властей за проповедь Слова Божия, исполняет одну из важнейших заповедей Христа, свидетельствуя о своей вере страданиями за неё. Православная церковь учит нас подвигу исповедничества и особому участию к тем, кто претерпевает и претерпел узы. Особенно за веру во Христа. «Помните узников, – увещевает апостол Павел,– как бы и вы с ними были в узах». Евр.13:31. Учит нас православная церковь также тому, что лжесвидетельство и клевета на своего собрата по вере есть тяжкий грех, как бы он не совершался – «церковными властями». Авторы письма «Кто же такой Игнатий Лапкин» заявляют, что Игнатий Лапкин был известен «благодаря своей обличительной деятельности в годы так называемого застоя». Думается нам, что непозволительно тем, кто называет себя христианами, так же как и газете «Алтайская правда», опубликовавшей после суда над И. Т. Лапкиным статью «“Златоуст” со Второй Строительной» от 26.7.86 предлагать читателям заведомую неправду. Игнатий Тихонович Лапкин был судим за «распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский, общественный и государственный строй» ст. 190-1, по которой и осуждён И. Т. Лапкин. Сегодня отменена, как нарушающая конституционные свободы и несоответствующая духу Хельсинских соглашений. Судим и осуждён И. Т. Лапкин был за распространение магнитофонных кассет, на которых записал творения святых отцов православной церкви, жития святых, Библию, полное собрание творений святого Иоанна Златоуста, за что и был назван златоустом в статье «“Златоуст” со Второй Строительной». Автор этой статьи оказал, сам того, видимо, не ведая, высокую честь Игнатию Лапкину, сравнив его с великим проповедником, которого особо чтит православная церковь. Игнатий Лапкин был, как известно, не единственным в нашем отечестве «узником совести» (так называют у нас на родине и за рубежом тех, кто был судим за свои убеждения). Когда началась перестройка, он был освобождён и помилован вместе с другими политзаключёнными. Его исповедническая деятельность известна не только читателям газеты, но и многим людям на нашей родине и за её пределами. Обвинение, которое предъявляют И. Т. Лапкину авторы письма в газете о намерениях «вести христиан к разделению, а церковь к расколу» не имеет под собой никаких оснований. Проповедническая деятельность И. Т. Лапкина направлена к тому, чтобы предотвратить любые разделения. Они возникают, когда христиане служат не Богу, а людям не истине, а «церковным руководителям». Христианам завещано быть нелицеприятными и обличать «дела тьмы», никоим образом не участвуя в них. Подымая голос против церковной лжи Игнатий Лапкин способствует возвращению Русской Православной Церкви, её нравственного авторитета в обществе. Он говорит о тяжких болезнях, которыми поражена церковная иерархия, духовенство и миряне, испытавшие долголетнее давление и вмешательство атеистической власти в церковную жизнь. Гласность открывает нам сегодня многие «закрытые темы» во всех областях общественной жизни. В церкви нет «закрытых тем» ни для иерархов, ни для мирян. Православная церковь не партия и не коллектив, управляемый лидерами, в ней не может быть конформизма, в ней невозможно тотальное подчинение мирян иерархии и духовенству. В Церкви действует только любовь, но любовь, по слову апостола Павла, «не радуется неправде, а сорадуется истине»1 Кор.13 гл. Никакие законы церкви не запрещают мирянам свидетельствовать об истине и обличать церковную ложь, даже если она исходит от священноначалия. В православии, в отличие от католичества, нет непогрешимых служителей. Святой Илларион Пиктавийский заметил, что в истории церкви бывали периоды, когда «уши народа оказывались святее сердец иерархов». Есть в письме тех, кто считает себя «православно верующим» строки, которые в недавнее время могли быть квалифицированы как доносительство, предшествующие обычно преследованию и расправе. Особенно «эффективным» был донос, опубликованный в газете. Авторы письма в газете утверждают, что Игнатий Лапкин не участвует в «духовном возрождении церкви», и пытается «организовать из православно верующих и новообращённых отдельное общество неизвестно какого исповедания». Будучи хорошо осведомлёнными о православном исповедании Игнатия Лапкина, неоднократно засвидетельствованного им в его трудах и проповедях, мы можем с горечью отметить, что авторы письма, называя себя «православно верующими» очень далеки от духа православия, потому они принимают Православие за «неизвестно какое исповедание». Мы считаем необходимым напомнить авторам упомянутого письма, что православие и доносы в газету несовместимы, и что письмо, подписанное ими, слишком живо напоминает не столь давние времена, когда преследовалось всякое свободное слово и обличение неправды, а любое инакомыслие считалось преступлением. Подписи: Феликс Светов, писатель, Москва, Ленинградский проспект, 28-43 Александр Нежный, писатель, Москва, Нахимовский проспект, 23 корп. 2, кв. 27 свящ. Олег Вифлянцев, Одинцово, Новосёловой 18-84 свящ. Сергий Коперман, Москва, Русаковская 25-176 Дмитрий Ханов («Вестник Христианского информационного центра») Москва, Останковская 30-135 Владимир Зелинский адрес. Филатов Сергий Борис. Научный сотрудник США и Канады Михаил Осадчев, Козушин Борис Львович – член инициативной группы движения «Церковь и перестройка», Крахмальникова Зоя Александровна, кандидат филологических наук, Москва, Ленинградский просп. 28-43». (Прошло есколько лет и подисанты статьи «Кто же такой Игнатий Лапкин» стали подходить к Лапкину И. по одному и каяться, гворя, что их «подбил» на подписванье этой статьи благочинный Войтович Николай Павлович. «Прости им, Господи, не ведают, что творят».) «ЦЕРКОВЬ НЕ ПРОХОДНОЙ ДВОР!» «Игнатий Лапкин проповедник и просветитель. Иг­натий Лапкин не в ладах с офи­циальной церковью. “Когда в 1927 году митрополит Сергий пошёл на конкордат с мирской властью, от многого от­ступила наша церковь, – говорит Лапкин. – Как у нас крестят? Только лбы мочат. А должно быть полное троекратное погружение, как князь Владимир крестил ки­евлян в Днепре. Торговлю не хо­тят убрать из храмов. Ещё Карл Маркс сказал, что при 400 процен­тах выгоды нет такого преступле­ния, на которое не пойдет капи­тал. А у нас с одних крестиков по 2 тысячи процентов набегает.– Господь дает мне возмож­ность свидетельствовать в коло­ниях и психбольницах, ЛТП и во­инских частях, рассказывать о Боге, об истине, об утерянных ду­ховных ценностях, о том, для че­го мы родились на белый свет.” Фанатичная преданность право­славной вере и убеждённость при­тягивают к нему людей, заворажи­вают, заставляя каяться в грехах даже убийц и грабителей. Впро­чем, для них отец Игнатий «свой». Хотя и в мыслях он никого не грабил, но в тюрьме побывать ус­пел. О «порядках» в Жанатасе Лапкин написал в Москву. Недавно эту колонию закрыли. Но по-прежнему нет покоя отцу Игна­тию. Сколько ещё осталось таких колоний сколько зла вокруг. До­рога, на которой бьют сапогами, ведёт к пропасти, считает Лап­кин. “Для меня все заповеди святы, – говорит Игнатий Лапкин. И жизнь каждого человека. Если бы было у нас такое право, мы бы плохих священников заменили на хороших. Но не заменишь и вы­боры не проведёшь – Господь не позволяет. Пока архиерей священ­ника терпит, и ты терпи, вот в чём трагизм нашего положения”». Владимир КУЗНЕЦОВ. («Сибирская газета» №10 от 12-18 марта 1990, Барнаул). «ПРЕОБРАЖЕНИЕ» «Преображение возможно только через соборное покаяние всех – считает кинорежиссер Юрий Малашин. Надежды на возрождение всего богатства культуры сейчас во многом связывают с церковью. Готова ли к этой миссии русская православная церковь? Об этом с человеком верующим кинорежиссером Юрием Николаевичем Малашиным беседует корреспондент «СГ» Виктор Титов. Ю.М.: Было впечатление, что авторы ряда фильмов пришли в церковь во время съёмок. Это те «диванные христиане», которые, сидя на диване, могут говорить о церковности и тут же курить, могут креститься и тут же сквернословить. Хочу подчеркнуть, что быть христианином – колоссальный труд. Как трудно было сохранить веру среди полного безверия! Я говорил о нашем фильме, что перед показом пришлось многое вырезать. Сейчас вынуждены рукополагать людей, не читавших Священное Писание. Наша картина «Преображение» не более чем надежда на преображение страны-тюрьмы в страну-храм. Есть ещё один уважаемый мною человек, Игнатий Лапкин с Алтая, известный правозащитник, философ. Он тоже один из героев картины. Им были наставлены на путь церковный. племянник Суслова Геннадий Яковлев, он служит в Иркутской области и Геннадий Фаст, священник из Енисейска – интеллигент, просветитель. Без таких бунтарей, как Бурдин, Лапкин и Фаст, не появилась бы надежда на обновление. Оператор Борис Травкин». («Сибирская газета» 15.4.90 стр. 7, Юрий Малашин снял полнометражный фильм «Глас вопиющего или второе крещение Руси». Он проехал с патриархом Алексием II по всей Сибири, делая съемки. Но весь фильм получился в обличение Московской Патрирхии. И на Малашина Ю.Н. были устроены страшные гонения, преследования. Малашина называли «мозг Новосибирской киностудии документальных фильмов». Он снял около 100 кинокартин, и «ни одна так трудно не проходила на экран, как про Потеряевку», – говорил он в последню встречу. Когда он был в Москве, у него сожгли дачу со всеми архивами. Вскоре он поехал заканчивать фильм о Саяно-Шушенской ГЭС и был найден в бессознательном состоянии в гостинице, где и умер. Он сильно опасался за свою жизнь от мафиозных структур МП. Когда же он умер, то в Покровском соборе г. Барнаула священник МП не удержался от того, чтобы не позлорадствовать, сказав: «Это его Бог наказал за то, что он говорил против МП».) «ЖАЛОБА УПОЛНОМОЧЕННОГО» «Председателю Алтайского крайисполкома т. Кулешову А. А. Копия: Совет по делам религий при Совете Министров РСФСР 107005 г. Москва, Денисовский пер. 24. 16 т. г. по третьей программе ТВ «Сибирь» был показан двухсерийный фильм «Иисус», предоставленый верующими из общины нелегально действующего Совета церквей Евангельских христиан-баптистов. Фильм носит откровенно миссионерский, пропагандистский характер, и его демонстрация противоречит действующему законодательству о религиозных культах, в том числе ст. 52 Конституции СССР. Фильм был ввезён в Советский Союз по неофициальным каналам из Филиппин, разрешительного удостоверения на показ не имеет. Во время демонстрации фильма «бегущей строкой» телезрителям сообщалось, что в студии дежурят проповедники Акулов и Тимофеев, к которым можно обратиться с вопросами. В конце передачи последовало приглашение посетить молитвенный дом по улице Северо-западная 144. Этот молитвенный дом принадлежит незарегистрированной общине Евангельских христиан-баптистов, стоящей на позициях религиозного экстремизма, не признающей действующего законодательства о религиозных культах. Из достоверных источников известно, что художественный руководитель П. Черепанов запланировал выступление по телевидению И. Т. Лапкина, околоцерковного деятеля экстремистской ориентации. Его взгляды ни в коей мере не отражают позиции Русской Православной Церкви, осуждаются руководством епархии и Алтайского благочиния. Не вызывает сомнения, что выступление И. Лапкина по телевидению от имени Русской Православной Церкви вызовет возмущение у священнослужителей и рядовых верующих, послужит ухудшению во взаимоотношениях государственных органов и церкви. Руководство Комитета по телевидению и радиовещанию предупреждено о недопустимости участия И. Лапкина в телепередаче ТВ «Сибирь», но уверенности, что это не произойдёт, нет. Доказательством этого служит передача в связи с демонстрацией фильма «Иисус». Насколько мне известно, идеологический отдел крайкома КПСС был категорически против этой передачи, о чём своевременно были поставлены в известность руководители Комитета по телевидению и радиовещанию и передачи ТВ «Сибирь». В связи с вышеизложенным прошу дать надлежащую оценку позиции руководства телеканала ТВ «Сибирь». Считаю, что в дальнейшем П. Черепанов не может исполнять обязанности ведущего и художественного руководителя этой передачи. Уполномоченный Совета по делам религий Г.Лисенков». «И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения. И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлёк с неба третью часть звёзд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать её младенца»Откровение – Апокалипсис 12:1-4. Церковь – невеста Христа облечена в Него, сокрыта в Нём. Она попирает ногами своими всё плотское, хотя бы оно и имело некоторую привлекательность – свет, как луна. Украшение Церкви – её учение 12-ти апостолов, которые с проповедью своею прошли весь мир, рождая новых чад. Со дня рождения Церкви началась смертельная борьба с нею от диавола. Более всего сатана лютует, когда видит как возрождаются новые души, уверовав во Христа. Диавол находит себе ревностных служителей, чтобы пожрать детей, идущих ко Христу. «ЯВСЕГДА ЗНАЛ – БЕЗ ПРАВДЫ ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ» «О ПРАВОСЛАВНОМ летнем лаге­ре на месте бывшего села Потеряевки слышал, как и многие в на­шем районе, давно, но, как говорит­ся, лучше один раз увидеть. Тем более, слухи по поводу существования лагеря ходят самые противоречивые. .В последний день лета погода вы­далась прекрасная – солнечная и безветренная, и лагерь, расположенный в живописной местности (рядом кол­ки, пруды) в первые минуты, честно признаюсь, поразил. Почему? Об этом чуть позднее. Сначала была встреча с тем, кто, собственно, и является создателем лагеря – Игнати­ем Лапкиным. Навстречу вышел среднего роста человек с худощавым лицом и бородкой, простецкая кепка, рубашка навыпуск с пояском, босые ноги. Воз­раст – за пятьдесят, внимательный, спокойный взгляд и располагающее сразу к себе радушие. (Из биографии Игнатия Тихоновича Лапкина). Является уроженцем ныне несуще­ствующего села Потеряевки Мамонтовского района. В семье было де­сять детей. Закончил успешно строительный техникум. Работал прора­бом в Иркутском лагере для заклю­ченных. Здесь, а затем в армии, выучил каждый за несколько месяцев английский, французский, испанский, латышский языки. Готовился посту­пить в Московский государственный институт международных отношений. Судьбе вольно было распорядиться по-иному. И ВОТ ОНО – ДЕТИЩЕ Игнатия Лапкина – православный лагерь или, как он его называет, – «стан». Подвижный и легкий, Игнатий Лапкин ведет показывать своё хозяйство. А посмотреть, надо сказать, есть на что. Разрушенное в прошлом году неизвестными варварами (иначе их не назовешь) обитатели лагеря вос­становили собственными руками. Кстати, в этом году их было почти 70 человек, причем около 50 детей. Вот каркасы жилых палаток (сами палатки уже сняты в связи с завер­шением сезона), столовая, накрытая большой армейской палаткой, а их две подарили лагерю военные, благо­даря вниманию командующего СибВО генерал-полковника Б. Е. Пьянкова (и потом в дождь ребятишки молились за здоровье дяди Бори-генерала). Есть большой погреб и не­сколько маленьких для хранения продуктов. Ещё не остыл жар в рус­ской печи, а надо сказать, Игнатий Лапкин – прекрасный печник. Об этом говорит и тёплая избушка с по­догревом пола. И, конечно же, православному рус­скому человеку не обойтись без бани (побывав в ней, убеждаешься – дей­ствительно, «голь на выдумки хит­ра»!). Сделана она на склоне с уг­лублением в него, рядом колодец. В ней было ещё тепло – за день до на­шей встречи отъезжали несколько человек домой и истопили по этому поводу, а вообще, топят два раза в неделю есть и небольшой огород и соответственно – свои овощи. Особый разговор о спортплощадке. Сетуем мы постоянно на нехватку средств, спортинвентаря, а здесь всё из подручного материала – и гигантские качели, и бум, и городошная площадка, а занимаются дети с ог­ромным удовольствием. Кстати, всё, что построено в лагере, из того же подручного материала – сушняк, глина, кирпичи, оставшиеся от быв­шей Потеряевки. Заводского произ­водства, пожалуй, только гвозди да инструмент. (Из биографии Игнатия Тихонови­ча Лапкина). Толчком стал фильм «Отвержен­ные», где в финальной сцене ярко показан образ Иисуса Христа. Книга «Отверженные» затем перечитана не­сколько раз. Способ лечения инако­мыслящих в то время был отработан – из армии поэтому вернулся с записью «вялотекущая шизофрения». «Шизофреник» поступил в Рижское мореходное училище. Но и здесь его религиозные убеждения не приветст­вовали, и в 23 года из училища он уходит. Затем живет в городе Бар­науле, много работает с историческими материалами. Создает труд «Тайна беззакония в действии» и в это же время распространяет начитанный на магнитную ленту (около 50 экземп­ляров) «Архипелаг ГУЛАГ» Солже­ницына. В ноябре 1979 года завер­шил ещё один труд «Иоанн Злато­уст» – толкование Библии. (Время звучания на четырех дорожках маг­нитной ленты 8 часов 20 минут одной катушки. «Златоуст» составляет 62 катушки.). В мае 1980 года Игнатий Лапкин аре­стован. Довелось попасть и в психи­атрическую больницу в Кемерове, где ему недвусмысленно сказали: «Если политикой займешься, то да­дим укол и скажем, что сошёл с ума от веры». В ПРАВОСЛАВНОМ лагере свой устав, своя жизнь. Попробую её хотя бы вкратце описать со слов Игнатия Лапкина – сравнивай и оценивай современный педагог, уверен,– най­дешь для себя немало полезного. Итак, внешний вид – рубашка на­выпуск, поясок, босые ноги. С одной стороны – традиционно «русский вид», с другой, а кто отрицает поль­зу хождения босиком? Строго соблю­дается такой принцип, как уважение к родителям и старшим. Одним из основополагающих моментов являет­ся ежедневный труд всех без исклю­чения. В первые дни, когда восста­навливали лагерь, трудились по де­сять часов, затем по четыре часа в день. Отношение детей к труду? Иг­натий не без юмора рассказывает, как двое мальчишек подрались из-за того, кому нести кирпич. Конечно, любого из нас может сму­тить то, что постоянно действуют ре­лигиозные принципы – на каждое дело благословение, не забывать о понятии «страх Божий», что означа­ет страх не перед Богом, а страх перед самой возможностью совершить «греховное». Но, вместе с тем, не каждый педагог похвастает умением разбираться с детьми в конфликтных ситуациях. «Всё должно делаться на полном серьёзе» – таков принцип Игнатия Лапкина. Особо провинившийся должен быть наказан. Игнатий вытащил из карма­на и показал мне обыкновенную сет­ку-авоську. Ей и наказывает. В ка­кой-то степени – наказание больше символическое, но действует. Нака­занному чётко объясняется – за что наказан и почему именно так, а не иначе. Но не надо думать, что в ла­гере только работают и «разбирают» проступки. Я уже говорил о спорт­площадке, на ней охотно занимаются, много купаются, ходят за грибами и ягодами. Хочется купаться не 20 ми­нут, а больше? Ребятишки единоглас­но голосуют, и дядя Игнатий, как они его называют, сдаётся. «Рефе­рендум» здесь в порядке вещей. Осо­бое отношение – к природе, её здесь наблюдают, учатся ценить ежеминут­но. Играет кошка с котятами? Да­вайте понаблюдаем. Появился новый житель – соловей? Событие! Еже­дневно провожают на закате солнце и встречают зарю, вечером идут в поле послушать, как растёт пшеница. Игнатий Лапкин убеждён – в детях должно быть развито чувство состра­дания. (Из биографии Игнатия Тихонови­ча Лапкина). Еще один суд состоялся уже в перестроечное время, в 1986 году. Да­ли два с половиной года, лишив на суде, кстати, защитника и последне­го слова. Срок отбывал в Джамбульской области в лагере, где царили драконовские порядки и который он назвал впоследствии «лагерем воспи­тания зла». В марте 1987 года был помилован и возвратился домой. Об­ратите внимание – помилован, а не реабилитирован. Сейчас живёт в го­роде Барнауле, работает на преж­нем месте, во вневедомственной охра­не Железнодорожного РОВД. ДЕТИ ДОЛЖНЫ ПОНИМАТЬ смысл своих поступков – это ещё одно важное положение из воспита­тельной методики лагеря. Никто не бросит здесь хлеб – все приучены бережливо относиться к продуктам. Хотя питаются, по словам Игнатия, хорошо, и ребята уезжают поправив­шимися. Даже пресную воду и ту учатся расходовать экономно. Боле­ют ли? Практически в лагере обо­шлось без этого. Сказались, видимо, здоровые условия жизни, да и травы здесь, умеют использовать. А есть ли сокровенное желание у Игнатия Лапкина? Он сидит рядом со мной на скамеечке, поблескивает на солнце бородка с рыжинкой, греет босые ноги теплая сухая земля. И, глядя вприщур под ярким солнцем на тихие колки, на луга, говорит о своём главном желании – возродить родную Потеряевку. Попытки решить этот вопрос были, но пока, как он говорит, не приспело время. А сейчас нет здесь настоящего хозяина, вот и прошёлся кто-то недавно ру­кой варвара по раскидистым тополям, срубив их, и затем протащил по лу­гу, срывая дёрн. Прощаясь с Игнатием Лапкиным, подошли к колодцу с чистой водой, сделанному опять же собственными силами. Попробовали воду,– да, не то, что у нас в Мамонтове в водо­проводной сети. Совсем не то. А ведь у каждого он, видимо, есть, свой колодец на своей «малой Родине». Наверное, пришла и всем нам пора напиться из него воды. Что же помогло ему возвратиться к истокам? У него свой ориентир – вера. Но не только. Есть и тот, который он сформулировал просто: «Я всегда знал – без правды жить нельзя» В. РЕТУНСКИИ («Свет октября» 11 сентября 1990 г. №109 (7094)). «ИГНАТИЙ ЛАПКИН ПРОПОВЕДНИК» «ЛЮДИ ГОДА» «Глубокие разногласия между про­тивниками сергианства и церковными властями привели к разрыву части при­хожан и священнослужителей с Московской Патриархией. Вместе со своими единомышленниками под омофор мит­рополита Нью-Йоркского и Канадского Виталия, а проще – в Русскую православную зарубежную церковь перешёл барнаульский проповедник Игнатий Лапкин. Ах, если бы споры касались только частностей – богослужений, отправле­ния церковных обрядов, – наверное, можно было бы прийти к какому-то согласию. Но в том и беда, что конфликт касается вопросов принципиальнейших, его корни возвращают нас к первым годам советской власти. По убеждению Лапкина, Московская Патриархия дол­жна принести покаяние за весь народ в двух смертных грехах: в отказе от клятвы на верность дому Романовых и цареубийстве. Предание анафеме вы­нужденной декларации 1927 года, по­ставившей церковь род контроль госу­дарства и, в частности НКВД, не толь­ко не ослабило, но укрепило бы пози­ции Московской Патриархии, её связи с зарубежной православной церковью. Но этого, к сожалению, пока не про­исходит. По мнению Лапкина, прото­иерея Льва Лебедева, священника Гле­ба Якунина, на ключевые посты архи­мандритов, епископов, настоятелей вы­двигаются зачастую люди, удобные властям, бездушные, карьеристы. Такая кадровая политика убивает в народе нравственность и истинную веру. Потому и не гаснет непримиримый аввакумовский свет в глазах отца Игна­тия. И вполне понятно его решение о переходе в лоно Русской православ­ной зарубежной церкви. Не раз при­ходилось сталкиваться с критикой и осуждением его деятельности. Не од­нажды ругали его за упрямый харак­тер, обвиняли в подрыве устоев церк­ви. Можно в чём-то с ним не согла­шаться, спорить. Лапкин, как и вся­кий живой человек, тоже иногда за­блуждается, и его взгляды – ещё не истина в последней инстанции. И всё же, он достоин уважения – за искрен­ность, честность, гражданскую пози­цию, непримиримое отношение к поро­кам, разъедающим не только церков­ную, но и мирскую жизнь. Он не просто критикует (критиковать мы все мастера) – активно борется со злом, взвалив на себя самую черновую работу. Выступает в ЛТП, армейских частях, психбольницах и колониях. Одно дело – сеять разумное, доброе, вечное в храме, и совсем иное – в местах заключения. В миру – сторож вневедомственной охраны, Игнатий Лапкин по-прежнему ведет большую просветительскую дея­тельность, распространяет и пропа­гандирует лучшие произведения цер­ковной и светской литературы. За что и пострадал в своё время. СГ писала: власти изъяли у него 14 магнитофонов и более 500 кассет. Президиум Же­лезнодорожного райисполкома Барнаула недавно отменил постановление об изъятии, как противозаконное. Но крае­вая прокуратура всё пытается опроте­стовать решение исполкома. Скандальная статья 190-1 УК РСФСР, надуманные обвинения, два с полови­ной года за инакомыслие да ещё с конфискацией. Если кто и вправе протестовать, так это Лапкин». Владимир КУЗНЕЦОВ («Сибирская газета» № 47 31.12.1990 г.).

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 15.11.2018 - 09:40

«СТАН – КАК МЕСТО ДЛЯ РАЗДУМИЙ ВО ВРЕМЯ ПУТИ» «Мне довелось видеть немало людей, которые не любят Потеряевку. Например, пришлось наблюдать, как люди смеялись над детским лагерем-станом. Тогда детей ешё не привезли. Остовы палаток, саманные кельи и продовольственный склад, прозванный детишками «балериной» (вышка с «избушкой» наверху, чтобы не добрались грызуны), смотрелись угловато. Всё это сделано из слег. Слега – ствол небольшого и относи­тельно тонкого дерева, освобожденного от коры и веток. Люди из соседних «благополучных» сёл стояли тесной группкой, заговорщицки перемигивались и откровенно насмехались над этой, прости Господи, нищетой. На­чальник лагеря Игнатий Лапкин стоял чуть позади и не обращал на всё это никакого внимания. В саманных кельях он показал, как сделан настил: фанера и толстые листы картона. В кухне неказистая с виду русская печь, наново ешё не побеленная к первому заезду детей. Гости никак не могли понять, почему сюда кто-то стремится. В прошлом году мы ехали сюда, в Поте­ряевку в зените лета. Много людей, человек около ста. Прошёл дождь, дорогу развезло, от Переезда «Подстепное» трактор волоком тащил елозящий по грязи переполненный автобус. За рощей запыхавшийся трактор вздохнул и умолк, мы ступили на твердь Потеряевки, покрытой свежайшей зелёной травой. «Подожди, – остановил меня, устремив­шегося к долгожданному обеденному столу, Игнатий, – так нельзя, у тебя рубаха с короткими рукавами». Он выдал офицерс­кий френч без знаков различия, пояснив попутно, что это спонсорская помощь Бар­наульского высшего военного авиационно­го училища лётчиков (бывшего уже). Поэто­му в тот раз и далее я был беспрепятственно накормлен, благодаря благотворительности лётчиков. Мы, гости, ели как все, за общим столом, вместе с детьми. Муж­чины с мальчиками, женщины – с де­вочками, вo вторую очередь. «Видал, как тут мужиков уважают?» – радостно сказал фоторепортер Влад Галенко и осёкся под взглядом Игнатия Лапкина: здесь едят молча. Так шаг за шагом, минута за мину­той, загадка за загадкой мы начали от­крывать для себя непостижимый смысл яв­ления наречённого станом, Из досье.Православный детский трудо­вой лагерь-стан в честь Климента Анкирского существует 25 лет. За это время стан передвигался с места на место 10 раз. Каждое лето здесь воспитывается до 80 – 90 детей, вместе с которыми могут жить и родители. За время существования лагеря-стана его материальная база 18 раз сжигалась дотла неизвестными злоумышленниками. Юридический статус стан получил лишь 5 апреля 1996 года после регистрации его управлением юстиции Aлтайского края. .Вечером в храме была служба. Мы сто­яли тесно-тесно друг к другу, но почему-то не было жарко, солнце не мешало светить свечам, окружённым оранжевым ореолом. Женщина рядом со мной молилась по-своему, по-мусульмански. Чуть впереди девчушка вслед за голосом отца Иоакима вела пальчиком по листу старинной книги, и за этим жестом с десяток глухонемых шли глазами по вязи старославянских букв. «Слышат ли они, что поёт православный хор?» – думал я вполне серьёзно. - Нет, ты когда-нибудь видал такое? – гнев­но вопрошала меня перед ужином коллега из московской газеты. – Говорят, чтобы я на юбке разрезы зашила, иначе кормить отказы­ваются. Ты посмотри, у меня же юбка до пят!». «Почему ребёнку выговаривают за то, что он в храме ухо себе почесал? Тут что, дети стучат друг на друга?» – через пару минут снова выговаривала мне она. Я сказал: «Слу­шай, лучше зашей юбку, не знаю, что здесь и как, но голодной вполне можешь остаться». Следующим утром, тщательно укрывшись в руинах бывшей животноводческой фермы, я жадно курил первую за полтора суток сигарету (на территории деревни сей грех недопустим), и ко мне пробралась ставшая почему-то тихой-тихой московская коллега. «Знаешь, – помолчав, сказала она, – здесь происходит какая-то очень большая вещь. Но нам пока это не по мозгам. Ты согла­сен?» Я был согласен. Крещение на пруду.Вновь обращаемые в веру на обрывчике, лицом к солнцу. Голо­вы не покрыты, ноги босы, полотняные рубахи чуть шевелит проснувшийся ветерок. Отец Иоаким в парадном облачении, сотво­рив молитву, входит в воду. Он окрестит их троекратным погружением. «Знаешь, как здорово меняются их лица», – скажет мне потом Влад Галенко, снимавший на плёнку обряд. Весь лагерь-стан был в эти часы на берегу пруда. Пока свершалось таинство право­славной веры, я смотрел на лица этих ребя­тишек. Я знал, что это за дети, но в эти минуты не смог бы согласиться с жестокими характеристиками каждого из них. От этих мальчиков и девочек там, в другой жизни, отказались практически все: от родителей до учителей. Они сказали, что уже не могут с ними сладить. Кто неумный, кто неуправля­емый, кто больной. У многих просто нечеловеческие семьи, в которых детей заставля­ют заниматься таким паскудством, что и описать невозможно. Что происходит с ними на территории лагеря-стана в саманных кельях, где жёст­кие полати, теснота, узкие лавки и столы столовой, спортивные снаряды странных форм. И колченогий склад по кличке «балерина»? Где главный строительный материал – обыкновенная русская слега. Где вместо клуба – храм, в котором никогда не бывает самодеятельности. Может, в этом дело? И почему за этот лагерь-стан так бьются родные братья Лапкины, Игнатий Тихоно­вич и отец Иоаким? Ведь за все эти годы они не получили ни копейки из государственных или общественных фондов. Им помогают кто чем может. Таких людей много, вот ешё в чём дело. И с каждым годом их становится всё больше. Например, генеральный дирек­тор завода РТИ то резиновые лодки даст, то ткань для палаток, то тент. Бизнесмены-коммерсанты, руководители разных органи­заций. Им известно: ни один килограмм гречки здесь не будет съеден зазря. Мне кажется, не стоит до конца разга­дывать загадку лагеря-стана: не получится. Потому что слово «стан» означает остановку на пути к строго определенной цели. Не все доберутся до конца, но пусть никто из путешествующих не будет разочарован. Ведь главный труд души – побороть сомнения, несмотря на то, что ты не знаешь, как там всё будет впереди. Очень трудно идти и всякий раз по новой воздвигать очередной стан. Во что обернут­ся труды, кто знает? Потеряевку не любят окрестные села. Властью им много дано, а у Бoгa они не просят. И когда «попы», как здесь называют потеряевцев, пытаются про­сить пастбищ и пашни, без которых уже невозможно жить, бывшие колхозники и работники совхозов говорят, что у них хо­тят отобрать кровное. Почему так колет глаз маленькая деревня, к домам которой вплотную подступают «чужие» земли? Не так давно мы ездили в Потеряевку с советником главы администрации края Ива­ном Лоором и сотрудником отдела по кад­рам и местному самоуправлению Владими­ром Сарыкиным. Встретились в Потеряевке с заместителем главы администрации Мамонтовского района Марией Шейновой, главой администрации села Корчино Василием Кулебой и директором коллек­тивного предприятия «Корчинский» В. Гладышевым. Разговор постепен­но приобрёл деловой характер. Полдня объезжали угодья, выясняя, где и как можно помочь православной общине, которая уже не может прокормить скот на лоскутах доставшейся ей земли. И Лоор, и Сарыкин – опытные хозяй­ственники и вдумчивые политики. На конфликт не шли, обмануть себя не позволяли. В итоге пришли вроде бы к радостному взаимопониманию, результа­том которого могло бы стать предоставле­ние Потеряевке 50 га выпасов и 70 га пашни вблизи деревни. Заехали к главе администрации Мамонтовского района Петру Мителёву. Тот ска­зал, что изначально готов был помочь. Когда возвращались в Барнаул, Иван Лоор сказал: «Пожалуй, мы не будем даже официальных бумаг писать, ведь нам обещали всё сделать в недельный срок». Что же, очень по-человечески решил Иван Иванович. Хорошо, что у нас есть хозяйственники, не склонные топить живое дело в бумагах. Есть и другие. В прошлые выходные загорелись колки вокруг Потеряевки. Отец Иоаким вывел общину на борьбу с огнем: пламя захлопывали старыми пиджаками и даже новыми фуфайками. Справились со стихией. Принялись, как и прежде, терпе­ливо ждать, пока сработает деловой дого­вор. Но ничего не сработало. Во многих сёлах Мамонтовского района опустели начальные школы: некому учить­ся, упала рождаемость. В Потеряевке сей­час 16 малышей, ожидается приезд не­скольких новых семей. Скоро сюда на лето приедут ешё 80 ребятишек со всего Алтай­ского края и других областей России. Через 100 метров от околицы деревни снова будет земля, где их уже не любят? Олег Логинов» («Алтайская правда» № 127 10 июня 1999). «ПОТЕРЯЕВКА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ» «Репортаж журналиста «АП» О. Логинова о детском лагере в Потеряевке «Стан как место раз­думий во время пути» заставляет задуматься. Да и как не заду­маться, прочитав: «Я знал, что это за дети, но в эти минуты не смог бы согласиться с жестоки­ми характеристиками каждого из них. От этих мальчиков и дево­чек там, в другой жизни, отказа­лись практически все: от родите­лей до учителей. Они сказали, что уже не могут с ними сладить. Кто неумный, кто неуправляе­мый, кто больной. У многих про­сто нечеловеческие семьи, в ко­торых детей заставляют зани­маться таким паскудством, что и описать невозможно». Будто специально в эти дни там и сям на улицах города стали бросаться в глаза объявления о «Православном детском трудо­вом лагере-стане», том самом, о котором шла речь в репортаже. Сопоставив то и другое, подумал: до чего докатились! Дети стали не нужны ни родителям, ни госу­дарству. Общество отвернулось от своего будущего, от детей! И только один человек – Игнатий Тихонович Лапкин думает и за­ботится о них. А объявление рас­сказывает, что вам помогут вос­питать детей в православии, по­слушными и трудолюбивыми, что лагерь, существующий уже 25 лет, известен во всем мире. О нём сняты фильмы, два из которых завоевали первое место в России и на международном конкурсе, что за 25 лет в нем побывали дети со всего Союза, что здесь и ката­ние на лошадях, лодках, и купа­ние в озере, и строгая дисципли­на. Мне кажется, только упер­тый атеист, прочитав такое, не отправит своё дитя в этот лагерь-стан. Надо сказать, что я хоть и не знаком был с Игнатием Тихоновичем Лапкиным лично, но встречаться с ним прихо­дилось раньше. Первая встреча была на конгрессе интеллиген­ции в университете. Колоритная фигура. Особенно на фоне очкастых, при галстуках, наутюженных интеллигентов. Он как с другой планеты. Борода, затрапезный пиджачок и валенки. И вот представился случай увидеть вживе знаменитый лагерь-стан. Знакомиться с лагерем я поехал вместе с зампредом КЗС В. Петренко, заместителем главного врача краевого центра госсанэпиднадзора Е. Хорошевым, главным санитар­ным врачом по Мамонтовскому району Г. Смирновым, районным педиатром Н. Фесенко, секретарем комиссии по делам несовершеннолетних Мамонтовского района В. Афана­сьевой. Позади полтораста километров пути, и вот он, воспе­тый краевыми СМИ, известный «во всем мире» лагерь-стан Игнатия Лапкина. В голой степи стоят неприметные сооруже­ния. Время обеденное, дети в столовой. Здороваемся, желаем. В ответ – немота. В тарелки заглядывать – как-то не очень. Хоть и подмывает. Изредка кто-то из ребятишек (а с ними за столом сидит какой-то молодой человек с бородкой и почему-то в шапочке) поднимает над головой два пальца – знак дежурному: принести второе, три пальца – третье. Что это? Вспомнил из репортажа О. Логинова – здесь едят молча. В уме проскальзы­вает: не до такой же степени! Молчаливое разглядывание ста­новится неприличным. Выходим из-под навеса. Игнатий с нами. Показы­вает красиво оформленные, упря­танные под стекло документы – распорядок дня, устав, ещё что-то. Что-то гнетёт, а что? Потом уж сообразил – тишина. Кроме нас, задающих воп­росы, и ответов Игнатия – ни звука! Ти-ши-на. За всё время, что мы там были, не видел, чтобы кто-то улыб­нулся, не слышал ни единого детско­го возгласа. Мне, всю жизнь прора­ботавшему с ребятишками (препода­вал в техникуме, работал учителем в школе), стало не по себе от этой тишины. Обед окончен. Дети выходят, стро­ятся на молитву. В молитве благода­рят Господа за хлеб насущный, исче­зают. Потом по удару колокола соби­раются и, выполняя требование про­поведника, демонстрируют «спорт-комплекс» – два стояка с лагой на них, а на этой лаге веревки-качели. Не разобьются? Что вы, Бог милос­тив! Однако, видно, в качестве стра­ховки, чтоб веревки не соскользну­ли, у конца лаги вбиты два гвоздика (на Бога надейся.). Подъём в лагере в пять утра. Время отбоя определяется «референдумом» (не ранее 22 часов). Когда на наших глазах четырехлетний воспитанник после обеда стал засыпать, его тут же будит старший (я понял, что это его брат): нельзя спать, накажут! Где спят ребятишки? В кельях на полатях. Постель общая. От стенки до стенки – три метра, на этой пло­щади спят десять поселенцев (или отдыхающих?). Общая постель, где-то внизу проходит труба. Тепло, по­ясняет Игнатий Тихонович, а я до­бавляю про себя: «Жар костей не ломит, а вошь тепло любит». И тут же спрашиваю: насекомые-то есть? «Нет, нет! Бог миловал. В прошлом году у одной девочки. Но мы тут же обра­ботали. Нет, с этим всё нормально». Я могу живописать, как в лагере готовят пограничников, разрешая (за особые заслуги) воспитаннику под­няться на вер­хнюю площадку вышки. Как готовят будущих космонавтов, тренируя у ребятишек вестибуляр­ный аппарат, для чего к лагерю при­тащили две раскидистых ветлы. И ребятишки, по словам Игнатия Ти­хоновича, лазают и кувыркаются вме­сте с ветлами, как обезьяны. На вопрос: читают ли дети? – нам показали «библиотеку», состоящую из полутора десятков рукописных песенников, духовной литературы да переплетенных самим проповедни­ком журналов «Знание – сила». Тот юноша с бородкой, о котором я говорил выше, оказался московс­ким гостем – настоятель Никольской церкви Московской патриархии игу­мен Кирилл. Прибыл он в лагерь познакомиться с постановкой дела, попутно знакомится и с методикой воспитательного процесса. На воп­рос В. Петренко (он тоже педагог): увидел ли что-то интересное? – игу­мен Кирилл отметил умелое исполь­зование проповедником телесных наказаний. Беззлобное и не унижа­ющее человеческого достоинства воспитуемых. Посмотрели и баню, и туалеты, правильнее сказать, отхожие места класса сортир. Удручающее впечат­ление! Хотя кругом относительный порядок, но нищета прёт отовсюду. На вопрос о средствах на содержа­ние лагеря следует ответ: государ­ственной копейки здесь нет! И всё же, не отстаю я, на какие средства 26 человек садятся за стол? Оказалось, что, кроме всего прочего, проповед­ник ещё и первоклассный печник, а сложить печь в наши дни стоит не менее 700 рублей. Вот вам и деньги на лагерь! Я засомневался хотя бы в наличии времени для такого рода зара­ботков – ведь на­добно заниматься с детьми. Оказа­лось, что ещё мэр Барнаула, по сло­вам И. Лапкина, презентовал лаге­рю-стану пять тонн продуктов (это сто мешков). С каждым ответом вопросы не исчезали, их становилось всё боль­ше. Почему лагерь-стан ютится в неприспособленных для прожива­ния помещениях? В крае много пу­стующих пионерских лагерей, не­ужели не дадут, если попросить? «Мне этого не надо». – «Почему?» –«Здесь Родина». – «Чья Родина!» –«Моя». А при чем здесь дети? Если ребёнок заболеет, кто ока­жет помощь? «Любой». Можно взглянуть хотя бы на аптечку? А в той аптечке йод да бинт. А если что-то серьёзное? В деревне живет ме­дик. Даже кандидат медицинских наук. Вопросы воспринимаются как придирки. Как начало гонений. И гонений не на Игнатия Тихоновича, а на лагерь-стан, на веру. Заговарива­ет проповедник о том, что в годы советской власти насильно насажда­ли атеизм. На вопрос, не насаждает ли он сам также насильственным пу­тем веру, отвечает: «Да нет же, конеч­но!» Он и в лагерь-то берёт только верующих. Конечно, все эти разговоры ведут­ся на приличном расстоянии от де­тей. Тот вопрос, ради решения кото­рого И. Лапкин ждал В. Петренко (расширение земельного надела Потеряевки), остался в стороне. Зампред КЗС пояснил, что эти вопросы решаются определенными органами на основании действующего законо­дательства. На этом визит был закон­чен. Я понимаю, читатель ждет ответа на главный вопрос: что же дети? Они на самом деле изгои? Нет. Это абсо­лютно нормальные дети. И умные, и управляемые (даже слишком), и не больные. С некоторыми из них уда­лось поговорить. К примеру, с очень симпатичным пареньком лет 14. Мама – учительница. Сейчас в лагере с чужими детьми. Папа – главный ре­дактор вузовской газеты. Я встретил­ся с ним на следующий день после поездки. Когда он прочитал репор­таж О. Логинова, который я принёс с собой, он с обидой воспринял слова коллеги о том, что его сын оказался в лагере потому, что не нужен роди­телям. Когда я сказал редактору, что, по словам проповедника, в лагере живут лишь верующие, он скепти­чески улыбнулся – и только. Я так и не понял: зачем он отправил его туда? Знал ли, чем будет заниматься сы­нишка? Знают ли родители, что распорядок дня там нефизиологичный (это слово я услышал от райпедиатра), что в лагере в ходу телесные наказания, что с 7 июня по 11 июля в лагере-стане пост, а это значит, что больше месяца дети не будут получать ни мясных, ни молочных продуктов. Наберутся силёнок к учебному году! Знают ли родители, что Игнатий Ти­хонович Лапкин – проповедник не Русской православной церкви, а рус­ской православной зарубежной цер­кви. В своих объявлениях он об этом умалчивает. Это вопросы к родителям. Однако есть ведь ещё и государство. Оно по логике вещей должно знать, что происходит на его просторах. Игна­тий Тихонович говорит и пишет, а О. Логинов вторит ему – лагерь-стан су­ществует 25 лет. Не очень верится, что в середине семидесятых (когда государству до всего было дело) мог­ло образоваться нечто подобное. Иг­натий Тихонович – принципиальный противник вмешательства светских властей в жизнь лагеря. У него об этом прямо записано в уставе, кото­рый красуется на стене «кельи». Цер­ковные власти к нему и вовсе «не вхожи». Недолюбливает он их. Видит у каждого представителя Русской пра­вославной церкви (кроме гостя свое­го московского) торчащий из-под рясы погон сотрудника КГБ. Олег Логинов пишет: «Мне кажет­ся, не стоит до конца разгадывать загадку лагеря-стана: не получится.» У меня же прямо противоположная точка зрения. И. Лапкин добивается, чтобы деятельность лагеря-стана ни­кем не контролировалась. Ему так спокойнее. Но сдаётся, заботу надо проявлять не о его спокойствии, а о детях, оста­ющихся с ним один на один. Знает ли администрация рай­она о положении, сложив­шемся в лагере-стане? Да, знает. Может быть, пока не всё. Но уже дважды в район­ной газете «Свет Октября» по поводу угрожающего са­нитарного состояния лагеря выступал Г. Смирнов, глав­ный государственный сани­тарный врач Мамонтовского района. Доходили слухи о том, что готовится комплексная про­верка лагеря-стана всеми теми службами администра­ции района, что осуществля­ли прием в эксплуатацию других (светских) детских учреждений района. И надо бы, наконец, довести дело до логического завершения. Камнем преткновения чаще всего становится нежелание доказывать, что вопросы религии (на чем постоянно кон­центрирует внимание И. Лап­кин) отношения к соблюде­нию санитарных норм и пра­вил не имеют. Кроме того, И. Лапкин вхож во многие кабинеты. Скажем, к распростране­нию своих объявлений он привлек даже работников отдела народного образования Барнаульской городской администраций. Что же это за позиция админист­раций всех уровней – краевой, район­ной, городской? Нет, последнее сло­во должно быть вовсе не за теми представителями СМИ, которые со­здали миф о лагере, не замечая (или не желая замечать?) удручающих сто­рон его деятельности. Последнее ком­петентное слово должны сказать кон­тролирующие службы. Пора отделить миф от реалий. Геннадий Бобров.Фото автора». («Алтайская правда» № 138 от 24 июня 1999 г. «Вопросы без ответов». Лагерь-стан).Автор – первый секретарь железнодорожного райкома КПРФ г. Барнаула. Геннадий Александрович. Д. т. 38-10-93. «Православный детский трудовой Лагерь – Стан в честь Климента Анкирского. Память 23 января/5 февраля (312г.). Прокурору Мамонтовского р-на, юристу I класса Ю.Н. Риферду Копия: Прокуратура Алтайского края Параскуну Ю.Ф. Управление юстиции края Краевая санэпидемстанция. ОТВЕТ на «Представлениеоб устранении нарушенийзаконодательства “О санитарно–эпидемиологическом благополучии населения” от 05.07.99 №1-157/99». В самом заголовке допущены важные неточности, из которых проистекают ошибочные выводы, требования к лагерю-стану. Я, Лапкин Игнатий Тихонович, никогда не являлся и не являюсь руководителем общественной организации «Деревенская община п. Потеряевка». В пос. Потеряевка есть законно избранный совет и староста деревни Барабаш Игорь Александрович, тел. (8-213-) 22-0-22. В средствах массовой информации развязана дикая травля, бешеная, лживая кампания – узаконенное оболгание детского православного лагеря-стана (см. АП за 24.6.99, «Московский комсомолец на Алтае» №20 за 27.5.99, МА – №28 за 1.07.99). И причина этого одна: на фоне нравственного растления в школах и в безбожных «оздоровительных» лагерях, наш детский лагерь-стан сияет, как лилия среди дикого терновника, как родник живительной влаги посреди гнилого болота сквернословящих, блудящих, курящих, дерущихся детей и подростков. И коммунисты составили чётко слаженную кампанию комиссий, делегаций, узаконивающих беспредел санэпидемнадзора. Покажите статистику несчастных случаев, отравлений, заражений по 83 лагерям края. У нас же за 25 лет не было ни одного случая заражения, ни одного несчастного случая. Детский православный лагерь-стан зарегистрирован 5 апреля 1996 г. № 139 не как общественная организация, а как религиозная, от двух религиозных общин. 26.5.99 г. № 482 гл. госсанврач по Мамонтовскому р-ну Г. Е. Смирнов прислал указания из 11 пунктов. Иных требований не было. Цель этих мероприятий – «предупреждение возникновения инфекционных заболеваний». Мы все эти требования выполнили. Приехавшие из Мамонтовской СЭС накануне открытия сезона высказали удивление по поводу проделанной работы. Краевая СЭС помогла в обучении персонала и получении 5 санитарных книжек – бесплатно. Оказали благотворительную помощь. И вдруг комиссия за комиссией, во главе с Петренко B. C. – главным идеологом коммунистов на Алтае (так его нарекают в прессе). Вот так грабили верные ленинцы, пламенные дзержинцы сельскохозяйственную мощь России. Если крестьянин честно рассчитывался по хлебозаготовкам, ему нахлобучивали второй налог, ставили волчьи капканы на третий и четвертый налог, который кормилец российский уже никогда не мог выполнить. Тут ему конфискация, арест, семье ссылка, хозяину расстрел. Последователи тех событий, как красные кхмеры мёртвой хваткой вцепились в детские души – уничтожить, раздавить Православие. И заповеди, данные для жизни (противоэпидемиологические) послужили к смерти. Требование закоренелого коммуниста главы адм. р-на «дачи юридической оценки правомерности дальнейшего существования детского лагеря в п. Потеряевка». Рассмотрим по пунктам указанные «нарушения санитарных норм». 1) Лагерь-стан существует 25 лет (около 10 раз менял своё место базирования). 17 дек. 1990 года составлен акт о передаче 3 га. бросовой земли бесплатно, сроком на 10 лет Лапкину Игнатию Тихоновичу. Для чего и где эти гектары? Ясно, что для лагеря-стана. Акт на бланке совхоза «Корчинский» с подписью директора совхоза, гл. агронома, гл. бухгалтера, председателя с/совета и депутата. В это время на месте нынешнего лагеря-стана и были эти кельи-палатки. Кроме того, в июне 1999 г. я обратился к главе адм. с. Корчино за получением 1 га земли под лагерь-стан. На всё это есть документы. Пусть утверждают, от кого это зависит. 2) 25 лет существует лагерь-стан и никогда ничьего разрешения нам на это и не требовалось, ибо «Господня земля и всё, что наполняет её». По генеральному плану Гипрозема Алт. края от окт. 1998 г. лагерь-стан указан на плане, как находящийся на самой территории деревни. Представитель Мамонтовской СЭС в июне 1999 г. фактически без замечаний принял лагерь-стан, т.е. дал «добро» (без бумажки) на заезд детей. 3) Санитарный паспорт на лагерь-стан просим помочь оформить (если это кому-то нужно). 4) Откуда эта цифра «менее 1 кв. м. на человека» в спальном помещении – никто не знает. У каждого из 5-8 человек в келье отдельная постель: матрас, одеяло, подушка. Никогда в палатках не могло быть 3-4 кв. м. на человека. Мы – лагерь-стан, и к нам нормы, изданные для лагерей стационаров совершенно неприменимы. 5) В лагере 12 рукомойников на 20 детей, построена комната отдыха, 15 тазов для мытья ног. Есть комната для просушки одежды. Есть медицинский работник, кандидат медицинских наук и медсестра в деревне – 300 м. от лагеря-стана. 6) Прачечная лагеря-стана никогда не была раздевалкой. У нас 3 стиральных машинки – здесь ничто не противоречит требованиям санитарных правил. 7) Мусор сжигается, и никакой надобности в мусоросборнике нет. Пищевые отходы используются в деревне. На территории лагеря-стана и вокруг него всегда чисто. 8) Спортивные сооружения: 2 турника, брусья, ходули, городки – не представляют никакой опасности. Если в представлении работников СЭС эти сооружения «крайне опасны», то 25 лет безопасного пребывания этих сооружений в лагере-стане и есть лучшее подтверждение их безопасности. Не надо придумывать страшилки, набирать количество, множество пунктов, из-за которых нужно разогнать детей ради своих безбожных амбиций. 9) Из нашего колодца каждый год СЭС берёт на анализ воду и дает заключение, что вода в колодце и в пруду по чистоте много чище средне-районных. Никакого сброса «жидких отходов и сточных вод не ведет к загрязнению природных вод и почвы». Эту фразу писавший предписания просто списал с учёной книжки, применив её в своём воображении к лагерю-стану. 10) Санитарная обработка хлоркой ведется постоянно. Просто поражаемся нагромождению лжи в указанных пунктах, как бы по лозунгу Геббельса, министра пропаганды Гитлера: «Чем чудовищнее ложь, тем скорее поверят». Встаём и ложимся спать при солнце – какое же искусственное освещение нужно, кому и зачем, и как это сделать в степи? Помойная яма находится в слое жирной, водонепроницаемой глины. 11) На улице 30° С тепла. Какое отопление и зачем? Мы – как палаточная стоянка, стан, «дикари». У нас максимальная связь с природой, потому никто и не болеет. 12) Все помещения спальные тщательно обработаны дезинфицирующими средствами. Уборочному инвентарю выделено отдельное место. 14) У нас свой православный устав труда и отдыха, и мы его строго выполняем. Он полезен для здоровья, что подтвердил тысячелетний опыт России и наш собственный. У нас есть Божественное обоснование жизни во Христе. Безбожник боится собственной тени, измысливает себе пугала невидимых бацилл, микробов готовы ходить в противоатомных костюмах с карболовой спринцовкой во рту, посыпанные хлорной известью – и мрут как осенние мухи от греховной жизни. У нас ведется бракеражный журнал, соблюдается правильное приготовление и хранение пищи. Комиссия вся прокоммунистическая, враждебная духу Православия. Узнав, что в кельях тепло, корреспондент от «Голоса труда» Бобров Г. А. (т. 38-10-93) изрек: «Вошь тепло любит». И чтобы ягненок ни блеял, коммунист его сожрет без соли. Для детей нет никакого «самокваса» и никогда не было. Домашнего изготовления изделий нет – всё выпекается в стане, в двух русских печах. Пищеблок состоит из одного помещения, и этого хватает нам. Менделеев Д. И. был семнадцатым ребёнком в семье. У нас одна семья – 18 детей в этом году. Обеденные столы все покрыты гигиенической клеёнкой – на ней свои руки покоил Смирнов Г. Е. – для чего же так бессовестно всё перевирать и надувать щёки. Для мытья посуды есть всё необходимое: бачки, порошки. В степи на кухне как сделать проточной воду? Советуют поднять бачок на крышу, сделать проток в 1 м. .С ума можно сойти от такого трафаретного, солдафонского трактования параграфов. Разыгрались врачи санитарные, как малые дети. Не за здоровье детей, а за оклад уже борьба идёт. Дети у нас здоровее ваших в ваших безбожных лагерях. Условия содержания в лагере-стане детей не привели «к возникновению инфекционных массовых заболеваний» за четверть века. Из 2500 детей не заболел. ни один. До «наезда» на нас санэпидемстанции всё было благополучно. Избавь нас, Господи, от бед. Слепили в кучу всё: и деревню и лагерь-стан. Для чего? Чтобы скрыть суть нападок за их массовостью? А причина-то вся на виду. Наша жизнь показала, что нужно жить во Христе, в природе и никакие санэпидем, эколого и всякое прочее вовек не нужно садить на шею народа и кормить. А теперь вот они, владеющие бактериологическими лабораториями гонят всех к антихристу, к шаблонной, замороченной жизни по искусственно надуманным инструкциям. Добивают Россию, душу в человеке. На 9 дворов пожарная дружина? Отнял Бог разум у правителей, развалили империю, уничтожили нацию, армию, культуру. Лагерь-стан выжигался 18 лет до тла «по нормам»? 15) В лагере-стане есть все доступные средства пожаротушения: 5 куб. м. воды – бак, песок, лопаты, сукно. Постройки наши в лагере-стане из глины, часть из досок. Не поджигайте и не загорится. К пруду хороший подъезд по дамбе. Есть мощное наружное освещение – ртутная лампа. Молниезащиту делать нет нужды, т.к. рядом с лагерем, в 150 м. находятся высокие деревья. Телефон, по милости Божией и по щедрости добрых государственных мужей (какие ещё сохранились в России, чудом доныне не перебиты коммунистами-лиходеями) есть ныне в п. Потеряевка – за 500 м. С обслуживающим персоналом лагеря-стана и со всеми жителями деревни Потеряевка многократно проведены беседы, занятия, тренировки по тушению пожара. И приводят власти дикое враньё о пожаре, который тушили не жители п. Потеряевка. Зачем это-то писать? Всё навыверт. Нас многократно поджигают, а мы тушим – вот ведь в чём дело. Просим прокурора Мамонтовского р-на Ю. Н. Риферда приехать со своей комиссией и убедиться, что глава Мамонтовского р-на коммунист Мителёв П.Ф. или умело введён в заблуждение, или неумело и много налгал на свою грешную душу, желая уничтожить православное поселение Потеряевку и лагерь-стан с христианскими детьми. В бытность Союза «нерушимых» кто-то решил в г. Фрунзе пристроить своих родственников на важные должности: создали несколько проектных институтов. И всем чабанам, издревле строившим из подручного, дешевого материала овечьи кошары, стали навязывать покупать у институтов грамотно, по санитарным нормам спроектированные картинки. Чабаны на растрату не пошли не на что. Пришёл приказ: прислать технику и растащить по горам хлипкие дикарские скорлупки. И растащили, и не дрогнули, оставив под снегом тысячные стада и пастухов-азиатов, безграмотно проклинающих тупоумие паразитирующей своры дармоедов со своих параграфов-инструкций снимающих пенки навара номенклатуру. Сдохла власть, сменили инструкции и опять строят просто, безопасно, по условиям погоды. Уйдут в небытие правители, как пузыри после дождя на мутной реке. И тогда наше умение жить красиво, дёшево, пo-любви во Христе будет по-новому явлено миру. А злодейство набычившегося диавола (через людей) оплакано и осмеяно. Мы уходим в вечность, на Божий Суд, где чистое житие по-Евангельски засияет во свете Триединого Бога. Скоро гнев Божий прольётся с неба и ни громоотводы, ни обольщения инструкциями не помогут отверженным от любви Божией. Страшные, гнойные язвы. Люди будут издыхать от страха и кусать от боли свои языки. Нач. детского лагеря-стана Лапкин И. Т, пос. Потеряевка 07.07.99 «ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ Ю. Ф. от нач. детского лагеря-стана Лапкина И. Т. Копия: прокурору Мамонтовского р-на Риферду Ю. Н. ПРОШЕНИЕ. Уважаемый Юрий Федорович! Прошу ознакомиться с предписанием прокурора Мамонтовского р-на Риферда Ю.Н. Существование единственного истинно православного лагеря-стана под угрозой. Прошу посодействовать нам в сохранении лагеря-стана. Для этого необходимо дать предписание организовать комиссию без коммунистов, чтобы в неё вошли следственные, медицинские работники, и без предвзятости ознакомились на месте с деятельностью православного лагеря-стана. Чудовищное, нечеловеческое лицемерие комиссии во главе с коммунистом Петренко B. C. раскрутило маховик травли. Газетные пираты изгаляются над всем русским недруги русского народа, как пираньи, как вороны расклёвывают останки нации. Обнищавшие, без зарплат, инвалиды не могут прокормить ребёнка умоляют, плачут, упрашивая взять дитя на сохранение, воспитание. Нашему лагерю-стану государство не выделило ни разу ни рубля: всё за свой счет и благодаря доброте благотворителей. Родители знают условия содержания, ведают, куда отдают детей, некоторые уже 10-ый – 18-ый год подряд. Принимая ослабленных, захудалых, возвращаем здоровыми, исправившимися, нравственно изменившимися к лучшему. Существование православного поселения и детского лагеря-стана – есть живой укор коммуно-фашизму: им это как смертельная кость в горле. Пусть кто-то попробует в частном порядке поднять село, воспитать чужих детей. Город переполнен бродяжками, хулиганствующими детьми. Их коммунисты не видят. Окаянные лицемеры. Мартин Лютер писал папе римскому: «Когда меня не будет, только тогда ты поймешь, как тебе не хватает меня. Уже никто не обличит тебя в твоих беззакониях». Начальник детского православного лагеря-стана – Игнатий Тихонович Лапкин. 08.07.99». «РЕШЕНО: ПОТЕРЯЕВКА!» «Поход. Тот, кто ходил в него, знает, что поход начина­ется задолго до того, как ты взял рюкзак – и в путь. Так и для нас, учеников теперь уже 8-го клас­са, само ожидание похода, пла­ны, мечты уже были праздни­ком. Но всё рухнуло, когда ока­залось, что через лес или в лес идти нельзя, пожароопасная ситуация, как говорит мой папка-лесник, да и клещ этой вес­ной буквально озверел. И у нас остался один выход – идти в Потеряевку, тем более, в прошлом году мы там уже были и принесли много чудес­ных впечатлений. Там, в детс­ком лагере-стане, организован­ном Игнатием Тихоновичем Лапкиным, даже ласточкам жить уютно: их никто не обижает. Их гнёзда мы видели и в домиках-кельях, где спят дети, и даже на кухне над плитой. Там вообще трепетно относятся ко всему живому: в окрестностях Потеряевки обитает множество ви­дов птиц. А где вы ещё можете полюбоваться милыми щекастыми мордашками сусликов, ко­торые не боятся людей, так как доверяют им, и подпускают к себе на два шага! Решено: Потеряевка! И вот мы вместе с нашим классным руководителем На­деждой Ивановной Егоровой от­правляемся в поход. Но поход – это не совсем верно сказано, потому что по такой жарище нам ни за что своими ногами туда не дотопать. Но, к счастью, директор совхоза Алексей Ми­хайлович Киселев выделил нам автобус, за что мы ему очень благодарны. Шофёр дядя Толя Нестеров расщедрился и довёз нас даже дальше, чем мы рас­считывали. Шагаем по извилистой до­роге среди полей. Удивительное чувство слияния с природой, друг с другом, чувство свободы. Свежий воздух, раздолье. Ради одного этого стоило пойти. Подходим к деревне. Мы уже знаем, что сюда можно войти не каждому, здесь свои правила и обычаи. Мы, девочки, облачаемся в платья, платки, снимаем украшения. Здесь принято оде­ваться только так. Как выразился Игнатий Тихонович, – женщине быть в брюках – это мерзостно. После того, как нам разреши­ли войти на территорию села, идём по улице. Вместо бурьяна и развалин, что были здесь несколь­ко лет назад, стоят уютные доми­ки-коттеджи, всё благоустроено, есть даже маленькая начальная школа. А вот церковь с высоким куполом. В прошлом году мы были в ней. Всё сделано руками самих жителей. Сколько здесь труда! Все началось с того, что Игнатий Тихонович и его брат решили восстановить родное село. Это благодаря их энтузиазму всё началось и существует. Среди жителей много образованных людей: врачи, кандидаты наук, учителя. Подходим к лагерю-стану. Почему стан? Потому что стан – это остановка, как бы привал, на пути к добру, любви, Богу. Нас встречает Игнатий Тихонович. Прежде всего напоминает прави­ла, которые мы должны неукос­нительно соблюдать. Наши маль­чики уже знают: здесь нельзя ни курить, ни говорить грубые сло­ва, ни лгать. «А крапивой по язы­ку не хотите?» – улыбается Игна­тий Тихонович. Мы застали всех детей работа­ющими. Кто пилит дрова, кто складывает, те, кто поменьше, подбирают щепки. Ну, как муравейник! Ежедневный труд обя­зателен. Нам отвели место под палат­ки, объяснили условия пользова­ния колодцем. А вода в нём счи­тается полезной, целебной. Дали кухоньку готовить обед. Пригла­сили вечером на большой костер, который бывает всегда по пятни­цам. Игнатий Тихонович провёл нас по всему лагерю, обо всём рассказал. Слушать его очень интересно. Он столько знает, так любит всё, что сделано здесь. А сделано буквально из ничего. Ни денег, ни материалов. Домики саманные, игровая площадка сде­лана из слег (струганых палок). Воспитатели и повара здесь рабо­тают бесплатно, как и сам Игна­тий Тихонович. Люди добрые, приветливые. Все ходят здесь босиком. Полез­но для здоровья и неопасно. Ниг­де вы здесь не увидите ни стеклышка, ни сучка. Чистота. На кухне всё блестит, на ней заправ­ляет со своими помощниками Наталья Николаевна. Милая, улыбчивая, приветливая. Кстати, на лицах всех женщин всегда улыбка, как выразилась Надежда Ивановна, какое-то доброе сия­ние. Здесь собираются дети из са­мых разных уголков страны. В тот день, когда мы пришли, ждали ребят из Томской гимназии. Как нам рассказали, часто эти дети из неблагополучных семей. Есть та­кие, от которых и учителя и роди­тели отказываются. Мы спраши­вали у мальчиков, не скучно ли им здесь, они говорят, что вовсе нет. Игры, купанье, труд, отлич­ное питание. Правда, мы очень удивились, что вставать им при­ходится аж в пять часов утра, а ложиться в девять вечера. Навер­ное, это трудно. Но иногда они ложатся попозже, особенно, когда костёр. На нём удалось побы­вать и нам. Столько впечатлений! Кострище огромное, загорожен­ное, все сидят на скамейках, брев­нах, в костре уже спеет картошка, её засыпали с избытком на всех: четыре ведра. Объеденье! Да ещё с солью! Читали стихи, пели песни. Песни очень душевные, мелодия обычных песен, а слова божественные, о том, например, что мы все на этой земле под защи­той Бога, как бы ни было тебе трудно, Он всегда поможет. Наши мальчики подружи­лись с ребятами из лагеря, игра­ли с ними в футбол. Жаль, что в этом году им пока не разреша­ется купаться: вода холодная. Но зато мы накупались вволю! Игнатий Тихонович дал нам даже спасательный пояс, и мы по очереди в нём плавали. В прошлом году мы не могли до­стать до дна в их пруду, но нынче, видимо, подросли, до­ныривали до дна, даже девочки. Надежда Ивановна сидела на мостике и переживала за нас. Но всё обошлось без жертв. А она всё же оказалась с нашей помощью мокрой с ног до голо­вы! В общем, поход удался. Хотя были и трудности, особенно ночью. Еле перетерпели до утра. Холодина! Палатки не спасали. Ютились у костров. Игнатий Тихонович обещал нам в прошлом году дать на школу бумаги, но нам не на чем было её увезти. А теперь мы погрузили её в автобус, хватит её надолго и всем. Ведь это сейчас такой дефицит! Берёт эту бумагу Игнатий Тихонович в типографии «Алтайская прав­да», остатки работы от печат­ных станков, и дарит её в шко­лы, тюрьмы, больницы, в об­щем, туда, куда он приходит со своими словами добра, с по­мощью. Рюкзаки собраны, склады­ваем палатки, убираем террито­рию. Нужно оставить всё в таком виде, как было, без следов нашего пребывания. До свидания, Потеряевка! Суслики стоят столбиками у своих норок, и их розовенькие мордочки тоже словно проща­ются с нами. Елена ВОРОНИНА, с. Подстепное. На фотографиях: наши друзья из Потеряевки («Знамя труда» 14 июля 1999 г. №59 (8326)). «РОССИЯ ДОЛЖНА ВСТАТЬ!» «24 июня с. г. в уважаемой краевой газете «Алтайская правда» появился фоторепортаж Г. Боброва «Потеряевка: миф и реальность» под странной рубрикой «Вопросы без ответов». Действительно, автор этой публикации побывал накануне в составе делегации КЗС во главе с известным поборником нравственности, эампредом КЗС В. Петренко, главным санитарным врачом Мамонтовского района Г. Смирновым и другими официальными лицами в детском православном лагере-стане и расположенном здесь же посёлке Потеряевке и имел полную возможность задать начальнику лагеря Игнатию Лапкину любые интересующие его вопросы. Но почему-то этого не сделал. Ставить такую рубрику «краевой массовой газете» под таким материалом как-то несолидно, «не подумавши». Впрочем, это мелочи, ниже речь пойдет и о более важных промахах автора. Информационным поводом для написания материала Г. Бобровым послужила недавняя публикация в той же «АП» статьи Олега Логинова (в целом, дающей положительную оценку увиденному) с заголовком «Стан как место раздумий во- время пути». В обоих материалах так или иначе задевалось имя моего сына, пребывающего в лагере, и, следовательно, моё тоже. (Например, фраза Логинова о том, что «от этих мальчиков и девочек там, в другой жизни, отказались практически все: от родителей до учителей». Пусть эти слова останутся на совести автора – я лично от своих детей отказываться не собираюсь). Насчет «раздумий во время пути». Этот детский лагерь-стан, основанный известным на Алтае, в России и далеко за её пределами православным деятелем Игнатием Тихоновичем Лапкиным, живёт своей бурной, звонкоголосой и кипучей жизнью. (Почему-то детских голосов Г. Бобров упорно не слышал: «За все время, что мы там были, не видел, чтобы кто-то улыбнулся, не слышал ни единого детского возгласа» – куда же он смотрел и чем слушал!). Лагерь – весь в движении, особо раздумывать его обитателям некогда, разве что во время работы, игры или по ночам. Правда, здесь нет радио и телевизора, которые нам навязывают чужие мысли, – и это великое благо. Дети и взрослые просыпаются в 5 утра («Кто рано встает – тому Бог даёт»), идут за водой к колодцу, делают зарядку с воспитателем, молятся, затем – трудятся примерно до 7.40, после чего возвращаются в лагерь, совершают молитву и завтракают. Так начинается обычный будний день. После завтрака опять молитва – благодарение Богу, труд с перерывами до обеда в 14.00. После приема пищи – отдых: игры, занятия в кружках, беседы с воспитателями, тренировки на спортивных сооружениях (качание на огромных качелях, езда на велосипедах, лазание по спиленным и ошкуренным самими детьми ветвистым кленам), игры в городки, купание в рукотворном озере с прозрачной водой, катание на лошадях, сбор целебных трав и ягод в леске или в поле неподалёку. В жару дети ходят босиком – для закалки. По пятницам – беседы у костра, пение песен, печёная картошка и т. д, и т. п. Я и сам собирался посетить в этом лагере своего сына, которого после некоторых раздумий направил сюда этим летом. Публикация Г. Боброва лишь ускорила мой приезд. Прибыли мы на «уазике» в десять вечера – дети уже спали. Мне отвели «келью» для сна – ту самую, о которой автор «мифа и реальности» пишет: «От стенки до стенки три метра, на этой площади спят десять поселенцев (или отдыхающих?). Общая постель, а внизу проходит труба. И, добавляет автор «про себя»: «Жар костей не ломит, а вошь тепло любит». Более гнусного намёка трудно себе представить. Вроде бы ничего не сказано, а так, вскользь брошено слово. Но у читателя посеяно подозрение. Что представляет собой келья в лагере? Каркас сооружения выполнен из деревянных жердей, кровля крыта шифером, стены обмазаны глиной, есть небольшие окошки. Внутри – высокие «полати», т.е. настил из досок, на которых уложены обыкновенные матрасы, одеяла, подушки, – всё заправлено чистым бельем (стирка – каждую пятницу). Пол также глиняный, застелен клеёнкой. Нигде ни соринки, сухо, тепло. Всего в строении – 5 спальных мест. В углу – самодельная «этажерка» с несколькими полками для вещей. Спать в келье – величайшее наслаждение: кругом степь, свежий чудный воздух, проникающий сквозь стены «мазанки», тишина, покой. Многие горожане утратили ощущение родства с природой, страшно далеки от полей, лугов и лесов. Всего того, что здесь есть, в грязном шумном антисанитарном городе дети лишены. Я пожалел, что не могу остаться и пожить в лагере подольше. Разумеется, зашёл и в туалет, который Бобров охарактеризовал «отхожим местом класса сортир», добавив далее: «.нищета ПРЁТ отовсюду» (лексика-то какая, стиль!). Сдаётся, автор впервые попал в сельскую местность и его, привыкшего ходить в «тёплый клозет» городской благоустроенной квартиры, ужасает «неустроенность» обычного деревенского туалета. Но в таких условиях живёт вся деревня, по крайней мере, на Алтае, где мне доводилось бывать! Не большевики ли, ленинцы-сталинцы, к последователям которых причисляет автор и себя, разорили-раскулачили и фактически уничтожили российскую деревню, поставили её в условия крайней нищеты? Но, в отличие от многих запущенных и грязных общественных сельских туалетов, «дислоцированных» около клубов, здесь царят чистота и порядок, полная дезинфекция. И так во всём лагере-стане. Знают ли родители, что порядок дня там нефизиологичный (это слово я услышал от райпедиатра), что в лагере телесные наказания.» – вопрошает наш борец за права обездоленных и угнетаемых детей. Зачем употреблять слово («нефизиологичный»), если не понимаешь его смысла? Рано вставать – всегда было в традициях русской православной деревни. Поздно встают лишь те, кто ведет ночной образ жизни, зачастую неправедный: бандиты, воры, проститутки, богатенькие «лишние люди» типа Онегина, которые маялись от безделья, таскались по балам и занимались ночными кутежами, а также некоторые нынешние «новые русские», прожигающие наворованные деньги в ресторанах и ночных кафе, да городские безработные, которым всё равно некуда деться. Труженики на Руси из века в век бодрствовали весь световой день: вставали с рассветом, трудились в поте лица, создавая народные богатства. И рано ложились, чтобы выспаться. Многие медики считают, что рано ложиться и рано вставать – полезно для здоровья. Один час сна до полуночи по качеству равен двум часам сна после полуночи. Такой распорядок дня «физиологичен» именно потому, что способствует оздоровлению. Особо, дважды, наш борец за права детей сетует насчёт телесных наказаний. Чтобы самому не комментировать эти слова, которые особенно цинично звучат из уст коммуниста, т.е. члена самой кровавой в истории человечества партии, на совести которой тысячи, миллионы замученных и расстрелянных детей России, я приведу слова по результатам одной из прокурорских проверок в ответ на одну из жалоб на «жестокое обращение с детьми»: «Наказания. не носят характера мучении и истязаний, а имеют чисто символический характер в воспитательных целях (лишение права купания, дополнительных работ, несильные удары ложкой по лбу, сеткой-авоськой.» – и всё это в соответствии с Уставом лагеря и христианской верой. Приглядываясь к детям и пытаясь найти на них «следы насилия», я обратил внимание на их уши: у многих мальчиков, и даже у некоторых воспитателей-мужчин уши были красные, распухшие и шелушащиеся. На миг даже мелькнуло подозрение: «Неужели Лапкин дерет их за уши!». Но. ларчик просто открывался: весь день открытые палящему солнцу, уши детей и взрослых обгорали и оттого шелушились, краснели и распухали. За исключением девушек, которые постоянно носят платочки, а потому ушки у них прикрыты – чистые и беленькие. Автор «мифа» постеснялся заглянуть в тарелки обедающим детям. Однако у него хватило смелости заявить, что раз с 7 июня по 11 июля в лагере пост, «то это значит, что больше месяца дети не будут получать ни мясных, ни молочных продуктов. Наберутся силёнок к учебному году!» – иронизирует наш знаток детского питания. В отличие от него я не постеснялся заглянуть в тарелки. Вот завтрак: гренки, картофельный суп с зеленью, белый хлеб, гречневая каша с растительным маслом, свежая зелень (зелёный лук-батун и слезун, листья салата, шпината), пирожок с картошкой, сладкий чай из целебных трав (чабрец, листья смородины, малины и других растений). Зелень подают на каждый приём пищи и буквально заставляют съедать, следят за этим строго. А чай – просто чудо, душистый, ароматный, как и весь воздух здесь, напоенный запахами степи – медвяным, богородской травкой и полынью аппетитной! Это ли не полноценный завтрак в условиях деревенского лета? Ежедневно в один из приемов пищи подают компот или кисель. Здесь не увидишь ковыряния в тарелке, второе блюдо едок должен не только «добить» полностью, но и кусочком хлеба вычистить чашку, показать её воспитателю и перевернуть кверху дном. Тем самым детям прививается уважение к пище. О том, чтобы ребята, воспитанные в таких условиях, бросили на пол или хотя бы просто оставили недоеденным кусок или тарелку с остатками еды, нет и речи. Я спросил у сына: «Наедаешься?» – «Конечно, пап». Ни один ребёнок не болеет. И, если верить начальнику лагеря, за 25 лет (здесь побывало около 2,5 тысячи детей со всего Союза, сейчас – из Сибири), никто никогда и ничем не болел. Наезжали комиссии из Мамонтовского санэпиднадзора, брали пробы для анализов, изучали молоко, воду из колодца и пруда – результаты оказывались выше среднерайонных. Как же тогда быть с «отсутствием витаминизации», с «угрожающим санитарным состоянием лагеря», о чем сетует районный санэпидврач Г, Смирнов, «дважды выступавший» в районке? И что понимает он под этими словами? Поистине, мировая загадка. К счастью, у меня есть возможность сравнить: одновременно с Димой в «оздоровительном лагере», одном из тех, что ещё сохранились после «демократических» реформ, сейчас находится другой сын. Он прибыл на несколько дней в гости к папе. Сразу бросилось в глаза, что сынок сильно кашлял. Оказалось, в лагере простудился и заболел, 4 дня температурил, ему делали уколы, да так толком и не вылечили. Я его в течение трех дней долечивал народными средствами. Вот вам и «оздоровление» в этом лагере! Поговорили насчет питания. «Плохо, – констатировал сын. – И с каждым годом всё хуже». Раньше, 3-4 года назад, яблоко или апельсинку часто давали, 2 года тому назад чуть ли не каждый день поили фруктовым соком, часто на второе – перепадала курица, а сейчас – одни каши. И это летом-то! Где же «витаминизация», о которой пекутся наши смирновы и бобровы! Я не веду речь о вздорожавших ныне апельсинах, яблоках и винограде, что, допускаю, не по карману властям и родителям. Но кругом буйствует лето с живыми витаминами: зелёный лук, салат, шпинат, петрушка, укроп. Дайте всё это детям – и они никогда ничем не заболеют! Не дают. Денег не хватает? Но почему у «нищего» Лапкина на это ума и средств достает? Да и нужны ли здесь большие рубли? Может, секрет в чём-то другом? Для того, чтобы грамотно организовать большое хозяйство в чистом поле, где создал свой лагерь-стан Игнатий Лапкин, не имея ровно никакой поддержки «сверху» и никаких личных капиталов, нужны: могучая энергия, талант, ум, знания, воля, организаторские способности. И главное – чёткая, ясная цель в жизни. Всё это есть у начальника лагеря. Лапкин – выдающийся организатор. Он создал на чистом месте, на развалинах некогда существовавшей деревни Потеряевки (откуда сам был родом) новое село, основанное на принципах Православия (жителем его может стать только тот, кто: «верует, не ворует, не курит, не пьет, не матерится, не лжёт»). Старое село в числе ещё таких же трёхсот на Алтае (а сколько их было по России!) ликвидировал как «неперспективное» бесноватый ленинец Хрущёв, стоявший в 50-60-е годы во главе КПСС и Совмина СССР. Его разрушительную политику продолжил «верный ленинец» Брежнев. В результате сотни тысяч крестьян были превращены в люмпенов, перекати-поле. Это был третий крупный наезд на российскую деревню. Первый, как известно, осуществил сам Ленин в годы «военного коммунизма» – с продразверстками, продотрядами и комбедами, массовым, организованным большевиками голодом, мором, крестьянскими восстаниями и Кронштадтским мятежом, беспощадно и кроваво подавленными. Второй – «коллективизацию» – организовал и провел «верный ленинец» Сталин по проекту Троцкого с разграблением, выселением и фактической гибелью 6 миллионов лучших крестьянских семей. И вот эта, третья, хрущёвская. Никита деревню старательно добивал. И добил. Таких как Лапкин – сильных, умных и талантливых, до революции были тысячи и миллионы. Он – сын могучего народа, случайно уцелевший в самом подлом и самом страшном геноциде XX столетия, когда слой за слоем были планомерно уничтожены культура, мозг и энергия нации: аристократия, интеллигенция, духовенство, купечество, передовые слои крестьянства («кулачество»). Игнатий Тихонович поставил перед собой сложнейшую задачу: возродить кусочек прежней, растоптанной России. И чудо! Росток, посаженный на пустыре некогда цветущего оазиса, стал приживаться. Тут бы ему помочь, посодействовать! А ему ставят палки в колеса – бобровы, петренки, смирновы. Часто – по недомыслию, иногда из зависти, а враги, те, кто топтал Россию, из бешеной злобы. Ну, деревня –ладно. А детский лагерь-то ему для чего? Для укрепления идеи преемственности православных поколений, для воспитания детей в духе забытой истинной веры предков. Чтобы не «манкуртами» росли, пялясь в телевизор (где «ни звука русского, ни русского лица», зато с избытком мордобоя, порнографии, назойливой рекламы «западных ценностей»), а сынами, помнящими своё родство. И дети живут здесь по заповедям Христовым, в почитании родителей своих и инвентарь. В лагере есть также: мини-пекарня (до 100 булок в день), электричество, 5 холодильников, подвал для хранения овощей, баня, пляж-пирс на озере, «вигвам” (место для костра), свой колодец питьевой воды, столовая. В деревне (в пятистах шагах) телефон, здесь всегда готовы оказать помощь врач – кандидат медицинских наук, медсестра. Как это всё удалось соорудить, сделать, сотворить этому человеку? Конечно, он трудится не один. Самое время упомянуть и о тех, кто помогает Игнатию Лапкину в его праведных трудах. К счастью, есть и такие. «Царский подарок» сделал детям – на 7 тысяч купил и завез в лагерь новых матрасов (60 штук) – предприниматель Иван Вячеславович Лопатин. 50 кителей и брюк б/у, а также 112 подушек и матрасы б/у подарило лагерю лётное училище с помощью депутата Барнаульской городской Думы полковника Анатолия Петровича Макарова. Регулярную помощь оказывает директор РТИ Анатолий Петрович Хромов-то шланги для полива и доставки воды даст, то резиновыми лодками для катания детей по озеру поделится. Высоко отозвался Лапкин и о генеральном директоре Барнаульского станкостроительного завода Вячеславе Григорьевиче Горшкове, который, в частности, выделил насос для закачки воды из озера для полива. Персонал лагеря: молодые ребята Слава и Виктор, девушки Наталья, Ольга и другие – занимаются с детьми бесплатно. У них добрые сердца, с ними детям хорошо, тепло и уютно. Они чистые одухотворённые люди, и это настолько необычно в наши дни, что поневоле возникает вопрос: зачем им это надо? Думаю, перед нами ростки новой, настоящей России, которую возрождает Лапкин. В той, прежней стране были высокие понятия «брат и сестра милосердия. Даже представители царской семьи участвовали в этом подвижничестве, ухаживая за ранеными в госпиталях, за больными тифом. Эти – из той же, забытой ныне породы людей. Зашли мы с Игнатием Тихоновичем и в деревню. Здесь уже 15 дворов – строящихся и уже построенных. Здесь живут, играют свадьбы, (6 свадеб и ни одного развода), растут 14 детей дошкольного и школьного возраста, Потеряевка живёт по строгому православному Уставу, люди берегут себя от греха, трудятся в поте лица своего: выращивают зерно, занимаются животноводством, строят новые подворья, возводят огромный амбар под зернохранилище. Здесь есть церковь, библиотека, школа. Всё это создано своими руками – за несколько лет, без всякой помощи государства. Да они и не привыкли рассчитывать на чужую помощь: каждый старается всё делать сам. Ну а если есть острая необходимость – соседи помогают друг другу. Здесь нет воровства – и это в стране, о которой ещё Карамзин сказал: «Воруют». По просьбе сына я взял его на несколько дней домой, в город. Дима соскучился по бабушке, дому и нашему красавцу – коту Пушку. На третий день он сказал: «Пап, мне хочется обратно в лагерь». И я отправил его туда снова. Владимир Клименко». (Редактор газеты «За науку» Алтайского гос. университета. Д. т. 34-43-06, р. т. 26-15-06. В сокращённом виде статья напечатана в газете «Молодёжь Алтая» 22.7.99). «НА АЛТАЙСКОЙ ЗЕМЛЕ» «В июне месяце я с группой учеников воскресной школы (их сопровождали взрослые) совершил поездку на Алтай. Большую помощь во время пребывания на Алтае нам оказал протоиерей Михаил Капранов со своим семейством. Интересна биография отца Михаила. Уроженец Нижегородской земли, он здесь учился в пединституте. Его он однако не закончил, был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и провёл 7 лет в заключении. Дабы усугубить страдания заключённого, его расположили в камере, окно которой выходило на здание института. После выхода из заключения Михаил принимает священный сан, служит в разных городах Сибири и, наконец, оказывается в Барнауле. Особый дар у о. Михаила в общении с интеллигенцией. Большое недовольство у собратьев по служению и особенно у настоятеля собора вызвало то, что о. Михаил стал совершать крещение через полное погружение и бесплатно. Недовольство было столь сильным, что первым указом епископ Антоний (после назначения на кафедру) отправляет о. Михаила за штат. Интересно, что институт он всё-таки закончил – через 32 года после отчисления. В настоящее время о. Михаил является настоятелем Свято-Никольской церкви Барнаула. Здесь у меня состоялся разговор с иеромонахом Нафанаилом, духовником местного отделения «Чёрной сотни». В беседе со мной он коснулся вопроса о погружательном крещении – я живо откликнулся. Рассказал о тех частых искушениях, которые испытывал при совершении крещений. Вдруг раздается сухой щелчок, и всё место у стены, где мы беседовали, веером покрыли осколки стекла. Первая мысль у меня была – теракт, кто-то выстрелил и попал в окно дома, примыкающего к церковной ограде. Немного оправившись от шока, я всмотрелся в разбитое стекло и увидел ухмыляющуюся физиономию молодого человека. «Это вы кинули камень? Зачем вы это сделали? Вы могли убить человека». «Нам тут жарко», – спокойно ответил он, продолжая ухмыляться. Ну вот, отметил я про себя, ешё одно искушение в связи с погружательным крещением. 2 июня я решил поехать на всенощную под праздник Владимирской иконы Божией Матери в Покровский собор. По пути заехал в старообрядческую церковь. В 20-е годы в Барнауле было 7 старообрядческих церквей Белокриницкого согласия. Теперь действует практически одна-единственная на весь Алтай. Служил о. Никола. После службы мы с ним немного поговорили. По его словам в разных местах Алтая можно встретить тех, кто считает себя старовером, но чаще всего это формально: при этом люди могут материться, пить и курить. Я отследил 12 недоуменных моментов по богослужебному уставу закончившейся службы – о. Никола в основном согласился, сославшись, в частности, на местные традиции и на долгий перерыв в совершении служб со священником. В Барнауле планируется строительство большого старообрядческого храма, но пока работы на нулевом цикле. В Барнауле по телефону я общался со знаменитым алтайским проповедником Игнатием Тихоновичем Лапкиным. Первая встреча с ним произошла в Москве в 1990 году. «В вопросах веры должна быть непреклонность», – вспомнились его слова. «Главное – это личная встреча со Христом. Православные плохо знают Слово Божие – из-за славянского языка богослужений во многом. Люди, не понимая службы, идут к сектантам». Русский текст Библии Игнатий Тихонович считает очень добротным четыре академии работали над переводом. Лапкин уже много лет находится в центре религиозной жизни Барнаула, его личность и взгляды вызывают очень противоречивые оценки. 3 июня в алтайском приложении «Московского Комсомольца» вышла статья под названием «Жизнь в потеряевской общине без елейных прикрас». 47 неверностей в ней, по словам Игнатия. Автор в частности пишет: «Конечно, Лапкин – это не аумсинрикё. Неплохой психолог, он вовлекает весьма осторожно и вкрадчиво. Но мягко стелет, да жёстко спать». Далее он пишет, что в общине, организованной Игнатием Тихоновичем, имеет место полное подавление личности и тотальное вмешательство Лапкина в личную жизнь каждого. Якобы даже брат Игнатия о. Иоаким собирается уезжать из деревни Потеряевки из-за невозможности ужиться с ним. «Если на нас клевещут, значит мы живы. Статья заказная, за неё уплатили немалую сумму!» – так прокомментировал Игнатий содержание статьи. И далее – сказал: «Мы будем проводить грамотную юридическую защиту». В этом случае Лапкин аппелирует к примеру апостола Павла, который требовал суда кесаря. Ссылается также на слова Златоуста: чем более навалят на огонь соломы и сырого хвороста, тем сильнее вспыхнет пламя, когда всё подсохнет и пламя твоей правды будет видно до неба. Потеряевка. Посещение этой деревни была одна из главных целей моей поездки. Основана деревня была в начале XIX века выходцами из Рязанской губернии. В 70-е годы её, как и другие 350 деревень Алтая, постигла печальная участь – она исчезла согласно программе ликвидации неперспективных деревень. Закрыли школу, магазин, клуб и люди были вынуждены покинуть обжитые места. Возрождение началось 14 мая 1991 года. О. Иоаким Лапкин поставил палатку и стали строить саманные дома. Приезжать без разрешения строго запрещалось. Первый секретарь райкома обещал не мешать. Однако не все отнеслись с пониманием. Были угрозы снести постройки бульдозером. На районной сессии в конце ноября почти все были против, однако уже в феврале все единогласно были «за». Однако трудности только начинались. Тысячи гектаров земли вокруг заброшено, а им блокируют отвод пашни, покоса. Соседние деревни духовно мертвы, везде всё закрывается, детей почти нет, а здесь, в Потеряевке, всё наоборот. Были попытки возродить и другие деревни, но их постигла неудача, т.к. пытались возродить не на духовной основе. Потеряевская община находится в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви. Из разговора с о. Иоакимом выяснилось, что переходу способствовали и аморальные поступки архиерея, и практика обливательного крещения, и многое другое. О.Иоаким рассказал следующее: Рукоположили как-то священника с Украины. Идем мы с ним со службы. Я ему говорю: - Теперь ты священник, великое это служение, как говорится в Новом Завете. - А яка це книга? - Как, разве ты никогда её не читал? - Нет. - А зачем приехал с Украины? - Гроши заробити. Выступают в Тюмени перед студентами православный священник и баптистский проповедник. Священник: «У меня дочери пионерки, активно участвуют в общественной жизни». Проповедник: «А мы своих детей удерживаем от вступления в подобные организации». Вопрос священнику: «Как вы проводите сексуальное воспитание своих детей?» Ответ: «Никак. Когда они подрастут, сами разберутся». Проповедник: «А мы на основании Слова Божия учим своих детей заранее». Вопрос священнику: «Как вы проводите религиозное обучение своих детей?» Ответ: «Организованно это делать нам запрещают, мы воспитываем в семьях». Проповедник: «А у нас всегда было организованное религиозное воспитание детей». Аплодисменты, к сожалению, достались проповеднику. О. Иоаким вспоминает. Вступив тайком от родителей в октябрята, пришёл домой и после обеда встал и сказал: «Бога нет, буду коммунистом». Мать поведала о том отцу. Отец был однорукий после войны. Он заложил «пионеру» голову между колен и прочистил мозги. После этого маленький Иоаким сказал: «Бог есть, коммунистом не буду». Бросил звёздочку учительнице. По словам основателя православного детского лагеря-Стана Игнатия Тихоновича Лапкина лагерь имеет 18 параметров, которые отличают его от других подобных учреждений. Первое – это бескорыстный труд. Игнатий сетует: «Развалили Россию – богатейшую страну мира. Виноваты прежде всего учителя и священники, что неправильно происходит воспитание детей. Трудовое воспитание – в забвении, а у меня не потрудишься – не покушаешь. Приучайся к труду – ранний подъём и после зарядки, и умывания на озере (куда нужно трусцой пробежать туда и обратно) труд до завтрака. Это преимущественно распилка дров – для себя же, для того, чтобы трапезу себе приготовить. Надо сказать, что когда потрудишься с утра таким образом, то совершенно другой появляется аппетит. Вспомним себя, когда нам часто не хочется кушать за завтраком. Поздно встаем, сонливость, леность, нет аппетита. Но когда рано встанешь, пробежишься, помолишься, потрудишься – то трещит за обоими ушами, когда вкушаешь пищу. У Игнатия в лагере несколько часов ежедневного физического труда. Второе – система наказаний. Игнатий говорит, что одно из качеств лидера – это беспощадность. В каком смысле? В том смысле, что он не должен сюсюкать, потакать слабостям. Он должен адекватно реагировать на все нарушения. Должно быть воспитано у детей сознание неотвратимости наказания за каждый проступок. Выстраивается такая ограждающая линия от всяких нарушений. Наказания бывают преимущественно символического характера. Например, при работе не следует разговаривать. Если разговорился, заболтался – возьми щепку и подержи некоторое время во рту. Наглядно. Есть наказание сеткой – ниже пояса («горяченькие»). Могут предоставить свободу выбора – три горяченьких или без обеда. Ссылка на Ушинского, который говорит, что у детей уши растут на спине и ниже пояса, т е. не только словесно нужно наказывать. Рукой наказывать не следует, т.к. возникает ассоциация с личностью наказывающего. Если нет платка в кармане – пробеги до деревца, сорви лопушок и пока им пользуйся. Не склоняйся, подобно животным, над тарелкой – можешь получить ложкой по лбу. За особые нарушения – удаление из лагеря под конвоем. Простить – простят, но возврата нет – только по ходатайству двух священников. Третье. Наряду с уставной молитвой (хотя трудно так назвать эти краткие молитвы, которые читаются в лагере) практикуется свободная молитва, экспромт. Это делает Игнатий. По моему, она не очень впечатляет, эта его свободная молитва, обычно это набор слов с благодарностью Богу, просьбы о болящих и скорбящих, находящихся в узах. Я сделал вывод, что не много разбежишься в своей молитве, что ни в коем случае нельзя подменять своей молитвой уставную молитву, которая настолько объемна – охватывает все проявления и стороны жизни она способствует тому, что человек сам входит в дух этой молитвы, и в этом случае она становится его молитвой собственной. Подменять нельзя, иначе всё будет очень мелко и бледно. Четвёртое – это обязательное присутствие в лагере священника, связь со священником. В утренние занятия входит также чтение Евангелия с его разбором. Не так много стихов прочитывается, но следует пространный разбор, причем акцент делается на связь с повседневной жизнью. Далее – свои лошади и катание по воскресным дням, свои лодки, свой пруд в 1,5 гектара, где катаются и купаются, свои поля, малинник, огород и так далее. Десятое – это ранний подъём, в 5 часов утра. Подъём по слову Давида Пророка: «Встану рано». Встреча восхода солнца, и это бывают незабываемые минуты, когда дети являются очевидцами восхода солнца. Наблюдение за животным миром и миром птиц. Поскольку вокруг лагеря очень бережное отношение ко всякой живности, то там есть что посмотреть. Например, как сова кормит своих детёнышей, шорох пшеницы и прочая поэзия. 13-ое – ни одного слова матом, ни одного курящего. Это считается серьёзнейшим нарушением и строго пресекается. Духовные концерты за вечерним костром. Я однажды был, и насколько могу судить –это были протестантские песнопения на русском языке, а потом ешё и светские песни. Но это не означает, что так всегда бывает, это только то, что я слышал. Есть песнопения, которые в обиходе у нас. 15-ое. Никаких возрастных ограничений. Принимаются с максимально раннего возраста до максимально позднего, и продолжительность пребывания не ограничена. То есть во все время функционирования лагеря, когда ешё тепло, возможно пребывание в нём. 16-ое. Полная независимость от государственного бюджета. Ни одного рубля, ни одной копейки государство не вложило в данный лагерь, а он функционирует уже 26 лет. Форма одежды. Для девушек подчеркивается необходимость сарафанов ниже колен (10 см от пола), на богослужении быть в повойнике. А ребятам – рубашка навыпуск, подпоясанная пояском. Строгое соблюдение постов. Истовость поклонов. Когда я кланялся там, он мне говорит: «Отец, что ты по-старообрядчески кланяешься, нужно истово, как написано в ваших «Берсенёвских страницах» – чтобы рука касалась пола». Не так давно лагерь имеет юридический статус и приезжают дети со всего бывшего Союза. Но сейчас в связи с финансовыми причинами нет такой большой географии. Русская баня. Более половины детей находятся бесплатно здесь, Бог ведает, как удается всё это содержать. Молоко в деревне особенно вкусное. Это Игнатий объясняет тем, что коровы не слышат ни одного слова матом, в отличие от того, как это обычно бывает. Своя пекарня. Всё совершается по благословению. Игнатий, подбоченясь, говорит: «Вот растет свободная и сильная русская нация». Перед отъездом или отправкой домой идёт полный разбор, анализ пребывания данного человека в лагере, составляется на него характеристика. Игнатий подмечает много нюансов, он быстро «раскусывает» человека и отправляет его с характеристикой. Для того, чтобы удобно было руководить детьми, которые находятся в разных уголках, у него есть свисток. Когда кто-то балуется, он свистит в свисток, и для нарушителей это встряска. «Главное, – говорит Игнатий, – это человек». Всё воспитание направлено на человека, это центр, остальное второстепенно. Важно, по словам Игнатия, то, что можно искорку поддержать в человеке, а можно и угасить. Что будет в итоге – Одному Богу известно. Зашла речь о проблемах нынешней России, о том, что мы на крючке у Международного Валютного Фонда, который имеет свои виды, ставит условия, которые гробят нашу экономику. Мнение Игнатия: МВФ – это главный наш враг. Это масонство. У России нет друзей. Казалось бы, система в лагере тоталитарная, но Игнатий говорит, что «давить» не надо на детей, надо дать им свободу, но в рамках закона. Вот принцип. Обозначить вехи, границы – и здесь бегай, прыгай, резвись, но не переходя эти рамки, находясь под контролем. Выработка законопослушания, без чего невозможна жизнь ни в армии, ни в других сферах жизни. Мы считаем, говорит Игнатий, что каждый юноша обязан отслужить в рядах российской армии, но давать присягу и оружие в руки брать христианину не следует, мы предпочитаем альтернативную службу (например, в медицинском плане или ешё как-нибудь). Если к нам просятся дезертиры, то мы их не принимаем. Но если нас заставят стрелять или присягу принимать, мы не примем, пускай нас хоть расстреливают. Вопрос о Чечне. Ответ: нужно оградить железным занавесом. Афганистан – это была авантюра. С коммунистами союз невозможен. Всегда предадут. Пример: 20 год, когда махновцы вступили в союз в большевиками и вместе штурмовали белых в Крыму, а потом было расстреляно несколько сот их руководителей, офицеров, с которыми вместе боролись. У коммунистов идеология безбожная. Сидим мы с Игнатием на лужайке, на солнышке. И вдруг Игнатий запел гимн баптистский: «Не ради почести и славы стремлюсь я, Боже, к небесам.» и т.д. «В край родной, неземной, от обмана мирской суеты, я иду и прийду к незакатному Солнцу любви». «Засияют Сиона врата», «Господи, Ты надежда моя, Господи, на Тебя полагаюся я. Стремлюсь быть с Тобой в небесной стране, где царит мир и дивный покой». Может на ходу остановиться, разглядывая птичку, суслика, тут же начать молиться, запеть. Такой вот человек. Игнатий знает несколько языков, причём схватывает их самостоятельно без всякой научной основы. Выучил немецкий за полгода, причём немцы его принимали за своего, потому что говорил без акцента, даже проповеди произносил. Латышский – за полтора месяца, английский, частично испанский и ешё какие-то. «Я, – говорит Игнатий, – имел одну страсть всегда – это учиться, учиться и читать. Я спал с наушниками – изучал языки. Латыши меня любили, потому что я говорил с ними на их языке». Изучил все политические системы мира, разные политические устройства. Характеристики лидеров: Черномырдин – квашня, Жириновский – придурок, клоун. Зюганов – противный, а Ельцин ему нравится – немстительный. Николай II– был слабовольным, но это лучший русский царь. Коммунистов нужно удалить со всех постов, на пенсию, а то сейчас опять они у власти. Во всем в жизни лагеря – строгий устав, на основании русских благочестивых традиций. В этом заключается сверхуникальность лагеря, он не подражаем. День независимости России, по мнению Игнатия, хороший праздник, и смысл его в освобождении России от коммунистического ига. Игнатий говорит, что всё строит на основании Писания и святых отцов. «Никаких собственных мнений, я даю чистое словесное молоко». Супруга немножко сетовала на резкость Игнатия, на отсутствие задушевных бесед между ними, что он часто ей выговаривал, на моменты амбициозные. Жёсткость для него характерна. По её словам, в первые годы так не было, а потом она помнит только «Быстрей» и «Не разговаривать». Игнатий немного съиронизировал насчет монашеского парамана. Сказал, что думал, что это парашют, или подвязка для живота. Кто-то что-то не услышал или неграмотно поступил, он привел в пример китайцев, которые помнят 10 тысяч иероглифов, значение каждого. Много рассказывал о своём пребывании в тюрьме. У него была установка: «Идя в тюрьму, считай что ты умер». Без такой установки ты там не выдержишь. Рассказывал о том, как там избивали, убивали в лагере, издевались, и т. д. Молиться по его мнению нельзя вместе только с теми, кто отрицает Святую Троицу и воплощение Христа, а с остальными можно. Получается, что с баптистами можно. Остальные барьеры, по его словам, наворочали в истории. «Любой священник у нас может служить», – это мнение Игнатия. Пример привел такой. Приехал в лагерь мальчик по имени Данила. И мать – грузная, болезненная. Уговаривает мальчика – не балуйся, а он – ноль внимания на неё. Игнатий, видя эту картину, всыпал ему 7 «горячих» по просьбе матери. И потом не успеет мать рот раскрыть, как Данила уже к ней бежит и слушает, что она ему скажет. Как шёлковый стал. «Чаще наказывай дитя в юности, чтобы утешиться в старости». Это из Библии. Не нужно будет в последствии ни лагерей с вышками, ни стройбатов, ни тюрем, если не будет упущений в воспитании в детстве. Лучше наказать в детстве, чем потом он получит срок за убийство, хулиганство или станет наркоманом и будет страдать. Не пожалей лишний раз наказать авоськой или крапивой, а то мы лелеем преступников будущих. Мы несём поругание за незнание Евангелия. Нет ничего красивее и величественнее Православия, но мы скрываем эту ценность под спудом, мы не являем его миру. Приехала комиссия из Барнаула – 6 человек во главе с руководителем комитета по социальной защите законодательного собрания Алтая Петренко B. C. Игнатий им подробно всё объясняет, рассказывает. А приехали они, когда мы кушали. Он приглашает их покушать – они отказались. Игнатий говорит, что у нас вот гость – батюшка, священник из Москвы, служит около храма Христа Спасителя. Они удивились, что приехал священник из Патриархии, ведь лагерь Зарубежной Церкви. Но я сказал, что здесь не участвую в богослужении, а полезное можно почерпнуть везде – в частности система жизни лагеря, система символических наказаний, всё это мне интересно и наверняка я буду это заимствовать для своей практики. Потом главный коммунист сказал единственную фразу из Писания, которую он знает – «нет власти аще не от Бога». Видимо, общаясь со священниками в советсткий период эти слова ему запомнились, как обоснование пресмыкательства, угодничества и подчинённости властям. Я возразил, что эти слова надо правильно понимать. Есть власть, Богом установленная, благословенная, а есть власть Богом попущенная за грехи наши, как вот Советская власть, коммунисты, которые уничтожили 100 млн. людей (Игнатий поправил –110 млн), пролили море крови. Они не ожидали, что священник из Москвы такое им в лицо выскажет. Игнатий очень высоко это высказывание оценил. После этого диалога с главным коммунистом они как-то стушевались. Наверняка это будет известно в Барнауле отцу Николаю Войтовичу. И это подтвердилось. Петренко мне говорит: «Почему до 85 года не было в таком объеме преступности детской, а сейчас что творится? 2 млн. беспризорных детей». Я говорю: «Вы знаете, сейчас у власти те же коммунисты, только перекрасившиеся, а вообще в советский период не заложили фундамента, стержня. Пала стена эта коммунистическая, и всё развалилось. То есть это ваше наследие, пожинаются плоды вашего господства». Он спрашивает: «А почему ваш Патриарх вмешивается в дела государственные, политические, заявляет, что нужно освободить Красную площадь от захоронений?» Я говорю, что это его позиция, он может выражать мнение, как любой гражданин. «Но он же Патриарх!» «Ну и что же, что Патриарх, ои же не предписывает, не указ издал, а просто высказался. Церковь отделена от государства, но не от общества». Далее я немного смягчил: «Я конечно не хочу представлять в чёрном свете всё, что было до 91 года. Все мы учились в школе, у нас были хорошие преподаватели. Я помню всё доброе. Но главное – это то, что было безбожие, а это корень всех наших бед». Это был Петренко Владимир Сергеевич, главный идеолог Алтайского края, первый коммунист Алтая, директор школы, лучший друг Войтовича, по словам Игнатия. «Что Вы как протопоп Аввакум, – сказал Петренко, обратившись к Игнатию, и что-то процитировал из его жития, как бы отшутился, – да, я знаю, что Вы такой человек». За всё время существования лагеря не было ни одной эпидемии, ни одного несчастного случая. Никто не утверждает, что был наказан несправедливо. Некоторые приезжают ежегодно со времени начала функционирования лагеря. Темы поучений Игнатия могут быть самые разнообразные: птицы прилетели, бык бодался, цинизм и любовь и т. д. Самая главная ошибка, которая совершается повсеместно, это, по словам Игнатия Тихоновича, неправильный вход в церковь. Он специально интересовался – в такой-то епархии окрестили за определенный период 12 тысяч человек и 506 венчали, а потом почти никто из них на службы не ходит. Игнатий совершенно выпадает из всех определений, не вписывается ни в какие рамки и не соответствует никаким ограничениям. Это явление, не подверженное никакой классификации, целый материк, феномен. Вундеркинд, энциклопедические знания. Для него идеал – первохристианство, но в то же время он строго выступает за хранение канонических норм в церковной жизни, за благоговейное поведение на службе. Он не может себя сдержать, когда видит какие-то недостатки, пороки в церковной жизни, в частности возмущается тем, что священники не учат народ, что слабо слышно слово Божие, проповеди однообразные. Что в центре проповедей не стоит Христос, Его благовестие, спасительная миссия. «У них часто всё сводится к примерам из жизни, – говорит он о священниках, – и потому у них теряется сердцевина христианской жизни, нет проповеди о Христе, распятом и воскресшем». Поэтому он не сдерживается. Но когда тот, кого от обличает, попадает в беду, то Игнатий выступает, часто в одиночестве, в защиту этого человека. Так было с упомянутым о. Николаем Войтовичем, когда его стали обвинять в аморальных поступках. Игнатий встал на его защиту, хотя для него Войтович – олицетворение всех недостатков и компромиссов в Московском Патриархате. Игнатий может часами плакать в ограде церковной о чем-то. «Дайте народу Евангелие, допустите народ Божий к Богу!» Когда он что-то говорит своим зычным голосам, священники уже знают, не видя его, и реакция – милицию вызвать и т. д. Самое печальное, по мнению Игнатия, это то, что священники, которые укоренились в церковной жизни за советские десятилетия, просто считают, что всё нормально, не знают, в чём каяться, в чём измениться. И это, считает он, – самое трагичное. Игнатий, помимо того, что я перечислял, то есть знания нескольких языков, изучения в течение нескольких лет Библии по 10 часов в сутки, надиктовывания на сотни кассет творений Иоанна Златоуста – 12 томов, и «Архипелаг ГУЛаг» Солженицына, ешё и прекрасный печник. Он изготовил сотни печей в Барнауле и в деревне, причем это печи первоклассные, без деформаций, идеально действуют. Он настолько даровитая личность, что схватывает налету всё. В частности, там в лагере был молодой человек, глухонемой от рождения. Крупный, гармонично развитый, прекрасного телосложения, и при всем этом вместо речи – детское мычание. А Игнатий – невысокого росточка, крепыш, но как бы хиленький. Мне он говорит: «Отец, ну что это у тебя?» – по животу мне стучит. Я говорю: «Анолойчик заработал». «Ну что ты как баба беременная ходишь?» – он не стесняется в выражениях, для него не существует авторитетов епископ это или Патриарх, всё говорит прямо в лицо, что думает. «Человек должен есть столько, сколько ему нужно для поддержания жизни, чтобы всё перетапливалось в процессе работы. Для этого пища и предназначена. А когда мы сходим в одно место, и там жир выходит непереработанный, то получается нелепость в нашей жизни, мы потребляем не для поддержания жизни, для работы и т. д, а всё это превращается в шлаки. А у меня, – говорит Игнатий, – ничего не выходит, всё перегорает». И вот с этим глухонемым, Игнатий – со всклокоченной бородёнкой, аристократической залысиной, в галифе потёртом с пятнами и в сапогах, к сожалению нечищенных, так как он игнорирует некоторые бытовые стороны жизни, лицо с чисто русской краснотой, розовенький нос – настолько наловчился говорить на языке глухонемых, что просто удивительно. Я думал, что это простейшая система, можно на пальцах всё объяснить. А Игнатий говорит мне: «Отец, твой знак для глухонемого имеет 5 значений, он теряется это только кажется, что можно всё на мимике изобразить, на самом же деле это чёткая система знаков, не просто жесты, махания. Это предложения, слова». И было так интересно наблюдать: глухонемой едет на велосипеде, появляется на горизонте, а Игнатий со мной возле пруда. Тот ему одной рукой что-то показал, промычал, Игнатий ему что-то тоже прокричал, и мне потом комментирует – вот, он поехал на поле, там стадо, сейчас он нам пригонит отару овец. Несколько знаков, а такое содержание. Игнатий говорит, что мимика человека отражает его внутреннее состояние, можно определить – и для этого не нужно быть психологом – какие-то тайные страсти, пороки. По движению век можно определить, что человек, скажем, блудник. Для Игнатия аксиома то, (и это при всей его кондовости, старообрядческом происхождении) славянский язык – это тупик выступает за русский язык в богослужении. Он считает себя самым несчастным человеком, потому что он не слышит слова Божьего в храмах на русском языке, его это убивает. За 36 лет проповеди своей он общался с тысячами людей, и почти все ему говорили, что когда мы приходим в храм, мы ничего не понимаем. Этот языковой барьер блокировал вход в церковь многим людям, считает он. Для Игнатия священник, который не учит, это идол безгласный. Если мы умиляемся пением, украшением храмов, то Игнатий считает, что это не нужно, нужна прежде всего живая вера, нужно максимально всё упростить, а наша беда в том, что мы восприняли всю эту византийщину, по его словам, ферапонтовщину, пo-Достоевскому. Нужно чтобы всё было более просто, без нагромождений. Можно с этим спорить, – но это мнение Игнатия. Я провоцировал Игнатия на то, чтобы он выражал своё мнение, давал характеристики людям, которых мы широко знаем. Вот, например, отец Амвросий (Юрасов). Он сам алтайский, и бывал у Игнатия 2 или 3 раза. Приезжал на своём «джипе» из Иваново на Алтай. «Да, – говорит Игнатий, – о. Амвросий приезжал ко мне. Однажды приехал ко мне, я его прочистил хорошенько. Потом он не приезжал 7 лет. После приехал. Я его спрашиваю, почему так долго не приезжал, а он отвечает: «Игнатий, я тогда был у Вас 3 дня, так этого мне на 7 лет хватило, информации и общения с Вами». Я спросил, как о. Амвросий ведёт себя, когда бывает у вас. Я просто знаю о. Амвросия, какой он обаятельный, все его сразу слушают, проникаются к нему. Игнатий говорит: «Никакого влияния на меня он не оказывал, для меня это простой гость, я чту его сан, беру благословение, но его чары на меня не действуют. Он у меня здесь ходит тише воды и ниже травы. Ходит, всё записывает, слушает, не возражает. Как-то приехал ко мне с двумя послушницами из монастыря. Я утром встаю, – говорит Игнатий, – и вижу картину. Сидит о.Амвросий, а у него волосы ниже пояса, такие густые, и они его чешут. Это что, говорю, здесь такое, и как прочистил этих двух монашек. Амвросий тоже как-то стушевался. Чтоб этого больше здесь не было, говорю. И больше это не повторялось». «Да, о. Амвросий имеет доступ к сердцам, – продолжает Игнатий, – но вот я читаю его книги, и говорю ему: “Отец, ну где ты берешь все эти побасёнки? Ты давай Слово Божие людям, Писание, а ты на побасёнках хочешь в Царство Божие въехать. Тебе всё охота пооригинальничать”». Игнатию удалось побывать в Америке. Он пробыл там несколько недель, проколесил всю Америку, получил от митрополита Виталия официальный документ, что ему благословляется проповедь Слова Божия для укрепления веры. Игнатий очень гордится этим документом, потому что он единственный мирянин, получивший от митрополита такой документ. У Игнатия есть работа, в которой он на основании правил и Писания дает апологию того, что мирянин имеет право и должен проповедовать, это отнюдь не только миссия священнослужителей И вот будучи в Джорданвиле, в центре Зарубежной Церкви, он там прочитал доклад на тему «Будущее русской эмиграции и будущее России» на основании Писания и Святых Отцов. По его словам, никого там так не встречали, с таким вниманием, как Игнатия с его докладами. Игнатий, являясь формально членом Зарубежной Церкви, не идеализирует её, считает, что из всего, что имеется в наличии, это лучшее. Он не жалует ни старообрядцев, ни, особенно, Московскую Патриархию, зарубежники для него более светлое пятно, хотя он их тоже обличает, и говорит им: «Вы ничем не отличаетесь от Московской Патриархии, те же самые недостатки и у вас, и если бы вы остались здесь в России, то в 30-е годы были бы такими же угодниками советской власти. Не ваша заслуга, а воля Божия, что вы оказались за рубежом». И вообще говорит, что для зарубежников ты хороший, свой, если поносишь Московскую Патриархию. У них те же безобразия в храмах, нет отделения от мира, торговля в храмах, те же не совсем прилично одетые в храмах и т. п. Игнатий против восстановления порушенных храмов. Время, дескать, коротко, а мы увлеклись позолотами, широким строительством, а души в пренебрежении. Нужно, чтобы всё было скромно, просто, и прежде всего – надо души восстанавливать. Это, конечно, можно оспаривать, это отдаёт максимализмом. Каноническая деталь – он говорит, что священник обязан дать епитимью кающемуся грешнику, а сократить имеет право только на одну треть (в процессе его исправления). Я об этом слышу впервые. При всём его свободолюбивом отношении к службе (он считает, что у нас слишком длинные службы и нужен русский язык), он строго хранит пост. И в лагере, в деревне в этом плане у них строго. Тут опять какая-то непоследовательность – и там, и там святоотеческие наставления и устав церковный, но устав о службе он соблюдает нестрого, а о посте строго. Например, он ссылается на правила, что в период поста в качестве послабления болящему можно давать только вино и елей, и не более того. Игнатий говорит: «Я чувствую, что есть некое разделение во мне. Как христианин, допустим, я однозначно против смертной казни, против того, чтобы брать оружие в руки, против присяги – это всё вопреки Слову Божию. С другой стороны, как гражданин я против всяких амнистий, и за то, чтобы всякие там садисты были уничтожены». Игнатий относится в какой-то степени положительно к тому, что произошло в октябре 1993 года. Он считает, что власть политическая, советская таким образом сошла со сцены. Да, говорит, во мне есть всякие антиномии, противоречия. Допустим, я не считаю крещение обливательное крещением, но у священника, крещёного обливательно, благословение возьму я чувствую, что благодать на нём есть. Или вопрос о вечности мучений. Да, так написано, но, во-первых, вечность понятие относительное, в Ветхом Завете есть пример, когда говорилось о вечности, а на самом деле время было ограничено. Я, говорит, не могу принять душой, не могу понять, кому нужны вечные страдания – Богу, Ангелам, людям? Я понимаю сто лет, тысячу лет наказания, но почему вечно, это не вмещается в моё сознание. Он говорит то, что думает, хотя это ересь оригенизма, осуждённая Церковью. На основании Слова Божия св. Феофан Затворник пишет, что нужно буквально понимать Писание в этом вопросе. Игнатий говорит: «Я это знаю, но говорю, как я чувствую, не могу это принять сердцем». «Если бы Патриарх Алексий к нам приехал, – говорит Игнатий, – приняли бы по первой категории. В принципе я бы ему рассказал обо всех недостатках. Я ему писал на эту тему». О славянском языке отзывается агрессивно, называет его церковной «феней», повторяет игумена Иннокентия (Павлова), который это как-то сказал. И Игнатий в этом плане тоже несдержан в словах. Я, говорит, прочел более десяти раз все 12 томов «Житий святых», – не просто прочел, а классифицировал, составил симфонию ко всем 12 томам, прочел шесть раз всего Златоуста – 12 томов, Добротолюбие, не просто прочитал, а наговорил на магнитофон, и кассеты пошли во все концы Союза. «Я считаю, говорит Игнатий, – что богослужением должна быть вся жизнь, и не могу свести молитву к рамкам богослужения. Вот иду по полю, вижу – птица поёт, я останавливаюсь и начинаю молиться, славить Бога, своими словами или солнышко садится». Хотя регулярно посещает все службы, исповедуется, причащается на этом приходе. Считает, что акафисты должны не просто повторяться, («радуйся!» в разных вариантах), а акафисты должны быть посвящены астрономии, архитектуре. Для меня, говорит, самый лучший акафист – это «Слава Богу за всё!», составленный священником Григорием Петровым в лагере незадолго до расстрела его. Акафист на русском языке. Я говорю: «Как Вы думаете, Игнатий, есть ли какая-нибудь надежда, даже слабая, на сближение со старообрядцами, или может быть даже объединение?» «И тысячной доли нет вероятности, что это может произойти. Но прощение мы должны просить, за то, что мы гнали и пролили кровь. Это будет хотя бы разрядкой». Петр I для него – это вообще антихрист, который повернул всё на западный лад, разрушил национальные устои. О Пушкине: христианская кончина, омыл кровью свои прегрешения. Старообрядцы: очень замкнуты, обидчивы. У них одна тема: Никон, такой-сякой. Служба закончилась у православных пораньше, чем у них, они тут же: «++вон проклятые никониане пошли, а мы молимся ешё». Всё сводится к тому, чтобы ругать Никона, и к тому, что старообрядцы более истовые, а у никониан всё плохо. Вот всё богословие: «переходи к нам» и «неленостно посещайте храм». Пример – таёжный тупик. Психология людей – Карпа и Агафьи, найдённых в тайге. Когда столкнулся Карп с геологами, что он им говорит? «Что, опять война была германская? Это всё Петр виноват, а до него Никон. Петру проклятие, он с немцами якшался». Даже после десятилетий оторванности от мира, не зная о войне, но услышав, что война была, его реакция – всё идёт от Петра и от Никона. Вот такая психология людская. Спрашиваю: - Католики – еретики? - Еретики, потому что они папу обожествляют. - А старообрядцы? - Те раскольники, у которых нет священства. Но молиться с ними можно, потому что во многом том, что произошло, виноваты мы. Вот такие представления. Я говорю ему: Игнатий, ну что же у Вас какая-то нецельность жизни. Что за икона висит у вас в трапезной? Какая-то картинка Божией Матери, которую в поездах продают, какое-то католическое изображение. Если у вас такая строгость во всем, почему в иконописи вы допускаете такие вольности? Вот его ответ: - Я почитаю икону, у меня много икон, но я не разделяю живопись от иконописи. Не нужно придавать этому много значения, вера, и это – главное, от слышания. А заниматься всеми этими пропорциями, фонами, линиями – это всё отвлекает. Я говорю: - А как же решение Стоглавого собора о том, чтобы писать иконы, как писал Андрей Рублев «Троицу». Вот эталон на все времена. - Это не Троица, – говорит он, – это Ангелы. (У отцов есть такое толкование, что это два Ангела с Господом). В храме у них тоже иконы живописные и иконописные, нецельность. Я стал говорить ему: «Игнатий, смотрите, икона иконописная – какая одухотворённость, глубина» – ну как обычно я говорю. А он мне: «Отец, ну что так изображать Богоматерь? Такую, что даже жутко становится. Тёмный лик престарелой женщины,» ведь согласно преданию это была 15-летняя девушка, когда от неё родился Спаситель. Или например «Спас – ярое око». Я не понимаю этих икон, моя душа не принимает эти иконы. Тёмные, суровые. Для меня Спаситель – это любовь, радость, красота, а это всё – пугающее». Детей не нужно мучить долгими молениями, не нужно слишком многословить на Богослужении. Мне говорит: «Отец, не переходи к старообрядцам. Там смерть. Перейти к ним – это было бы хулой на Духа Святаго. Тогда нужно всё перечеркнуть, отречься от Иоанна Кронштадского, и от всех Святителей, бывших после разделения. А мне перейти – это значит, что нужно пресечь проповедь, живое слово, быть в подчинении настоятеля, который не знает Писания». Для него войти в это русло старообрядческое, в эти рамки – это значит себя засушить, загубить свои таланты. Только поклоны бить, и никакой живой деятельности. Не нужно думать, что в общении с Игнатием все темы были только обличительные, критические. Игнатий часто отвлекался на лирические темы – скажем, природа: «Жил я на Камчатке, жил в Иркутской области, в Средней Азии, в Латвии. Но лучше всего природа здесь, на Алтае. В Латвии сыро, гнилой воздух. А здесь я радуюсь, здесь родина моя». Я приводил разные аргументы за славянский язык, Игнатий их опровергал. Красота, возвышенность – какое они имеют значение, если не понятен смысл. Славянское единство – все славяне служат на нём. Ну и что же, что они у нас часто бывают, или мы у них? Игнатий иронично говорил: «Отец, ну что же ты не пострижешься, ходишь лохматый, кресты там какие-то навешаны (т.е. параман монашеский), зачем слишком много внешнего такого?» Я говорю: «Ну, Игнатий, мы же монахи, священники – должны как-то отличаться, как назореи, посвященные Богу». «Это было только для Ветхого Завета, отец, нигде не сказано, что это нужно для Нового Завета». Я был очевидцем события. Кончилась служба утренняя. Игнатий набросился на брата своего, священника Иоакима: «Отец Иоаким, ну что же сегодня пять человек опоздали на службу! Надо начинать ровно, минута в минуту. Ты начал не вовремя, люди опаздывают, я вынужден им внушать. (Он обычно стоит у дверей, как коршун, и если человек опаздывает на службу, то нужно постоять вне до «оглашенные, изыдите!», и только тогда могут войти в храм, а оглашенные в это время все выходят из церкви). А брат тоже недоволен тем, что Игнатий ведет себя слишком строго, какое-то прямо буквоедство. Но Игнатий не слышит, твердит своё: нужно вовремя начинать. Игнатий был в Барнауле. Это была епархия Новосибирская, там был 13 лет архиепископ Гедеон, нынешний митрополит Ставропольский. Игнатий очень часто с ним общался. Архиепископ ему говорит: «Игнатий, я за Великий пост по твоим кассетам прослушал четыре тома Златоуста. Хожу в саду, слушаю запись». Игнатий говорит ему: «Владыка, священники не проповедуют, нет живого слова. Идите к народу. Несите Живое Слово в народ, идите как добрый миссионер». Он ему: «Игнатий, ну что ты, куда мне с таким брюхом?» – добродушно реагировал. Но когда Игнатий его допекал, тот «метал гром и молнии». Когда Игнатий уезжал, Владыка говорил священникам: «Лицемеры вы, только один человек мне говорил правду в глаза – это Игнатий». Однажды он сильно смутил Игнатия такими словами. Игнатий говорит: «Владыка, вот говорится у Василия Великого то-то и то-то, а у нас в храмах не исполняется. Монахи живут один на один с монашками в отдельно доме». А Владыка ему: «Игнатий, ну кто такой Василий Великий? Такой же мужик, как и мы». Вот это возмутило Игнатия до глубины души, такие слова из уст епископа. Обращаясь к прихожанам храма, я сказал: «Всё, что я говорю вам, как видите довольно остро. Но я просто хочу воспроизвести вам образ человека, который влияет на миллионы людей, известен в масштабе России: тысячи кассет, публикаций, кинофильмы про него показываются. Это явление нельзя игнорировать. Можно принимать далеко не всё я с ним спорил по многим вопросам, но это целое явление, поэтому важно иметь представление о нём, и провести правильный анализ того, что он говорит, отсеять рациональное зерно от того, что для нас неприемлемо». Особенно на Игнатия подействовал один фильм «Иуда бен Гур». Он кстати очень любит фильмы, в том числе западные на религиозную тематику, считает, что это хорошо. В том фильме не было артиста, играющего Спасителя. Там идёт рассказ о жизни первохристиан, и вот в такие моменты ключевые появляется как бы фигура Спасителя. Сделано, по мнению Игнатия, прекрасно. Во время нашего общения он неоднократно сыпал стихами. Когда он говорит о Писании, в его словах звучит пафос, вдохновение. «Слово Божие – это молот, наковальня, а у нас – преснота, нет взлёта, поэзии. Я по 10 часов годами читал Писание, не мог оторваться от этого источника воды живой, умилялся, радовался, в нем пребывал мне не нужно было ничего другого, только Писание. А мы не чувствуем, не любим, в нас нет огня». Как харизматик, он этими словами зажигает сердца людей, кто-то начинает плакать. Но я более критически, хладнокровно воспринимал его, хотя какие-то струнки он задел и в моём сердце. Игнатий все делает своими руками. Он живёт в хижине-полуземлянке, и ешё у него есть каланча, трёхэтажное строение на столбах, деревянная, так называемая «балерина» – аббревиатура, которая расшифровывается: Ба(шня)-Ле(тняя)-Р(езиденция)-И(гнатия)-На(чальника). Это вышка с лесенкой, там голубятня, жилище – лежанка за занавеской от комаров, книги, статьи, работа. Я всё это рассматриваю, а он в это время мне что-то говорит, по мозгам. Потом он и говорит: «Когда я говорю, ты не читай, слушай». А потом: «Полюбился ты мне, игумен, оставайся». Вообще он чуть не прослезился, когда я уезжал. Искренно просил прощения. (Я же, так сказать, терпел все его выходки, всю его критику). - Католики – еретики, но это Церковь, она имеет трёхчинную иерархию. - А Московский Патриархат – Церковь? - Церковь, но смертельно больная. - А старообрядцы? - Поповцы – Церковь. Я признаю их священство а беспоповцы – нет. Наиболее чистые из всех для него – это зарубежники. Особенно высокое его мнение – о митрополите Виталии. Таких проповедей, как у митрополита Виталия, Игнатий больше нигде не слышал. Как он молится! Возвышенно отзывался о нём. Самый любимый святой – Златоуст. Еврейская тема: конечно, мировой заговор, сионизм, масонство, протоколы – это всё реальность, действительность, и отвергать всё это нельзя. Но гнать евреев нельзя. Если мы будем гнать евреев, то будет адекватная реакция. А то что нас гонят в республиках, это так нам и надо, мы допекли всех. Как же, мы же настроили заводов в Прибалтике? А лагеря, Сибирь, каторга? – это всё бумерангом на нас, это важнее, чем заводы в Прибалтике. Мы причинили столько бед этим народам, поэтому это всё аукается нам теперь. Нечего возмущаться, сами виноваты. Вот я был в Латвии, я выучил язык за полтора месяца. И меня латыши на руках готовы были носить. Ну, а массам трудно было выучить язык? Ни стимула, ни учебников не было? Нет, сами виноваты, нужно было учить язык. «У меня настолько развито воображение, – говорит Игнатий, – что я как бы чувствую запах крови, когда описывается битва. Всадники Апокалипсиса. «Встань, солнце!» Иисуса Навина. Реально вижу и чувствую это. Когда читаю «Жития Святых», то я чувствую, как они страдают, как их мучают, на костре сжигают, и когда записывал кассеты, то просто изнемогал, потому что всё чувствовал на себе. Спал при этом только два с половиной часа. Меньше не мог, организм не выдерживал. Проповедовал у баптистов-пятидесятников по 8 часов, менялись аудитории». Десятки вопросов были обсуждены с Игнатием. Например, что чувствуют смертники? Дело в том, что Игнатий единственный из мирян имеет доступ к приговоренным к смертной казни в Алтайском крае. «Я не имею этого дара, определять, что чувствуют люди», – ответил он. И рассказал мне такой случай. Один корреспондент пожелал узнать, что чувствуют смертники. Недельку пожить в камере приговорённого. С прокурором договорились устно. Попал он в эту камеру, вжился в образ, в обстановку, конечно, скрыл, что он журналист, и для какой цели, как будто он тоже смертник. Потом ему приносят газету, где написано, что прокурор скончался скоропостижно. Никто в мире не знал больше об этом тайном договоре, о том, что такой эксперимент проводится. Проходит неделя, вторая, третья, месяц прошёл, вот уже громыхают ключами, чтобы вести на расстрел. Никакие аргументы не принимаются, «извините, я здесь случайно» – расценивается, что человек помешался в ожидании смерти. Всё, никаких. Он уже изнемог в своих попытках оправдаться, решил, что всё, доигрался. И привели его к прокурору живому. Седого. И говорит ему прокурор: «Ну, что, познакомились?» – «Да». – «Ну, всё. Лучше, чем таким образом, Вы никогда не поймёте ощущения смертника». Одна из основных тем Игнатия – торговля в храме не допустима. Он открывает книгу правил, 76 правило 6-го вселенского Собора. Смысл такой, что недопустимо в храме и на территории торговать. Нигде в правиле не говорится об исключении, послаблении в случае необходимости. Не скрою, что под влиянием Игнатия я резко ограничил торговлю в храме: во время богослужения она полностью прекращается, всё просто убирается дабы и рассматриванием не отвлекать. Игнатий собственноручно несколько библиотек организовал. Об этом была заметка в газете. Он договорился с администрацией полиграфического комбината о том, что будет брать отходы бумаги и эту бумагу реализовывать. И в течение нескольких лет ровно в 6 утра приходил мужичок, который брал несколько десятков килограмм этой бумаги и разносил по местам заключения, по детским домам. Бичевал сергианство, то есть их политику компромисса, угодничества перед властями. Он говорит, что сергианство – это явление апостасийное, предантихристово, когда Церковь теряет свою независимость, соль, когда идёт в услужение сильным мира сего, и когда всё оправдывается. Это значит, что мы подошли к краю пропасти. Вообще, говорит, в храмах Патриархии нарушается 57% всех канонических правил, а у нас – ни одного. Мы всё это отсекли – торговлю в храмах, нестрогое оглашение, брадобритие. Я говорю: «Игнатий, открываются храмы зарубежные, зачем нужен этот раздрай?» Он считает, что это естественно. А паствы должно быть у священника не более 50 человек, это оптимально. (В лагере не больше 80). Если больше – это уже потеря контроля, всё расползается. Оптимально для качественной работы – 50 человек, чтобы знать все нюансы, обстоятельства жизни, слабости, немощи. А так – огромные массы, нет фиксации членства в приходе – это всё аморфные образования, тут не может быть качественной работы. А ешё лучше – не больше 30. «Я всегда молился о крушении тоталитарного режима, и никогда не молился о властях и воинстве». «Игнатий, а как же мнение епископа, вы что, игнорируете?» «Отец, для меня авторитетов нет. Мнение епископа – писк комара. Главное – правило. Не исполняешь – ты для меня не авторитет. Главное – Писание, святые отцы, канонические правила. А то, что нарушали раньше, до Никона, в Древней Руси, в Петровской Руси, в начале XX века – это для меня не пример. Нарушение есть нарушение, когда бы и от кого бы оно ни происходило, главное – правило, а нарушитель есть нарушитель». «Баптисты – еретики, но у них много хорошего. У нас истина, а у них – жизнь. Нужно соединить достоинства и моменты светлые и положительные. У нас истина, но как бы всё законсервировано и не работает в должной мере, а там ересь конечно, отрицание икон, святых, но есть жизнь, знание слова Божия, миссионерская работа, молодёжь и т. д.». Вот такая мысль прозвучала. Когда он постучал мне по животу, я ему говорю, что это всё по болезни. Я мяса не ем. - Отец – эти явления от беспечности и многоспанья. Необязательно от переедания. Однажды у Игнатия сердце схватило. «Жена плачет, даёт таблетки, а я не беру, валидол даже. Нужно выспаться и пить воду с мёдом. И всё прошло». Но однажды он попал на операционный стол. Когда его на стол положили, он сказал: «Меня оперируйте без обезболивающих препаратов. Я хочу как Спаситель мой на кресте, пострадать». И когда его оперировали, он проповедовал студентам-медикам. Ну где вы такого ешё человека встретите? «Отец, не верь, когда о мне говорят, что я не признаю молитв за умерших. Я умру, молись за меня». Несколько раз это мне говорил, когда мы были на их местном кладбище. «У нас в деревне сухой закон, но когда бывают свадьбы, мы празднуем их очень хорошо, бывает вино, но танцев нет. Поют только божественное». Хотя на костре были и светские песни. «Я – жизнелюб, люблю природу, работать, люблю людей». «Игнатий, а почему у вас тут не чувствуется патриотизма, всё космополитично, идеологии патриотической нет». «Ну пошли, говорит, по деревне, посмотришь нашу идеологию!» Вот огород, своим горбом – всё ровно, ухожено. Пруд – сами рыли, плотину делали, говорили, что не выдержит, но выдержало всё. Амбар, ангар, церковь». Пошли по домам. Там хозяйство, свинарник, несколько десятков свиней. Я чуть не упал в обморок от запаха. То есть люди работают, трудятся. «Вот наша идеология не на словах, а на деле». Не хочу, говорит, умирать, хотя чувствую приближение конца. Ему только 60. Я говорю: «Игнатий, а как же вечность, награда, обители райские?» «Я не имею опыта той жизни, а здесь хорошо в Божьем мире – птички, лошадки, овечки, голуби». Баня там у них самодельная. Всё от земли, из подручного материала, никаких дотаций от государства ни на лагерь, который функционирует 26 лет, ни на строительство деревни. - У нас полное самообеспечение. - Игнатий, кризис, народ бедствует, зарплату не платят. - Никакого кризиса не признаю. Всё есть под руками, воздух, вода, трудись, молись, никакого кризиса. Вот мы продукты запасли, дрова – никакого кризиса. Нам нужно только соль и спички. Всё это выдумки, недоразумение, нытьё – надо работать, все возможности есть Это всё от нашей бездуховности. Игнатий, вы на массу работаете, или индивидуально? У вас есть понятие о «ключике» к каждому человеку? Да, говорит, и к тебе я нашёл ключик. - Вот, говорит, муравейник. Его разрушили, уничтожили, а я его восстановил, оградил. И таких примеров – десятки. Вот теория – своими ручками сделано всё. Одно из самых моих сильных впечатлений в жизни – жизнь в Потеряевке и общение с Игнатием. Исключительно одарённая, богатая духовно личность, постоянно открываются новые и новые грани. Ежедневно общаешься с 5 утра до 9 вечера, и каждый день неповторим. Десятки новых примеров, никаких повторов, никакой скучноты – новые краски и грани. Спрашиваю: «А что же у вас лестовок нет в храме, подручников?» Он говорит: «У меня дома есть. А в храме я считаю, что всё это не очень нужно. Не нужно лишних сложностей». Опять говорит: «Я скоро умру. Не могу жить вполовину, только с полной отдачей, в полную меру. Хорошо на Божьей земле». И опять стихи какие-то прозвучали. Лазили с ним по голубятням раза три. Такая сценка: у матушки его брата Иоакима сестра больна болезнью Дауна. Заходим мы с ним на этот двор, где матушка с сестрой живут. Сестра эта работает на огороде. Блаженненькая такая, чистая, но немного капризная. Игнатий подошёл к ней, обнял, по головке погладил. «Дядя Игнатий, я тебя очень люблю!» Хотелось это сфотографировать. На тему мальчики-девочки. В лагере детском купание строго отдельно. Вначале мальчики, приоритет всегда мальчикам. Подчеркивается, что мужчина – это всё, женщина – второй разряд. Мальчики – воины, будущие священники. Вот закон Божий, никакой эмансипации. Каждый раз после завтрака, обеда бывает разбирательство недостатков, анализ событий дня. И вот он спрашивает: «А что это у вас за игры появились странные: казаки-разбойники? Мальчики хватают девочек, те смеются, им это нравится. Прекратить! Девочки у нас неприкасаемые. Никаких игр с такими моментами». Отсёк. Наказание – не купаться какое-то время. Очень воздействует. Игнатий несмотря на то, что он такой жилистый, подвижный, у него повреждение позвоночника. Утром он переворачивается на постели, потом сползает на колени перед кроватью, для того чтобы встать. Деформация позвоночника. Не употребляет мяса, вина вообще не употребляет сахар и соль в отдельном виде, этого не бывает на столе никогда. За всё время существования лагеря в нем побывало 2500 человек. Одна женщина была 18 лет подряд в этом лагере, уже с детьми приезжает. Некоторые женщины стали жёнами священников. Главное – подход к человеку как к личности. У Игнатия нет сюсюканья с детьми, он говорит всегда серьёзно, прямо с людьми любого возраста. У него нет возрастного подхода. С детьми надо серьёзно, как со взрослыми, считает он. Главное – живая нестандартная любовь, и они это чувствуют. В этом секрет нашего успеха. Ещё из наставлений Игнатия детям: «Вы садитесь за стол – ложку почерпнул, изо рта она должна выходить чистая. Если что-то выходит – ложку чайную даем. Не надо издевательства над природой. Есть определенные правила – дым всегда идёт вверх, а вода – вниз, и мы должны к этому приспособиться. Когда человек бывает печальный, говорят – депрессия верующие говорят – уныние. А я отвечаю на это простым словом, я для себя сам это вывел – от плохо сделанной работы. Все удивляются, как ты просто сказал, святые вон как мудро сказали, а ты так. Да, просто, топорно. Плохо молишься – отсюда уныние. Плохо работаешь, плохо встаешь. А почему? Вот вы вечером долго не можете заснуть или быстро засыпаете? Сразу. Мне не надо ходить и кричать в 12 ночи: «Валерка, домой!» Вы только у меня ноги дотащили – все сразу уснули. Здоровый, крепкий сон. Когда сна хорошего нет – это мучение для человека. Поэтому на душе должно быть спокойно, вечером попросили друг у друга прощения, два часа после еды прошло, больных никого у нас нет, непослушных мы изгнали. Немедленно. У нас фактически костяк установился, теперь мы можем только трудиться, помогать друг другу и ждать приезда гостей. Мошка полетела – холода не предвидится. Пока летают ласточки внизу – это значит давление давит мошку, она летает внизу. Мошку не видим, давления не замечаем, а ласточек видим. Как ласточка поднялась к верху, это означает – готовиться к прояснению, ясной погоде. Давление ослабло, мошка поднимается кверху, ласточки ловят мошку. Замечайте природу, как и что. Так, платочки. У кого нет? Ну, молодцы. За стол садимся в молчании. Итак, выход только один – вернуться к Евангелию, взять в руки эту Божественную книгу и сказать: «Если Ты, Господи, будешь меня по ней судить, то значит, по ней надо жить, и с этим мандатом я явлюсь перед Богом. Откуда известно? – Евангелие от Иоанна, 12 : 48. Христос говорит:«Я вас не сужу. Слово, которое Я говорю, Оно будет судить вас в последний день». Если Оно нас будет судить – любой вам ответит, даже не юрист – то по Нему надо поступать. И к словам Божиим ничего нельзя прибавлять. ИзПритчнй Соломона (30 гл. 6 стих): «Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя и ты не оказался лжецом». Откровение 21:27: «Участь лжецов – в озере огненном, это смерть вторая». «Так что, совсем лгать нельзя?» – «Нельзя». – «Узкие врата ведут в вашу общину». – «Да, это по образу небесному». Игнатий вспоминает детство. Отец был контуженный на войне засыпанный там, ему руку оторвало. И вот он рассказывал, как жили при единоличной жизни, как пришли оглоеды – коммунисты. Как раскулачивали, отнимали. Отец говорит, и забудет, что я рядом. Пять лет ребёнку – я сижу сзади него и плачу. Вообразить нельзя, как всё это было для меня тогда. Эх, вырасту, я им отомщу, всегда думал. И вот пасу – ребятишки сейчас пасут – скучают, а я не скучал – у меня с собой целый арсенал ножей был, я их метал и метал. На коне скакать, прыгать, по деревьям лазать – одну веточку если достану – я уже на макушке буду. Сколько раз срывался. У меня несколько ружей было, и везде патроны подоткнуты были, где бы я ни выскочил – в окно, в двери. Собака дрессированная рядом. Ложусь – под ногой и возле головы – нож, топор и ружье. Я в руки им никогда не дамся живьём. И так себя готовил. Себя резал, стоя спал. Всё учился делать. Готовился народным мстителем быть. Песню услышу про «Орлёнка» – представляю всё о себе, что в революцию я был бы в армии Колчака и умер бы вместе с нашими патриотами белыми, чтобы эта мерзость коммунистическая даже не водилась. И какое счастье, что встретилось мне Евангелие, Христос на пути. Мне как-то брат Иоаким говорил, что если бы ты к Богу не обратился! Мы же все за тобой шли. Я с детства был наделен такими качествами, которые не приобретают – это качества лидера. Теперь я узнал, что существуют эти шесть качеств, выделенных специалистами, а я их как будто от рождения имел. 1) Воображение. Представлять до конца цель, преграды, средства необходимые. Чётко поставленная цель. 2) Знание. Абсолютно точно знать, о чём говоришь, должен быть вооружен знаниями. 3) Умение, что делать, уметь это выполнить. 4) Решительность. 5) Беспощадность ко всякому разгильдяйству. 6) Привлекательность образа. Руководитель – всегда в центре, хотя его может быть и не видят. Когда люди начинают завидовать и что-то говорят, я вспоминаю стихотворение Горького (Горький писал ешё и стихи, целая книжечка есть, не только проза). И вот он, обращаясь к завистникам, говорит: А вы на земле проживете, Как черви слепые живут, Ни сказок про вас ни расскажут, Ни песен про вас не споют. Путь мой был только один, другого пути даже не предвиделось. Ни на какие компромиссы идти не мог. Помню, брат старший что-нибудь начнёт говорить, и скажет неправду, чтобы выгородить себя, я не морщась стою, у меня с открытых глаз слёзы текут. Настолько мне было больно и обидно. И когда я понял всю эту официальную ложь, статистику, можно понять, какая у меня в душе происходила борьба. Поэтому, когда я прочитал «Отверженные» Виктора Гюго, запомнил, что Жан Вальжан говорит: «Не было цели другой, как спасти не жизнь свою, но душу». Слово «душа» было для меня сакральное. Оказывается, её можно спасти. И это я узнал только после армии, когда в руки попало Евангелие, и не где-то, а у пятидесятников. Если бы священники сказали, в мои годы-то, на 20 лет раньше я мог бы ко Христу прийти, хотя пришёл в 22 года. И не блукал бы, не ходил столько времени в поисках истины. А так, не перейдя к сектантам, я остался совершенно одиноким в православии. Веру заложили, но не Евангельскую, а старообрядческую, в Страхе Божием – Бог накажет, будешь мучиться в аду. Это великое дело – иметь страх Божий, но это не всё. Начальная стадия. Никто мне не рассказал о любви Божией, что за меня умер Христос, страдал. Никто мне не показал Евангелие, Слово Божие. А в моей душе уже было всё готово, меня не надо было убеждать только в руки попало Евангелие – через пять минут я был христианин. Только ради Христа и Евангелия смиряешься. Это жизнь. О Боже мой, даже представить не могу, что бы было, если бы в руки не попало Евангелие. Давным-давно ушёл бы с этой земли». Игнатий говорит: «Я пессимист, это моя установка. В том смысле, что нужно в жизни всегда ждать самого худшего. Не нужно розового оптимизма, наигранного, а нужно готовить себя к испытаниям, к самому худшему развитию событий». «Мне говорят, что я подавляю волю детей, что свободы нет Говорю: “Да, я подавляю волю, чтобы была воля Божия в людях, воля старших. Ребёнок – это дикий ослёнок, пластилин, и что из него вылепишь, то и будет на всю жизнь. Главное – воспитать человеком. Как Пирогов сказал”. Пример из жизни святых. Подвижник в пустыне. Диавол искушает: “Тебе ешё трудиться так 30 лет”. А там жара и прочие трудности отшельнического жития. А мудрый отшельник говорит: “А я думал, что 100 лет придется мне трудиться”. И диавол, посрамлённый, исчез». Игнатий говорит: «Умный думает, как выбраться из ямы, а мудрый, как не попасть в неё». И таких прибауток у него десятки. Возвратившись из Потеряевки в Барнаул, мы имели несколько интересных встреч. Особенно запомнились встречи в редакции журнала «Ревнитель» и с активистами местного отделения «Чёрной Сотни». Игумен Кирилл (Сахаров), 1999 г.». (Адрес: 109172 Москва-172 Берсенёвская наб. 20-22, Никольский (Св. Троицы) храм на Берсенёвке, тел. (095) 230-03-18). «Многоуважаемый Игнатий Тихонович. С сожалением узнал о Ваших невзгодах. О. Николай Войтович в содружестве с уполномоченным и некоторыми местными властями при непосредственном участии приближённых своих мирян просто развернул против Вас атаку. Думаю, что такие священники старой школы, ещё времён сталинизма, во многом определяют сегодняшнюю церковную политику, и, конечно, ни о каком покаянии здесь говорить не приходится. Они под улыбку митрополита Ювеналия лишили о. Глеба Якунина гражданского права быть избранником народа. Думаю, что они пойдут на всё, чтобы закамуфлировать свою роль в сталинские и застойные годы, и даже некоторых во времена гонений. Крепитесь дорогой брат. Ваша деятельность сегодня очень нужна, и она принесёт, пусть не сразу, обильные плоды! Желаю Вам крепости духовных и телесных сил, обильных Божиих благословений в Ваших трудах. От Николая Тронского». (123373 Москва, бул. Яна Райниса 45, корп. 1 кв. 243 Г. П. Якунин 949-19-65. 107143 Москва, ул. Н. Химушина 7-1-21, Тронский Николай Андреевич 966-28-09). «ОСТАНОВИТЕ ЛАПКИНА» «Депутат КЗС Владимир Петренко вместе с несколькими чиновниками побывал в так называемом стане-лагере проповедника Игнатия Лапкина в селе Потеряевка и установил очевидность творящегося там беспредела. Антисанитария, трудовая терапия и побои за те или иные провинности – такова воспитательная методика Лапкина для нескольких десятков его подопечных. Какой ещё нужен властям повод для того, чтобы остановить кликушествующего проповедника» («МК на Алтае» 24.6–1.7.99, стр. 9). «ЛАГЕРЬ ЛАПКИНА ЗАКРЫТ» «Чиновники подошли к этому уникальному православному лагерю с традиционной меркой, как к обычному оздоровительному. Таким образом Алтай лишился ещё одного места отдыха для подростков» («Молодёжь Алтая» 24.7.99). «ПРАВОСЛАВНЫЙ ЛАГЕРЬ-СТАН В ДЕРЕВНЕ ПОТЕРЯЕВКА ЗАКРЫТПОСТАНОВЛЕНИЕМ КРАЕВОЙ СЛУЖБЫ ГОССАНЭПИДЕМНАДЗОРА» «Ещё в июне Игнатию Лапкину, создателю лагеря-стана было направлено предписание о необходимости выполнить обязательные требования: «надворные туалеты не отвечают гигиеническим требованиям». Что ж, тогда на Алтае придётся закрывать целые деревни? В предписании Лапкину также предлагалось «обеспечить наличие в лагере спальных комнат с площадью три с половиной квадратных метров на ребёнка, камеры хранения, комнаты для сушки одежды и обуви, медпункта с изолятором, комнаты отдыха, пищеблока с горячим цехом, с раздаточной, цеха мясо-рыбного, овощного, моечных цехов кухонной и столовой посуды, складских помещений». Предписание должно было выполнено до пятнадцатого июля. Учитывая, что для всего этого у Лапкина просто нет денег, к 15 июля он ничего не выполнил, и санэпидемслужба издала постановление. Вот так, никто не виноват, и все хотят как лучше, а лагеря – не будет» («Свободный курс», 29.7.99) . «ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА» «И. о. прокурора Мамонтовского р-на юрист 3-го класса Жабина Е. Е. Установил: В ходе проверки установлено, что целью лагеря-стана явлется воспитание детей на основе православной веры. Легерь имеет зарегистрированный Управлением юстиции Алтайского края Устав, внутрилагерный устав, предусматривающий правила поведения, запреты, нарушения. В случае нарушения правил, предусмотренных уставом, применяется наказание, адекватное сделанному проступку: лишение права купания, прикосновение лопухом, крапивой к ногам, ложкой ко лбу. Применение в лагере наказания предусмотрено уставом лагеря они не носят характер мучений и истязаний, а имеют символический характер (л. д. 3-5). Согласно объяснений детей, наказание в лагере существует, но имеет оно символический характер и применяется справедливо. Ни при наказании, ни позже него дети не испытывали физическую боль, обиду. После наказания ни у кого из опрошенных детей никогда не было синяков, ссадин. Наказывает детей, согласно Устава, только И. Т. Лапкин. Наказание происходит в уединённом месте, чтобы не смущать наказываемого. Все опрошенные дети считют наказание безболезненным и справедливым. Данные объяснения дали, в частности: Самопальников Илья, Глушков Максим, Плеханов Даниил, Фатеева Юля, Клименко Дима, Самопальникова Катя, Зотова Настя (л. д. 6-12). Согласно объяснений Золотовой В. Ф, врача пос. Потеряевка, случаев обращения детей с жалобами на побои, следами побоев, не было. Дети в лагере здоровы, чувствуют себя прекрасно (л. д. 2). Согласно акта освидетельствования (л. д. 1) телесных повреждений, следов побоев у детей не выявлено. Учитывая, что факт применения физического насилия, жестокое обращение с ними в лагере-стане, находящемся в пос. Потеряевка Мамонтовского района не нашли своего подтверждения, в действиях начальника, воспитателей лагеря-стана отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ. 30 июля 1999 г. Село Мамонтово, пом. прокурора Мамонтовского района, юрист 3-го класса Е. Е. Жабина». «ЛАПКИНА “ПРИКРЫЛИ”» «Слава Богу, хоть кто-то добрался до пресловутого священника Игнатия Лапкина, организовавшего свой персональный детский лагерь. “Прихлопнули” его работники СЭС, предписания которых о наведении порядка Лапкин полностью игнорировал. Антисанитария в лагере, говорят, была отчаянная. Председатель комитета КЗС по социальной политике заявил корреспонденту “МК на Алтае”, что эти действия никак не связаны с религиозными воззрениями неистового священника.Дело в элементарном законопослушании. А кто ты, хоть буддист, хоть мормон – дело десятое. Но Лапкин, как известно, так просто никогда не сдаётся. Так что грядут судебные процессы»(«МК на Алтае № 32 от 19-26 августа 1999 г, стр. 10). ПРОТОКОЛЫ СУДА ПО ДЕЛУ №2-40/02 ПО ИСКУ ЛАПКИНА И.Т. К «МК НА АЛТАЕ»8 ФЕВРАЛЯ 2002 Г. 62. Нечаева Г.Б.:Ребенок мой был в лагере 4 лета за это время сама я была там не менее 7 раз. Никаких претензий я к лагерю не имею. Ребенок хорошо отдохнул. Санитарные условия хорошие. Туалет и кухня всегда были чистые. 63 об. Зубрицкая А.И.: В лагере работала 4 года с 98 г. К нам приезжают дети разные, часто непослушные, но в лагере быстро исправляются. Сначала предупреждается ребенок, потом наказывается, если повторно нарушает порядок (тел. 34-47-50). Л.Д. 57. Прокуратуракрая…Этот лагерь не может быть отнесён к категории религиозных организаций. В связи с этим прокуратурой края в управление юстиции внесено представление об устранении указанных нарушений и аннулировать регистрацию лагеря-стана. Как религиозная организация лагерь является образовательным учреждением, созданным двумя религиозными общинами и подлежит регистрации в соответствии с законом. по факту ненадлежащего исполнения обязанностей Лапкиным И.Т. по воспитанию детей, прокуратурой принято обоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку жестокое обращение с детьми не нашло своего подтверждения. И.о. прок. края. ст. сов. юст. В.А. Митрохин. 74 л.д. Информация о лагере-станев пос. Потеряевка. Цель: изучение контингента детей и взрослых и их взаимоотношений. В результате посещения 21 июня 1999 г. было выявлено, что на день посещения в лагере было 24 ребенка от 6 до 16 лет. В основном дети из г. Барнаула. 7 детей из г. Тюмени, которые привезены богослужителем. 2 ребенка из Солтонс. р-на. Одна девочка из с. Корчино. При приеме детей и взрослых в лагерь-стан заполняется журнал – регистрация. В нем фиксируют: прибытие, возраст, адрес, стоимость путевки, данные на детей и на родителей или опекунов детей, медицинское обследование детей. Отсюда следует, что беспризорных детей в лагере нет. Обслуживают лагерь-стан 5 жителей г. Барнаула из них у одного незаконченное высшее образование, один студент АГУ, остальные в возрасте от 23 до 50 лет. Все имеют санитарные книжки. Устав лагеря-стана зарегистрирован. В нём предусмотрены наказания, что противоречит «Конвенции о правах ребенка». ст.19. «Государства-участники принимают все законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического и психического насилия. Общение детей с посторонними людьми запрещено начальником лагеря-стана Лапкиным И.Т, что также противоречит «Конвенции о правах ребенка». «Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка… взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка». Зам. пред. ком. по образовании А.В. Гуженко. Инспектор комитета по образованию Н.Ф.Тыщенко. 87 л.д. Информацияо санитарном состоянии православного лагеря-стана в п. Потеряевка. О существовании лагеря (летнего) для православных детей я узнал случайно в июне 1998 года, когда на одной из планерок в районной администрации мне был задан вопрос: вот вы (имелась в виду санитарная служба) предъявляете такие высокие требования к открытию летних оздоровительных лагерей. Как же вы допускаете существование лагеря в пос. Потеряевка? По моей инициативе была создана комиссия. С началом летнего сезона 1999 г. с целью обеспечить хотя бы минимальное сан. эпид. благополучие, было дано Лапкину И.Т. санитарное предписание от 26.04.99 №496, которое было выполнено только частично на 45%… 87 об. (об. – оборотная сторона листа) Прокурор района от содействия устранился, заняв выжидательную позицию (письмо №2-1186/99 от27.07.99) По инициативе ЦГСЭН была создана комиссия в составе меня, Гайдук Н.Я. Горбатых А.П, Вдовиной Т.П, Гончарова Н.С, Михайленко С.П, участковый милиционер. Получив от неизвестных лиц информацию о готовящейся проверке, Лапкин И.Т. привлек жителей села Потеряевка, организовал отдыхающих детей и выставил перед лагерем заслон, не допустивший комиссию на территорию лагеря. (акт от 2.8.99) Вместе с Хорошевым Е.А. мы прибыли 19.8.99 и установили акт отсутствия детского организованного коллектива в лагере-стане, что однако не гарантирует возобновления его существования в следующем году. В момент посещения лагеря Лапкин вел себя крайне агрессивно, допускал оскорбления в адрес контролирующих органов местного самоуправления и правительства России. Г.Е. Смирнов 91 л.д. 26.июня с. Потеряевка. Акт. Нами: Смирнов Г.Е – гл.санитарный врач по Мамонт. р-ну, Риферд Ю.Н. – прокурор Мамонтовского района проведено обследование с. Потеряевка на предмет функционирования православного лагеря-стана. Обследование установило: в лагере присутствие детей не обнаружено, но ведутся работы по подготовке лагеря к приёму детей. Ремонтируются сараи, используемые для жилья, кухня, печь для выпечки хлеба и т. д… Персонал лагеря (3 чел.) отказался от подписи. «Начальник» лагеря, как он себя именует, Лапкин И.Т. на момент обследования отсутствовал. Со слов персонала, в это время он производил набор детей в г. Барнауле. Заезд намечен после 10. июня. Гл. врач сан. эп. станции Смирнов Г.Е. 96. Министерство юстиции. Решением ж.д. суда от 10.03.01 лагерь ликвидирован. Дважды: 12.10.2000 и 26.02.00 религиозной организации детский лагерь-стан отказано в государственной регистрации. Распоряжение гл. управ. юстиции №329, №450 В настоящее время детский православный лагерь-стан в пос. Потеряевка осуществляет свою деятельность без статуса юридического лица. Нач. юстиции Н.А.Проценко 24.1.02. №01-06/2 130 л.д. Резолютивная часть. Решение. Судья Сухарева Т.П. Заседатели Евсеева С.П, Митрофанов В.М. Секретарь Малахова М.Б. Исковые требования Лапкина И.Т. удовлетворить в части признания не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство Лапкина в газете «МК на Алтае» от 24.6-1.7.99, в статье: «Остановите Лапкина», «установило очевидность творящегося там беспредела. Антисанитария… побои, Кликушествующий проповедник» – признаны несоответствующими действительности. В газете «МК на Алтае» от 26 авг. 1999 выражения: «предписания СЭС полностью игнорировал, антисанитария в лагере была отчаянная» – не соответствуют действительности. Обязать опубликовать на той же полосе опровержение.С «ЗАО МК-Регион» 5 тысяч рублей взыскать в пользуЛапкина И.Т. С «ЗАО –МК-Регион» госпошлину в размере 1 тыс. рублей. Может быть обжаловано в Краевой суд в 10-дневный срок после изготовления мотивированного решения (8.2.02). Выписки из протоколов суда. Допрос свидетелей: 143 об. Петренко В.С.: У меня к Православию отношение очень хорошее. Я помогал очень многим, когда был депутатом. Всемерно помогал тем, кто подвергался гонению по вере. Конвенция о детях с июля 91 г. действует и я соблюдаю конвенцию. У Антония я спросил, давал ли он благословение в лагере.Он отказался. Я работал 40 лет в образовании и увидев лагерьпонял, что он существовать не может. 146. Суд:Право истца в выборе ответчика, одного из ответчиков. Редакция переехала в бывшую прачечную. 147 л.д. Петренко: возможно я говорил про лагерь корреспондентам, но не в такой форме. Согласен, что это – грязная и непорядочная газета. Я её никогда не читал. 147 об. Бобров Г.А. (первый секретарь ж.д. р-на КП РФ)Сизова 26-6, пенсионер. Я писал, как журналист начинающий. Дети спят в келье, прямо с улицы залезают на полати. Спят вместе в девочками мальчики. Антисанитарные условия. А из Москвы представитель был бомжеватого вида, он сидел в шапке за столом во время обеда и обедал с детьми. Я был там днём, дети там весь день не спят. Я был в лагере часа три. 149.об. Афанасьева Вал. Ив.: 2.6.55. Мамонтово Секр. комиссии по делам несовершен. предупреждена, по ст.307,308 УК РФ 16.6.99 Жители пос. Потеряевка живут хорошо, дома хорошие, природа хорошая. Лагерь-стан расположен в степи, построен из горбыля, помазанного глиной, т. е. показное убожество. Одеял совсем нет. Явно нарушается конвенция о правах ребенка ст.19 (о ребенке 4-х лет). На земле всё находится на 7 метрах (В действительности же каждая келья площадью 11,5 кв. м. и в ней находится не более 8 человек. Спят вверху и внизу).На лицах детей радости нет. Бледные и измождённые. 151 об. Из бесед с детьми знаем, что дети спят вместе мальчики и девочки. Я не знаю, почему лагерь называется «стан». Он не передвижной. Смирнов,1947 г.р, Мамонтово, Советская 113: Лагеря в Потеряевке нет. Есть местосодержание детей. Имеются постройки типа сарай, и в них содержатся дети от 10 до 15 человек в одном месте.Поступил ребенок в больницу без документов. Его выкрали из приёмного отделения. С детьми я беседовал: от слёз, до смеха было. Кому-то нравится там, кому-то не нравится, кому-то всё равно. Постельных принадлежностей нет. Кто что с собой привезет, на том и спят. Баня и прачечная находятся в одном помещении. Условий для стирки никаких, одна машинка. Глажения совсем не предусмотрено. Я не видел чистых простыней, нет условий для нормальной помывки детей и старших. Яму сливную из бани я не видел. Слив идет в пруд. Да, возможно, что ребёнок заболел не в самом лагере, а уже дома. 153 об. КрасиловВл. Марк.: Партизанская 146-20 Барнаул. Ком. отд. по образов. Я был давно заинтересован увидеть и побывать в лагере. Мы попали туда с комиссией. Как будто попал в 16-17 век. Мазанки, землянки, банька. Всё находится на ветру, на небольшом бугорке, пруд рядом. Девочки и мальчики. С кем я разговаривал, рассказывали о своей жизни в лагере, дети рассказывали, что не спят с восхода солнца, и до ночи. Причем их наказывали за провинности, плёткой били, авоськой, во рту заставляют что-то держать. В любом таком учреждении за один удар ребенка или наказания преподаватель будет дисквалифицирован. Кормление очень скудное. Мы ели вместе с детьми. Мяса у них нет. Родители детей ничего не знают об условиях лагеря. Жители Потеряевки тоже говорят, что ничего особенного в лагере не происходит. Ребёнку только задали вопрос, он в слёзы. Сразу видно, боится наказания, убегает.(Секретарь не записала такие слова Красилова: воспитательница старшая у них такая, что только взглянет на ребенка, а у того в два ручья слёзы от страха бегут по щекам.)Дети ничем не были заняты. В другой раз мы приезжали, видели, что дети работают в чужом огороде, не в том. который им принадлежит. Никаких обязанностей у ребятишек нет. Ходили друг за другом, читали книги. Антисанитарные условия в лагере. Малютина Кристина:1983 г. Шумакова 68-96. с 91 года в лагере была. Никакой страшной антисанитарии не было. Когда выросли, сама стала работать в лагере воспитателем. С собой привозили мыло, мочалку. Получала наказание и это не больно. Питались мы хорошо. Много молочного, зелени, рыба, ягоды. Наказание было за драку, матерки. Спали на подушках, одеяла были. Постель нормальная, чистая была. Игры были подвижные, качели, бегали, игры, купались много. Ребятишки до 7 лет отдыхали в течение дня, спали. Постарше не хотели. В субботу перед службой спали все… (тел. 45-42-86). 156 л.д. Малютина РозаЮл.: (л.д.19 протоколов). Я рада, что существует лагерь Лапкина. Очень необычно было в лагере, так как приехали туда души спасать, а не развлекаться. Мои сыновья были проказники, они много говорили, что И.Т. за проказы их наказывал. Но больше для виду. Питались они хорошо. Дочь говорила, что сначала много казалось, а на свежем воздухе они всё съедали. 158 л.д. Зайнутдинова С.Л.: С 95 года была в лагере с двумя детьми. (Сказала, что ее муж Юра, когда ехал в Потеряевку, то потерялся, и потом его нашли убитым возле переезда около «Подстепновского» разъезда. Тут она прослезилась, рассказывая это суду). С 99 году я поступила в пед. университет и оставила детей в лагере, т.к. летняя сессия была. В лагере их кормят намного лучше, чем я могла их кормить. И молоко и яйца. Дети находились всегда в лагере бесплатно. С ребятишками и я была в лагере, и не видела, чтобы мой ребенок валился с ног. Ему было 5 лет, он щепки собирал, разве это работа. Стирала им белье в бане и воду сливали в яму, она находится выше бани. В бане есть место, где можно стирать. Есть место, где раздеваться и где мыться. Всего три места (отделения). 158 об. Загуляева Г.А.:4-я Западная 81-50. 1,5 года работала в лагере. Девочки не имеют права заходить на территорию мальчиков. Моются в бане раздельно. Детей наказывают, а они ходят потом и улыбаются, не обижаются (тел. 33-25-77). 159 об. Петеримова А.П.: У меня 6 детей. Они все выросли в лагере-стане. Для нас это была отдушина в летнее время. Меня всё устраивало в лагере. Старшие дети, кто уже понимали, они ехали с удовольствием в лагерь. Наказания были символические (тел. 23-19-48). 160. Политыкина Е.Вл.: 2 раза была в лагере, один раз бесплатно, и один раз заплатила 100 руб. Телевизор смотрели. 161. Волков В.С.:В 98-99г. постоянно был в лагере и делал набор детей. Родители интересуются этим лагерем. Я им условия разъяснял. Есть там матрацы, подушки, одеяла. Наедались дети хорошо. Я взрослый плотно наедался. Наказание есть в лагере, но я не слышал, чтобы дети жаловались на несправедливость. Ребенок может уехать из лагеря. Мы сообщаем родителям. Доски пилили. Никто из детей сильно не болел. В деревне есть свой православный врач. Наказывали пищей, при этом он тут же садится и кушает (тел. 22-69-62). 162 л.д. Яковлев В.А,врач краевой больницы: Мои дети были в лагере не однажды. Дочери 14 лет, сыну 11 лет. Они довольны пребыванием в лагере. Все предметы для личной гигиены есть, личные полотенца, личные постели. Дети раздельно купаются, спят в раздельных кельях. Я испытываю удовлетворение, что есть этот лагерь. В лагерь не примут, если есть кожное заболевание или подозрение на вшивость. Пруд очищен, никаких острых предметов. Дети, когда были поменьше, я отправлял в лагерь. Постарше стали, они уже сами просились. «Пресловутый» священник – это так говорят всегда о неграмотных, а Лапкина достаточно послушать несколько минут, и будет ясно, что он знает Священное Писание очень глубоко. Дети в лагере содержатся бесплатно, иногда чисто символическая плата. Я врач и могу заверить, что в лагере не было антисанитарии и там все условия содержания соблюдаются (д. т. 30-09-31, р.т. 29-05-83). 165. об. Капустина Т.К.:С 1991 года я знаю Лапкина. Я слушала лекции Лапкина в университете, слушала его проповеди по радио. Этот человек настолько честен. Я технолог техник, преподавала в кооперативном техникуме. В лагере работала на кухне каждое лето. Наказание есть, мы об этом предупреждаем родителей. Я работала в лагере летом 99 года, нас комиссии атаковали. В котле у нас на кухне всегда горячая вода, хлорка есть, халаты есть. Дети помогают мыть посуду, есть дежурные постоянно… У нас есть знакомый журналист, которая мир объехала. И она много говорила, что только один раз в Англии лагерь видела похожий скаутский. Такой лагерь единственный (тел. 36-85-78). 167 об. Клименко В.Ф. гл. редактор газеты «За науку» АГУ, Островского 36-18: Лапкина знаю лет 10. Там мне понравилось, строгая дисциплина. Наказание применяется чисто символически. Я сторонник строгого воспитания и считаю, что в этом лагере правильно воспитывают. Там находился мой сын. Я был 2 раза. Дети туда направляются только верующие. За то, что не молился, никогда не наказывают. Антисанитарии нет там. «Беспредел» – это нарушение всяческих законов. В лагере соблюдаются законы полностью. Мой сын на неделю со мной уехал, а потом вернулся. Ребенок поехал по своей воле (д.т. 34-43-06, р.т. 26-15-06). 170 об. Прения, Лапкин: В лагере у нас мальчики и девочки спят раздельно и купаются раздельно. Самое главное в воспитании девочек – это целомудрие девочек. У нас очень строгое воспитание. Я протестую против показаний свидетелей, представленных ответчиком. Они лгали про меня и против лагеря. Дважды пытались против меня возбудить уголовное дело. Девочка одна не переставала воровать в лагере. Я повесил на нее табличку «Я – воровка». Теперь она не ворует. Я знаю методы поднятия людей со дна. Мы руководимся Библией – других законов не знаем. Навязывают нам конвенцию об охране детей. Придумки масонские для разврата русских детей. Прав у детей нет. Они должны соблюдать волю взрослых. В детях воспитываем добро на принципах законности. Я никогда не унижал ребенка побоем. Ни одно обвинение в мой адрес не было подтверждено. У нас и чистота и святость, охрана детей. Это в других лагерях пропадают дети и воспитатели спят с девочками. Под конвенцией я не подписывался. конвенция развращает их. Считаю, что без наказания нет воспитания. Представитель истца Русаков К.В. (тел. 26-66-03).: Считаю, что на Лапкина устроили гонение. Они один суд проиграли и второй проиграли. Чтобы доказать свою правоту, ответчик предоставил свидетелей, которые дали подписку не лгать. Один говорит неправду и ссылается на Лапкина, что он говорил, что девочки и мальчики спят вместе. Такую информацию он распространял… Комиссия считает, что если дети читают книги, то они ничем не заняты. Если бы дети весь день работали, опять был бы криминал. Макаренко писал работы в детской трудовой колонии. И на этих книгах воспитывали нас. Почему «МК» не пишет, что творится в зонах, какова метода воспитания там. В «МК» информация появилась от корреспондента Самульцева, который звонил Петренко и получил информацию от Петренко (тел. 23-06-41). «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ЗАРАЗА» «Сказал безумец в сердце своём: “нет Бога”»Пс. 13:1 52:2 (За три тысячи лет до нас сказал это о безбожниках псалмопевец, царь и пророк Давид). Какая же причина такого утверждения, какие доводы, события? Оказывается, не надо для подтверждения этого ни Дарвина, ни Вольтера, ни Ульянова достаточно одного: «Бытие определяет сознание», т.е. как живешь, то и жуешь– «от избытка сердца говорят уста»Лук. 6:45. Ответ в том же стихе Пс. 13:1 «Они развратились, совершили гнусные дела нет делающего добро». «Они развратились».Будучи у власти 72 года, безбожники-коммунисты развратили целую страну, 1/6 часть суши мира испохабили маразмом цели – сытое пузо. Грех и преступление коммунистов-большевиков не только в их природном людоедстве. Они по природе своей, отрицающей дуализм человека, его бессмертную душу, кощунственно заявляют, что после смерти человека дела его, мысли, чувства исчезают, и что нет возмездия, нет Страшного Суда Божия. А если жизнь человека приравнивается к биологической форме жизни животного, то изощренный цинизм такого человека-беса изобретет, измыслит тысячи способов, удовлетворить свою пылающую похоть животолюбца. Дорвавшись до власти, пусть и малипусенькой, безбожник вцепится в неё, круша свою совесть, подминая под себя всех, будет по черепам соотечественников карабкаться к вершине своего положения и славе скоропреходящей, к дымному надмению мира. Грех коммунистов состоит, главное, в том, что они объединились в корпорацию разбойников, палачей – мафия у власти. Они не только лишали жизни, отсекли 100 млн. голов, но они уродовали, гнули, размозжали душу – делали поточным методом фабрики по выведению нового типа, вида человека – гоя, манкурта, зомби. «Сатана сказал Господу: кожу за кожу, а за жизнь свою отдаст человек всё, что есть у него»Иов 2:4 (3600 лет до наших дней). Перемалывая в лагерную пыль в морозилках севера всю мощь России, потянув на Голгофу за царём и всю нацию русских, большевики крутили не только руки, но втаптывали душу в грязь пороков, пестуя сексотов, предателей, наушников – племя Иуд. И чтобы ни «клеили» на арестованного, он, не имея сил вынести нечеловеческие мучения, пытки от костоломов-чекистов, «признавался» во всём, давал любые показания – обвинения на любого. Только бы спасти себя, только бы не погибнуть! Увы на увы, и ах, как мало кому это удалось. Лучшее, мужественное, человечное – всё сгинуло там. За жизнь свою отдана совесть, будущее детей. Дети от тех палачей унаследовали опыт подлости выживания, добавили мелочность цели своей. И теперь не нужно пыток телесных – гнилое поколение горе-руководителей, отвыкшее от ломовой работы, ради сохранения за собой тепленького, насиженного греховного местечка-кормушки, сделает, скажет, подпишет всё, что потребуют петренки-зюгановы от бобровых-лавриненков. Пример. На наш православный лагерь-стан в 1999 году Петренко B.C. наслал 15 комиссий. И что бы ни потребовали сказать, подписать, самое лживое, не соответствующее тому, что перед глазами, СЭС края, района и др. должностные лица – всё подтвердят. Так, к примеру, случилось и с прудом лагеря-стана. Пруд закрыть для купанья, т.к. сливная вода из бани при мытье в ней попадает в пруд. Вот как в действительности это выглядит. (Прилагаем расчёты медиков о концентрации мыла в лагерном пруду). О концентрации мыла в лагерном пруду посёлка Потеряевка Мамонтовского района Алтайского края, и о его «вреде» для купающихся детей из православного лагеря-стана. 1. Искусственно созданный пруд в пос. Потеряевка содержит примерно 25.000.000 литров воды. За годы своего существования (около 180 лет) в этом пруду сложился свой биоценоз, своя экологическая ниша, своя цепочка живых организмов – от бактерий и водорослей до рыб и диких уток. Это даёт полагать, что «система» жизни работает, а, следовательно, пруд самоочищается и имеет резервные силы для клиренса. Размер пруда: 250 100 2 м. 2. Один раз в неделю вблизи бани, которая стоит в отдаленном углу пруда, производится стирка мылом. Вода же со стиральным порошком строго выносится на гору в специальную сливную яму, расположенную в слое жирной глины. В лагерный пруд попадает только вода от мытья в бане детей 1 раз в неделю. На мытьё тратится не более 2-х кусков туалетного мыла, т.е. около 400 грамм. Расчёт показывает, что концентрация мыла составляет: С=0,4:25.000.000х100%=0”000.001.6% Данная концентрация не может угрожать здоровью детей, которые купаются у пирса, находящегося на значительном расстоянии от бани. Необходимо учитывать, что в пруду со стоячей водой мыльная вода просто не достигает пирса, находящегося на середине пруда – месте купания. 3. Кроме этого необходимо заметить, что мыло, прежде чем оно выпускается на рынок, проходит апробирование на содержание вредных веществ и аллергенов. Человек во время стирки, а также и при мытье соприкасается не с 0,000.001.6% раствором, а со 100% мылом, не получая вреда. Поэтому решение Алтайской краевой СЭС и районной Мамонтовской СЭС «закрыть» детский православный лагерь-стан и лагерный пруд для купания детей «во избежание инфекций» – есть чистейшей воды коммунистическое безумие и мракобесие безбожников, ненавидящих православных детей. И. Лапкин. Август 1999 г.». «ОБЛОМ КОММУНИСТОВ» «Некоторое время назад в краевой прессе появились «разоблачающие» материалы о лагере-стане, созданном православным проповедником Игнатием Панкиным. Лапкин в своё время пострадал от коммунистов за веру, боролся с «той» властью, а после падения коммуни­стического режима решил заняться созиданием: стал отстраивать покинутую некогда людьми деревню Потеряевку, осваивать земли вокруг неё, обустраивать пруды. На каникулах Лапкин уже много лет организовывает лагерь отдыха для детей из православных семей. Объявления о наборе в этот лагерь расклеиваются по Барнаулу, посту­пают в печать. При встрече с родителями Лапкин всегда разъясняет им режим и условия жизни в лагере. Быт, прямо скажем, скромный – ни телевизора, ни дискотек, но зато чистый воздух, купание, рыбалка и прочие радости лета. Однако счастливое детство встало кое-кому поперек горла. Барнаульский большевик Геннадий Бобров написал статью о том, в каких ужасных условиях живут детишки. Самой сильной «страшилкой» был рассказ о телесных наказаниях в лагере, введённых Лапкиным для провинив­шихся детей. Понятно, что должны были последовать оргвыводы. Предполагалось, что будет возбуждено дело против «истязателя». Но мамонтовская прокуратура в возбуждении уголов­ного дела отказала. Была проведена проверка, которая установила: «факт применения физического насилия в отношении детей, жестокое обращение с ними в лагере-стане, находящемся в с. Потеряевка Мамонтовского района, не нашли своего подтверждения, в действиях начальника, воспитателей лагеря-стана отсутствуют при­знаки состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ» . Было выяснено, что наказания в лагере – это не мучения или истязания, они носят скорее символический характер». В возбуждении уголовного дела отказано за отсут­ствием состава преступления. Кстати, хорошо было бы, если бы работу сотрудников прокуратуры, вынужденных проводить проверку по каждому подобному «сигналу», оплачивали сами «сигнализирующие». Не людей, так хоть деньги свои пожалели бы. Сергей КОЧЕВНИКОВ» («Свободный курс» 21 октября 1999 г стр. 24). «ВСТРЕЧНОЕ ТЕЧЕНИЕ.» «.Сам Игнатий Лапкин, комментируя скан­дал говорит: “Стандартам санитарных норм не соот­ветствует вся жизнь в нашей стране: всё за­ражено пестицидами, радиоактивностью, за­разными болезнями. Вокруг лишь нищета, сокращение жизни, вымирание нации, развра­щение молодежи, наркомания, преступность – всё ненормально. Наша любимая Родина-мать вспомнит о сегодняшних подрастающих только тогда, когда они созреют для гаремов и новой Чечни. За 25 лет существования лагеря-стана ог­рабившее нас государство не вырешило нам ни рубля. Ни обслуга, ни начальник лагеря-стана за четверть века не получили от госу­дарства ничего, кроме угроз. По книжным нормам не проходят ни дет­сады, ни лагеря детские, ни лагеря для зэков. Это все знают.”. И вот тут скажем о чуде Божьем. За два с половиной десятилетия нашего существо­вания ни одного несчастного случая, ни од­ного заражения, ни одной серьёзной болез­ни. И дети поправляются, наливаются здо­ровьем». Условия в лагере, конечно, далеко не «ар­тековские». Но силком в лагерь никто никого не гонит. Наоборот, есть семьи присылаю­щие на лето сюда детей уже с добрый деся­ток лет. И возвращаются они, кстати, попра­вившими здоровье. Так что единственный в мире, известный всему русскому православному зарубежью детский лагерь-стан стал «костью в горле» не в меру ретивым чиновникам, видимо, дей­ствительно, из идеологических соображений. Мы во многом не разделяем политические взгляды Игнатия Лапкина, далеки от желания влезать в межконфессиональные дискуссии, но всё же уникальный православный детс­кий лагерь-стан должен иметь право на существование. Силком туда никого не гонят, а вот помочь там смогут многим. Кстати, в «мир­ное время» единственный лозунг, висящий в стане: «Россия должна встать!». Неужели это кому-то мешает?» («За диктатуру закона» № 10 от 6 декабря 1999). «ПОТЕРЯЕВКА ДЕРЖИТ ОБОРОНУ» «Как найти Потеряевку? Никак. Даже и не пытайтесь, ради собственного же благополучия. Если не сможете договориться, чтобы вас встретили – пропадёте. Так мы и ехали: сначала поездом, потом на лошади. Где-то около часа ночи мы уже лежали под тёплыми одеялами в доме потеряевского старосты Игоря Александровича Барабаша. У нас такие дома строят только те, кого принято называть «новыми русскими». Ранним утром голос о. Иоакима (главное духовное лицо потеряевской общины, родной брат Игнатия Лапкина, создателя этой общины) через усилитель и довольно мощные колонки, стоящие в «нашей» комнате, скомандовал: «Подъё-ё-ём!». Проснувшись (а попробуй после такого не проснуться) я заметил, что кроме колонок, магнитофона и телевизора в комнате стоит ещё и пианино! Оборудован санузел: горячая вода, водопровод, ванна. Но мыться хозяева предпочитают в бане. Кухня оборудована так, что позавидует любая городская хозяйка (кухонный комбайн, микроволновая печь, двухкамерный холодильник). Надворные постройки, скотина (пятнадцать голов крупного рогатого скота) четыре трактора, «Волга». Собственно за счёт содержания скотины всю зиму и живут, поэтому и скотины так много. Сам о. Иоаким имеет 80 га. земли. Тоталитарная секта? «.А провинившихся там строго наказывают: бьют плетями, после чего сажают в глубокий бункер (спрятанный под землёй) и держат там несколько дней в холоде, на воде и хлебе». Примерно в таком духе одна из наших краевых газет отзывалась о потеряевских порядках. А порядки там действительно строгие: бриться (мужчинам) – грешно, галстук носить – грешно, рубаха должна быть обязательно навыпуск и под поясок. Платья и юбки у женщин должны быть длинными, не более 10-ти см. от пола (на богослужениях). Курить, материться, пить водку и заниматься другими «непотребными делами» категорически воспрещается. О. Иоаким рассказывал о дюдях, которые не смогли соблюсти эти правила (их было двое), они так и уехали, не успев как следует обжиться. Теперь по поводу тоталитарности. Социология так определяет тоталитарную власть: характеризуется она абсолютным контролем над экономической, духовной и социальной жизнью группы. «Абсолютный» экономический контроль – это, наверное, положенная по уставу «секты» церковная десятина (сейчас её платят лишь трое). По поводу контроля над духовной жизнью, думаю всё ясно (община христианская – православная, и батюшка в ней – главное духовное лицо). Что же касается жизни социальной, то тут ограничений, помимо религиозных, практически никаких. Секта же, если верить словарям, это такая религиозная организация, догматичность взглядов и убеждений которой отличается от взглядов и убеждений господствующей церкви. Потеряевская община относится к Русской Православной Церкви за рубежом. Кроме того секта отрицает институт священства, а в Потеряевке есть священник. Настоящий сектант – это, как правило, психически больной человек. Представьте себе, о чём же надо думать, чтобы зная обо всех безобразиях, которые могут твориться в Потеряевке в течение четырёх (как минимум) лет, за собственный деньги строить огромный дом, обзаводиться хозяйством, рожать детей. По словам о. Иоакима в Корчино Потеряевских ребятишек особо не притесняют, хотя случается дразнят. Семьи в Потеряевке, в основном, молодые, так что детей ещё много народится (учитывая, что противозачаточные средства и аборты – запрещены.) Некоторые даже признались, что именно из-за детей они покинули городские «коробки» и переехали «на землю». О. Иоаким запряг своего Карагёза в сани, и мы поехали в тот самй детский православный трудовой лагерь-стан. Первые впечатления: «Как тут можно жить!» Маленькие, обшарпанные кельи (или корпуса) высотой чуть больше человеческого роста с микроскопическими окошками. Впрочем, если снаружи побелить и внутри обустроить, то для ночлега (а не для жилья) эти строения вполне сгодятся, если их рассматривать как альтернативу палаткам. Огромные деревянные качели, вышка, пруд, участок и лес рядом дают основания предполагать, что детям в этом лагере есть чем заняться. Когда этим летом с заведением уголовного дела (с целью закрытия лагеря – некоторым он не нравится) ничего не вышло, решили попробовать провернуть это дело через санэпидемстанцию и прочие комиссии (за три летних месяца их было пятнадцать). Вот только некоторые из требований комиссий: туалеты в лагере должны быть оборудованы бетонными ямами, круглосуточным освещением и автоматически закрывающимися дверями в самом лагере обязательно наличие водопровода с горячей и холодной водой (вы когда-нибудь видели водопровод в туристическом лагере). Уже были комиссии с намерением закрыть лагерь, но деревня настолько хорошо «держала оборону», что ничего у проверяющих не вышло. В Потеряевке «косят» от армии? «Как-то захотел у нас один принять Крещение, – рассказывает о. Иоаким, – и выяснилось, что он каким-то образом от армии «откосил». Мы с ним поговорили, он пошёл в военкомат, покаялся и призвался, как положено по закону. И ничего, отслужил весь положенный срок с бородой (мужчинам в нашей общине запрещено бриться), и никто его за это не притеснял. Всем призывникам нашей общины мы выдаём справки о том, что этот человек в силу своих религиозных убеждений не может держать в руках оружия, и его действия не должны быть направлены на причинение кому-либо вреда. Так что ни федерального, ни Божьего закона мы не нарушаем. В часы церковной службы в доме о. Иоакима, на втором этаже которого оборудована зимняя церковь, собираются практически все жители Потеряевки. После службы нас хорошенько накормили, снарядили в дорогу целой коробкой яиц из собственного курятника, помолились за нас, посадили в сани, и мы отправились домой» (Константин Ганов, Андрей Луковский фото. «Комсомольская правда на Алтае» 24 декабря 1999 г, стр. 11, 20). «ПОТЕРЯЕВКА: ДВОЙНОЙ ВЗГЛЯД» «Деревушка из тринадцати дворов, изолированная от цивилизованного мира, кажется, не только расстоя­ниями, но и временем. Рядом православный детский лагерь-стан, тоже, в общем-то, небольшой. Между тем, сколько самых противоречивых слухов, сколько гонений и сколько признаний (в том числе и на очень высоком уровне) на памяти потеряевцев! Среди хоть немного знакомых с этим оазисом настоящей христианской жизни абсолютно равнодушных к этому явлению нет. Есть лишь сторонники и ярые противники. В этом году мне посчастливилось встретить Пасху в Потеряевке и я попытался посмотреть на все происходящее глазами противников и сторонников. Вот что из этого вышло. ЗНАКОМСТВО С УСТАВОМ Для тех, кто не знает, Потеряевка – это четыре часа на поезде (от Барнаула), а потом ешё четыре километра от станции, и вокруг только поля да леса. Вместе со мной на встречу и празднование Пасхи в Потеряевку ехали члены Свято-Анфимовской (Потеряевской) и Крестовоздвиженской (барнаульской) общин, обе из которых относятся к Русской Православной Церкви за рубежом и не подчиняются Московской патриархии, хотя вероучение – общее. Разница лишь в том, что устав и правила зарубежной Православной Церкви за по­следнюю сотню лет не претерпели ника­ких «демократических изменений»: жен­щинам запрещено носить украшения и пользоваться косметикой, юбки и платья у них не поднимаются от земли более, чем на 10 сантиметров, а на головах обязатель­ны платки, но зато в семьях действует (по-настоящему) принцип главенства мужа над женой, а потому все семейные споры решаются просто (вот оно – мужское сча­стье)! Мужчинам же положено носить ру­баху навыпуск и подпоясываться поясом, а ешё им запрещено брить и даже под­стригать усы и бороду. Курить, злоупот­реблять спиртным и материться там тоже запрещено. Так что, в свой вагон мы «за­бились» без единого мата, а до Потеряевки добрались без перекуров и выпивки. Уснул я где-то часа в три ночи, а в шесть часов утра познакомился с самой неприятной частью устава Зарубежной Русской Пра­вославной Церкви. Именно в это время над моей головой голосом местного батюшки, отца Иоакима, прогремела команда: «Подъём!» А куда деваться? Устав есть ус­тав. О ЖЕСТКОСТИ Игнатий Лапкин – человек жёсткий во всем. Для него, как для Чапаева, «одна голова – хорошо, а две – хуже». Он не привык, чтобы ему перечили и имеет на это право: за его плечами годы проповед­нической деятельности как за рубежом, так и в Советском Союзе (как следствие – ГУ­ЛАГ), кубометры религиозной историчес­кой и политической литературы, несколько иностранных языков, два профессиональ­ных образования. Возрождение одной де­ревни. Создание детского православного лагеря-стана. Люди, крепко уверовавшие и принявшие православие за основу своей жизни (а иначе они не смогли бы остаться в общине). Всё это – во многом благодаря Игнатию Лапкину, его несгибаемому ха­рактеру. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Я постоянно восхищался крепостью веры членов общины: шутка ли, сорок дней поста, да по семь часов молитвы в день! И при этом, они совсем не похожи на оголте­лых фанатов, каждый из них пришёл в общину осмысленно, и многим пришлось чем-то пожертвовать кто-то торговал на базаре, имел несколько торговых точек, кто-то вкалывал старателем, золото добывал. Пасхальная служба начинается в суб­боту в 23 часа 20 минут. Описание красоты и торжественности службы, равно, как и крестного хода вокруг храма (ночью при свечах!) – занятие неблагодарное, потому что это нужно видеть. И слышать. Только ради хора (я и не знал, что когда-нибудь полюблю духовную музыку) я простоял в храме до конца службы, то есть до трёх часов ночи. А потом народ дружно отпра­вился на праздничную трапезу. На утро – короткая получасовая молитва (общение с Богом), после которой за общим столом – общение друг с другом взрослые подготовили несколько поучитель­ных сценок из Библии, а дети несколько песен под аккомпанемент гитары и син­тезатора. А когда девушка (член общины) спела песню про журавлей, я не смог сдер­жать слезу, чего от себя уж совсем не ожи­дал! Позже Игнатий Тихонович пообещал мне сводить меня в лагерь и показать тот самый бункер. О НАКАЗАНИЯХ. Хотели завести уголовное дело по поводу истязания детей в лагере. Не вышло. Сам Игнатий Тихонович говорит, что одно из качеств лидера – это беспощадность. В том смысле, что он должен адекватно реагировать на все нарушения. В частности у детей должно быть воспитано осознание неотвратимости наказания за каждый про­ступок. Говорят, что детей бить непедаго­гично. А вот какие письма пишут родите­ли детей, отдыхавших в знаменитом потеряевском лагере-стане: «Я воспитываю сына своего Максима одна без мужа. Я уже сегодня вижу, что ничего путного из моего воспитания не получилось.», «.Прошу, согласно Библии, наказывать его физи­чески в меру преступления его», «.Отпо­роть хорошенько, но только не отталки­вайте от Церкви и от себя. Он пока ешё боится только вас. Христом Богом молю, не жалейте розги, – да будет спасённым сын мой. Никакая безбожная власть да не вмешается в это воспитание, ибо им нет никакого дела до того, каким будет мой сын». Дикость? Средневековье? Советую ешё раз прочесть последние слова из этого письма и хорошенько подумать о причинах роста подростковой преступности. ТОТ САМЫЙ «БУНКЕР» История о «Бункере», в котором содер­жат неугодных и нарушающих устав потеряевцев, изрядно развеселила. «У нас туг полно этих «бункеров», – говорит один из членов общины, – омшанники, погреба, подпол в каждом доме, а в лагере, вообще, целая система таких бункеров.» Некото­рые писали, что когда-то потеряевский ла­герь-стан был подземным. Целая система подземных ходов и помещений на глубине до четырех метров! Как сказал Игнатий Ти­хонович, во времена гонений на Церковь, он с детьми, прячась от чекистов и сексо­тов, молился именно в этих катакомбах. В этом и состояла их основная цель. Я, на­верное, последний из «мирян», кому уда­лось застать воочию это грандиознейшее подземное сооружение. С каждым годом оно всё сильнее осыпается, и в этом году его решено вообще засыпать, чтобы сохранить наземные постройки. Хотите знать моё мнение о потеряевском феномене? Там я чувствую Россию, а здесь, в Барнауле, вижу лишь ЭСЭНГЭ!» К. Ганов. Фото А.Луковского P.S. С такими впечатлениями вернулся из Потеряевки один из внештатных сотрудников «МК на Алтае» (11-18 мая 2000). «КАНИКУЛЫ В ПОТЕРЯЕВКЕ» «Письма людей, побывавших в лагере-стане деревни Потеряевка. В прошлом году было несколько попыток закрыть лагерь-стан в деревне Потеряевка, возрождённой общиной христианского проповедника Игнатия Лапкина. Противники лагеря писали статьи в солидные газеты, науськивали на лагерь разные государственные службы. Однако лагерь выстоял. Нынче Игнатий Лапкин снова приглашает в лагерь-стан при деревне Потеряевка детей самых разных возрастов. Тех, кто не знает, предупреждаем – порядки в лагере строгие. Подъём в пять утра. В распорядке – молитва, работа. Но точно так же в распорядке – купание в озере, катание на лошадях и другие развлечения. Вся жизнь в лагере-стане строится на основах Библии, что, безусловно, накладывает свой отпечаток на быт и общение людей между собой. Впрочем, пусть расскажут о лагере те, кто там уже был. «. Мне очень понравилось в лагере, я хочу приехать на следующее лето. Больше всего мне понравился в Потеряевке воздух – он нежный, чистый, свежий, и ешё мне нравятся звери и птицы. Я люблю очень озеро, там можно купаться и кататься на лодках. Мне нравится, как вы объясняете Евангелие. Нравится, что в лагере все рабо­тают. Больше всего я люблю дежурить, стирать, копать солодку и шить. Помню, как нас провожали. Мне жалко стало уезжать, потому что я была первый раз в степи, в этом прекрасном месте, здесь у меня появилось множество друзей, а самое главное, что в Потеряевке все верующие. До свидания. Писала НИНА». (Курочкина, дочь священника,племянница епископа) «Здравствуйте, Игнатий Тихонович! Пишет вам Баранова ИРИНА. Ваш лагерь – самый лучший из тех, в которых я побывала. Благодаря вам и вашему лагерю у меня развился аппетит, я научилась ешё лучше плавать, в первый раз каталась на лошади, да ешё верхом, в первый раз плавала на лодке, научилась грести веслами. Все, кто был в вашем лагере из Тобольска, передают вам огромный привет». «Я, ПЕТЕРИМОВА А.П, мать шестерых детей, считаю, что имею право высказать своё мнение, и не так, как один раз побывавшая в лагере комиссия. Игнатия Тихоновича Лапкина знаю 29 лет. Он глубоко верующий человек, любящий Бога, детей и свой народ. Мои дети, теперь взрослые, почти каждое лето бывали в лагере, иногда и со мной. Могу судить обо всем не понаслышке. Здесь детей учат любить Бога, не обижать младших, любить труд, умело отдыхать. Вспоминаем об этом, как о светлом лучике в своей жизни». «Я, МАЛЮТИНА РАИСА ЮЛЬЕВНА, мать троих детей, отправляла своих детей в лагерь-стан к Лапкину Игнатию Тихоновичу. Впервые это было девять лет назад. Они посещали лагерь три года подряд, и я почувствовала глубокие изменения в воспитании моих детей. Конечно, условия воспитания своеобразные в лагере, но это не сравнимо с тем, что давали мне в моём детстве пионер­ские лагеря. Мои дети подросли, смогли оценить весь душевный опыт, который они приобрели в лагере-стане. Я ощущаю эти плоды в своей семье. Я очень благодарна Игнатию Тихоновичу за его вклад в воспитание моих детей. Очень жаль, что лагерь находится под угрозой закрытия». Комментарий «СК» Коммунистам и им сочувствующим, инициировав­шим гонения на лагерь, проверки и комиссии, конечно, виднее, как воспитывать детей. Это ведь при них Уголов­ный кодекс разрешал приговаривать к расстрелу детей с 12 лет. Вот это воспитание они понимают. А Слово Божье – нет. Происходившее с Потеряевкой в прошлом году показало, что коммунисты так и не научились уважать свой народ, право каждого человека на выбор пути. Они так и не научились уважать демократию, хотя научились пользоваться её благами, например, свободой слова. К сожалению, по старой привычке, а зачастую – из-за сочувствия руководства многие государственные структуры воспринимают письма и статьи левых идеоло­гических радикалов как руководство к действию. Что поделаешь: отсутствие смелости самостоятельно мыс­лить и самостоятельно принимать решения – это ешё одно наследие большевистского воспитания, которое кое-кому так хочется вернуть. P.S. Дети, желающие поехать в лагерь-стан, родите­ли, решившие отправить туда своих детей, звоните по телефону 35-32-42. Там вам объяснят условия, дадут необходимые справки» («Свободный курс» 8 июня 2000 г. стр. 10).

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 18.11.2018 - 03:28

ЛАГЕРЬ-СТАН В ПОТЕРЯЕВКЕ «МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД. ДВА ДНЯ В ЛАГЕРЕ ОТДЫХА ДЛЯ ДЕТЕЙ ВЕРУЮЩИХ» «ОТКУДА было знать мне, непоследовательному атеисту, что именно в среду Иуда Ис­кариот замыслил продать Хри­ста? И вот уже больше тыся­чи лет православные отмеча­ют среду и пятницу (день рас­пятия Иисуса) постом, напоминая тем самым себе о собственных прегрешениях. По­этому возвращался я из командировки полуголодный, но зато переполненный впечат­лениями. Два неполных дня я пробыл в другом мире, в непохожем на тот, к которому мы привыкли и притерпелись. .Тепловоз замер посреди раскалённой степи у малень­кого разъезда Подстепный. У железнодорожного полотна нас поджидала стайка босых ребятишек. Игнатий Тихоно­вич Лапкин, пригласивший ме­ня в эту не совсем обычную поездку, быстро и деловито распределил между нами по­клажу и, пряча улыбку в окладистой старообрядческой бо­роде, покосился в мою сторо­ну: в каждом монастыре свои порядки. Разуемся! – и первым сбросил свои кирзачи. Волей-неволей пришлось и мне расстаться с кроссовками. Километра три протопали по-полузаросшей полевой дороге, вошли в прохладу. Аромат трав и шелест – в берёзовый колок. – Вот здесь колхозные са­ды были, – широко повел ру­кой Игнатий Тихонович. – Сколько ягод, а яблоки ка­кие выращивали – с кулак величиной! Всё пропало, всё разорили, – он сокрушенно качал головой. Больше десятка пет про­шло, а мой собеседник не мо­жет ни забыть, ни простить этого свершившегося среди белого дня убийства. Была де­ревня Потеряевка. Был креп­кий колхоз с тысячными ота­рами овец, конными табунами, богатейшими фруктовыми садами, пасеками. Радовались, грустили, мечтали – жили Вдруг в чью-то светлую адми­нистративную голову пришла мысль о неперспективности деревни. Мода тогда была на неперспективные хозяйства. Сегодня здесь запустение и тишина. На месте омшаников буйствует крапива. Там, где была деревенская улица, – полузаросшие ямы да шерен­га стройных тополей. У Игнатия Тихоновича здесь родина. Потому каждая встре­ча с этой землей для него – боль и радость. Не первый год ездит он сюда летом – от­дохнуть от суматохи городских будней, от злой их деловито­сти, зарядиться покоем полей. Теперь он – наставник. .Восьмиконечный право­славный крест, укреплённый на высоком хрупком шесте, был виден издалека. Под кре­стом, на ровной, чисто выметенной площадке, окруженной зарослями крапивы, разбит лагерь. (впрочем, слово это здесь не любят, слишком уж мрачные ассоциации оно вы­зывает, предпочитают назы­вать обитель станом или становищем – по-библейски). Нас встретили радостными возгласами, объятиями, весёлым оживлением. - Кто у нас дежурит сего­дня? – осведомился Игнатий Тихонович, освобождаясь от поклажи – Женя с Марией? Ну-ка, сёстры, давайте обедать, проголодались мы за до­рогу. Сёстры, лет четырнадцати от роду, загремели посудой. Пока накрывают на стол, Игнатий Тихонович показывает стан. Посередине высятся два высоких шалаша, покрытые, как черепицей, тугими пучками травы. Внутри – почти про­хладный сумрак, просторно, можно спать поперек шалаша. Boкруг – пять брезентовых палаток, покрытых полиэтиленовой плён­кой: в надежности современ­ные походные жилища усту­пают шалашам – протекают в дождь. Поодаль устроен из сухого камыша навес для су­шки лекарственных трав. Букет запахов кружит голову: чабрец, солодка, тысячелист­ник, ромашка и ещё что-то, чему я и названия не знаю. Вязанки берёзовых веников. Старая железная кровать при­способлена под посудный шкаф. Простые, сколоченные из старых досок обеденные столы с такими же грубыми, вкопанными в землю скамья­ми. В сторонке лабаз – под­нятая над землей площадка на металлических ножках, чтобы к продуктам не добрались мыши. Чуть поодаль – насто­ящая русская печь, сложенная Игнатием Тихоновичем. - Всё остальное, – гово­рит он, – ребята своими ру­ками сделали. Мы вам ещё баньку покажем, огород – то­же своих рук работа. А начинали с того, что вот здесь, на этом месте, крапиву корчевали. Специально выбрали са­мое неудобное, бросовое место, чтоб не мешать никому, очистили, в божеский вид привели. А какая радость ре­бятишкам видеть, что от сде­ланного тебе и другим польза. Пора обедать. По христианскому обычаю обитатели ста­на, среди которых несколько взрослых женщин, выстраива­ются на молитву: сёстры по левую pукy от Игнатия Тихо­новича, братья – по правую. Ещё перед поездкой И. Лапкин предупредил меня, что в обители действует несколько нехитрых правил обязательных для всех, в том числе и для гостей: ходить непременно босиком («Для здо­ровья полезно и к землице ближе»), подпоясываться по православному обычаю кус­ком веревки, категорически запрещается курить: обитатели стана и близко не терпят «адского пламени». Улучив момент, когда Игнатий Тихонович отвлёкся, ко мне подошёл парнишка лет пятнадцати. Потеребив тесёмку с висевшим на ней медным крестиком, поинтересовался: - Вы не курите? – Я кивнул утвердительно. - Случаем, не «Астру»? – воззрился он на меня с надеждой. Пришлось ему объяснить, что, уважая правила их «мона­стыря», я расстался с сигаретами ещё перед отъездом сюда. Это его явно огорчило, так как, по его словам, дядя Игнатий нашёл на стане пач­ку из-под сигарет и теперь «учинит расследование». «Расследование» здесь за­канчивается иногда внушением, иногда «горячими» – авоськой пониже спины. Но чаще, как я понял, практику­ется первое. И, по-моему, эффективнее. Моление окончено. Рассаживаемся за столом. Во время обеда тишину нарушает лишь гудение мух. - За столом речь идёт ли­бо о пище, либо о божественном, – пояснил Игнатий Ти­хонович. В лагере живут десятка два ребят в возрасте от трёх до семнадцати лет, в основном дети священнослужителей или верующих. Трое-четверо взрослыx следят за порядком, за здоровьем ребят, распределяют между ними обязанности. После обеда все занялись своими делами: дежурные взялись за посуду, пацаны очищали от коры жерди для ограды, девчата перебирали клубнику на варенье, а я стал свидетелем диалога у одной из палаток: - Оксана и Таня, возьмите бельё в корзине, пойдите постирайте. - Благословите, Валентина Романовна! - Помогай вам Господь. Слава, что-то ты праздно бро­дишь, займись чем-нибудь. - Да я работал уже. - Пресекать голос равного тебе непозволительно, ты же пресекаешь голос старшего, да ещё наставляющего тебя. Займись делом. Слава отправляется помогать братьям. Праздношатающихся я не видел. Даже самые малень­кие, пяти-семилетние ребя­тишки, не слонялись без дела. Таков здешний «монастырский устав». Работы хватает всем. Кроме благоустройства стана, ребята заняты сбором ягод, лекарственных трав. Подошла пора сенокоса – помогают местным жителям ворошить и сгребать сено. В свободное время – чтение Библии или акафистов. Те, кто постарше, любят за полночь посидеть со взрослыми у костра под древ­ними скифскими звёздами, от­решившись от мирского, по­говорить о душе, о её буду­щей вечной жизни. – Не скучно тебе здесь? – спрашиваю у вчерашнего восьмиклассника Димы, он родом из Енисейска. – А что делать дома, в го­роде? Скука – это там. За­няться нечем, а от безделья, уж точно, и пить, и курить на­учишься. А здесь я уже тре­тью неделю, и ничего, не на­доедает. - Ребята! – позвал Лапкин, – идём за ягодами. За­одно и искупаемся. Шли степью. Игнатий Тихо­нович махнул рукой: - Видали? Поле засеяно, а ничего не растёт. Говорили же умные люди этим горе-специалистам: нельзя здесь пахать – солонцы. Не послушали! Прямо вредительство какое-то. Ведь ветром соль далеко вокруг разносит. Не стало хо­зяина на земле, – в голосе его просеклись горестные нотки. Но, может быть, не всё так безысходно? Не однажды приезжало в степь районное начальство. Партийные работники, под­черкнув, что движет ими иск­лючительно любопытство, с неподдельным интересом знакомились с житием обители. Местная милиция предлагала помощь – в случае чего. К счастью, таких случаев не бы­ло. С местными жителями у верующих самые теплые, дружеские отношения. Некото­рые из них, бывает, загляды­вают на стан, снабжают его обитателей картошкой, молоком. А недавно руководство хо­зяйства предложило Игнатию Тихоновичу взять часть сов­хозной земли в аренду. - Хорошее дело, – раз­мышляет И. Лапкин. – Вот только опыт первых аренда­торов не располагает к опти­мизму. Будь у нас уверенность, что завтрашний день принесёт определённость в отношении новых форм крестьянского труда, с радостью приняли бы это предложение. Хочется в это верить. Мо­жет быть, тогда и сбудется мечта миссионера Игнатия Лапкина: - Я хочу, чтобы новое по­коление выросло чистым, совестливым, трезвым. Воспи­тать это можно только страхом Божьим и трудом. Сво­бодным трудом на свободной земле. Десятилетия тоталитаризма, круто замешанного на страхе, не прибавили нам ни трезвости, ни совестливости, ни нравственной чистоты. Что же касается свободного труда, то здесь нам, мирянам, и им, верующим, не просто по пути, а вместе». А. Черников. Фото А.Волобуева. («Молодёжь Алтая» № 40 от 29 сентября 1989 г.) «СОВЕТ ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ при Совете Министров СССР. Уполномоченный Совета по делам религий по Алтайскому краю. 656016 г. Барнаул, ул. 2-я Строительная 62-16 Лапкину И. Т. .Руководство крайисполкома поручило мне ответить на Ваше письмо от 12.11.89 (Обращение в органы власти прекратить уничтожение детского православного лагеря-стана). Учитывая неординарность ситуации, местным органам власти мамонтовского района поручено самым внимательнейшим образом отнестись к проверке сообщённых Вами фактов, поиску и установлению лиц к ним причастных. Считаю необходимым также отметить, что «летний христианский лагерь» был создан Вами явочным порядком без разрешения уполномоченных на то органов. Осенью он был оставлен без принятия должных мер по сохранению имуществаа и сооружений. В данной ситуации вряд ли будет правомерным возлагать на райисполком и его службы ответственность за охрану места стоянки бывшего лагеря. Обращаю Ваше внимание на то, что сооздание лагерей, ведение организованного обучения несовершеннолетних религии, применениее мер принуждения и физического воздействия, как средств приобщения к вере противоречит действующему законодательству о религиозных культах, влечёт определённые правовые последствия. Ссылка на корреспондента газеты «Молодёжь Алтая» одобрившего Ваши действия, просто неуместна. Более того считаю, что корреспондент был просто введён в заблуждение. Противозаконные действия не утрачивают своей сути, если они даже получили в силу тех или иных обстоятельств положительную оценку в печатном органе. Пользуясь случаем, хочу предостеречь Вас, уважаемый Игнатий Тихонович, от подообных действий в будущем. Одновременно сообщаю, что Мамонтовскому райисполкому указано на недопустимость нейтрального отношения к демонстративному нарушению требований законодательства о религиозных культах. С уважением уполномоченный Совета Г. И.Лисенков». «ПРИИДИТЕ, ПОКЛОНИМСЯ.МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД, ИЛИ ГОД СПУСТЯ» «Ах, душа моя, косолапая.». .Всё было так же, как год назад: опрокинутые в июльский зной поля пшеницы, уже выб­росившей колос, пыльный просёлок, хмельные, тысячелетние запахи трав. Вот и знакомый уже вось­миконечный православный крест на высоком шесте. Вме­сте с радостными возгласами и детским восторженным ви­згом нас встречает чистый, долго плывущий в полях голос невесть где раздобытого ко­локола. И лагерь отдыха для детей верующих был таким, каким увидели мы его в прошлом ав­густе (см. «МА» от 09.89). И устроитель его – православ­ный христианский проповедник Игнатий Лапкин – всё такой же. Всё те же у него кирзачи, борода, худые плечи, на которых повисли заботы и 50 прожитых лет несколько из них – в лагерях: за веру. Впрочем, кое-что измени­лось. Если минувшим летом мы застали в лагере около трёх десятков отдыхающих, то ны­нче в нём около 70 обитателей – от трёх-четырёхлетних кара­пузов до старушек-«божьих одуванчиков». Да и сам лагерь стал дру­гим. Вместо прошлогодних шалашей и палаток в ограде высятся новые «кельи» – деревянные каркасы, обтянутые армейскими палатками. - Военные помогли, – по­ясняет Игнатий Тихонович. Зимой он много выступал в разных аудиториях, в том числе и среди военнослужа­щих. От И. Лапкина, который во­дит нас по стану, показывая «хозяйство», узнаем, что позд­ней осенью прошлого года, ко­гда лагерь уже пустовал, кто-то разгромил его до основа­ния: разметали хлипкую огра­ду, повалили столбы, уничто­жили шалаши, даже скамейки, вкопанные у пруда, выдрали из земли. Кое-что сожгли. Было это после публикации в «МА». Не будем строить до­гадок. Мамонтовская милиция, пытавшаяся разыскать ху­лиганов, судя по всему, махну­ла на это дело рукой. И дей­ствительно – если бы госиму­щество было попорчено, или чьё-то личное, например. А так, подумаешь, верующие. Переживут. Не только пережили. Отстро­ились вновь. С ещё большим размахом. Отремонтировали баньку. Почистили родники-колодцы и опустили в них до­щатые срубы. Вырыли погре­ба – «холодильники» для про­дуктов. За оградой стана под­нялись высокие качели на пе­рекладинах укрепили канат и кольца. Вновь расчистили пло­щадку для городков. Ребятишки с удовольствием гоняют на двух велосипедах. Кроме этих ещё сияющих свежей кра­ской машин, всё вновь сдела­но руками «насельников» это­го степного «монастыря». Поистине – «мы неизвест­ны, но нас узнают, нас почи­тают умершими, но вот мы живы.»(2 Кор. 6:9). Отчего не первый уже год едут сюда десятки людей – с Украины, из Казахстана, Грузии, со всей Сибири. Ну, пацанва – понятно. Им, в большинстве горожанам, за счастье на пару недель оку­нуться в эту испоконную глушь, в солнце, пруды, гри­бы-ягоды – волю. А взрослые? «Да знаете ли вы, сударь, знаете ли вы, что это значит, когда уже некуда больше ид­ти?» Бедный Мармеладов. По­хоже, мы – знаем. Но не зна­ем, не умеем жить в услови­ях, когда уже некуда больше идти. Не потому ли одни – в пьян­ку, другие – в цинизм, а иные – немногие, – постиг­шие лишь одну проклятую ис­тину, что не сытое чрево обе­щано нам, но вечный голод духа, эти иные – сюда, в мудрый пустой простор. .Рассказывают, как однаж­ды Сталин поинтересовался у выдающегося специалиста по гнойной хирургииВойно-Ясенецкого (в клире – архиепи­скоп), верит ли тот в ду­шу. Получив утвердительный ответ, вождь всех времён и народов спросил: «Вскрыв за свою жизнь столько тел, встретили ли вы там хоть од­нажды душу?» Хирург-священ­ник ответил вопросом: «А вы верите в совесть?». Сталин по­думал и сказал: «Верю». «Так вот, я, вскрывший за свою жизнь столько тел, совести там тоже не встретил.». Не потому ли уже не пер­вый год не пустеет степной лагерь? Не потому ли едут сю­да люди, чтобы здесь, вдали от задыхающегося, бьющегося в конвульсиях мира прислуша­ться и расслышать, наконец, свою болящую душу. ЖЕРТВА ВЕЧЕРНЯЯ «.Что болишь, душа, кровью капая!» Закат умирал. Последние клочья багряной его плащани­цы роняло небо в русский ро­систый простор. Отсюда, от этого восьмико­нечного креста на три сторо­ны света навзничь лежала во мгле измызганная, обворован­ная, растерянная мать сыра-земля – великая! – Россия. В густеющих сумерках плыл чистый грустный напев. Свя­щенник отец Наум, приехав­ший в лагерь по благословению грузинского патриархе Илии II, служил вечерню. Чуткий покой. Первые роб­кие звёзды. И суровый, тёмный лик Спасителя на крах­мально-белом снегу аналоя. Глядя на истово крестящихся, бьющих поясные поклоны подростков, кажется на минуту, что сложный и огромный мир уже не «лежит во зле». И «теперь пребывают эти три: вера, надежда, любовь но лю­бовь из них больше». - Миром Господу помолим­ся. - .О плавающих, путешест­вующих, недугующих, страждущих, пленённых и о спасе­нии их – Господу помолимся. Вступает хор, неровно и робко, но искренне и просветлен­но: - Господи, помилуй, Госпо­ди, помилуй, Господи, поми­луй! Слышите вы, подводники и космонавты, калеки н нищие, коммерсанты и пленные «шурави»? Здесь, в глубине российских степей, вас, незнако­мых, знают и помнят, любят и ждут. Так вот о чём она, жертва вечерняя. В осознании, ощу­щении собственного Храма. Вот стоишь ты под его купо­лом в одиночестве, а там, за его порогом, остались люди и нелюди, долги и обиды, коз­ни и сплетни, злоба и зависть. Нынче праздник – праздник всепрощения. Жертва вечерняя. Пусть идут сюда все, кто ко­гда-то солгал мне или предал меня, кто клеветал на меня и обкрадывал, и желал мне зла. Разве каждый из нас не есть сам по себе храм, разве каждый из нас – не вместилище земных мерзостей и высокого чистого духа? Будем же от­крыты друг другу, как вскры­тые вены. «Приидите, поклонимся.». Вместе. ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ «.Кровью капая в пыль дорожную.». Вы, разрушители, ковыряющие ржавым от крови ломом паперть нерукотворного хра­ма, разве вы, разрушая, не признаете уже этим самое существование его? Мнение в «коридорах вла­сти», а также «там, где надо» по-прежнему однозначно: И. Лапкин – религиозный экстре­мист, возомнивший себя пророком переругался с офици­альной церковью, неуёмен в распрях с властями. Что ж, с известной точки зрения, люди, обвиняющие проповедника во всex смертных грехах, правы. Вот и уполномоченный Совета по делам религий Г.Лисенков всё так же убежден, считая Лапкина властолюбивым фана­тиком, авантюристом, одержимым манией величия, как он сообщил нам в своей отпове­ди, присланной в редакцию в прошлом году по поводу пер­вой публикации о лагере. Геннадий Иванович, выступая в краевой прессе, со спокой­ной душой «укалывает» «МА» за поддержку и защиту рели­гиозной экстремы. Но сказано ведь: «Что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь?» Конечно, это не только к оппонентам Лапкина. Это – и к нему самому. И ко всем нам, ко всем. Лапкин же и сам не скрыва­ет своего фанатизма. Испраши­вая благословения у благочин­ного всех церквей Алтая о. Николая, он, по его словам, испрашивает благословения, нa борьбу против сергиан и «Сергианства», т. е. против самого о. Николая. Но борьба эта мирная: Лапкин и его единомышленники требуют лишь при отправлении обрядов строгого следования каноническим Апостольским правилам, требуют «изгнать торгующих из храма», зовут к нестяжательству. Но ведь это было и рань­ше. «.Их, пёсьеобразных зверей, обличал. А Никона собаку лаял.». И, как раньше, Лапкин разделил судьбу Аввакума. С поправкой на время, конечно. Тот и другой не с мечом ведь пришли. У того и другого было одно оружие – слово. Власть же, как встарь, пользовалась иным. Но нам ли судить людей, ес­ли «мы не судьи с тобой, мы – вина»? Вина – это ведь не нечто абстрактное, отдельно от нас с вами, Геннадий Ивано­вич. Мы – её вместилище. Xорошо бы, если бы только Сталин, Хрущев, Брежнев, ещё кто-то были виноваты во всех наших бедах. В нищете нашей. В пустых прилавках. В том, что нет праздников – есть пьянки. В том, что «девочки» на вокзале стоят от 80 до 100 рублей. В том, что. Это ведь нас с вами мерзко учили покупать и продаваться, молчать и славословить. Это ведь мы с вами так же мерз­ко – молча! – учились. Это мы столько лет колотились в дверь, которая оказалась все­го лишь нарисованной на сте­не, на обломке стены давно уже рухнувшего дома. Так о чём же наш спор, Геннадий Иванович? Приидите, поклонимся.». Вместе. ИДУЩИМ ВОСЛЕД «.Не случится со мной не­возможное.». Мы – поколение уходящих. Цветы запоздалые. Там, дале­ко завтра, жить им, двенадца­ти-пятнадцатилетним. И вот ей, новокрещёной жизнера­достной малышке. (Наконец-то крещение по каноническим Апостольским правилам Великих христианских соборов, о необходимости которого так долго твердил православный проповедник И. Лапкин, свершилось). Да святится имя твоё, раба Божья Наталья. А мы – эхо, плывущее к низовьям, – пойдём вслед за реками. Ил, плодородная почва для завтрашних светлых садов. Мы ляжем в фундамент грядущего Храма. Но строить его – не нам. Они, завтраш­ние, придут «не нарушить, но исполнить». Ибо не сытое чре­во обещано им, но вечный голод духа. «Приидите, поклонимся.». Матери сырой – земле. Будущей великой! – России. Ибо близ есть грядущее. Аминь. А. ЧЕРНИКОВ. Мамонтовский район» («Молодёжь Алтая» № 33 от 10 августа 1990 г.). «МАЛЕНЬКАЯ ИСКОРКА ВОЗРОЖДАЕМОЙ РОССИИ. ОЧЕРЕДНОЙ РЕПОРТАЖ ИЗ ПОТЕРЯЕВКИ» «Иоаким Тихонович Лапкин нашему появлению в возрождаемой Потеряевке удивился, хотя и был «визит» сюда не первым. А объяснялось всё просто – накануне прошёл сильнейший ливень, и грунтовая дорога в Потеряевку пре­вратилась в месиво из грязи и воды. В Корчино все дружно говорили – теперь до посёлка не добраться. Обидно, но. Но выход всё-таки на­шёлся. Мы добрались до Потеряевки на поезде. Целиноград – Барнаул. Точнее говоря, до разъезда «Подстепновский», а уж там около трёх кило­метров полевой дорогой, ведущей в посёлок, мы прошагали примерно за сорок минут «своим ходом». И ничего. По крайней мере, ещё раз пришли к вы­воду, что места здесь поистине кра­сивейшие. Все наши «мытарства» были воз­награждены. В Потеряевке в этот день находилось трое братьев Лапкиных. В том числе и Игнатий Тихоно­вич, приложивший массу усилий – как физических, так и моральных для того, чтобы идея возрождения по­сёлка стала реальностью. Потихоньку помаленьку, преодолевая всевозмож­ные трудности, потеряевцы продвига­ются вперёд. Мне задавали потом вопрос: много или мало сделали они за этот период времени? Много или мало применительно к Потеряевке, пожалуй, не совсем точное выраже­ние. Как можно оценить сам факт восстановления посёлка? Игнатий Тихонович, как всегда бод­рый и подвижный, быстренько «пота­щил» нас на экскурсию. Мы спуска­лись в жилища, вырытые в земле, ко­торые он называл шутливо «кельями», осматривали строящиеся из самана домики, сараи, поднялись на крышу здания, где разместятся школа и вре­менный храм (настоящий планируется построить отдельно, уже и место для него выбрано). Я смотрел на всё это, сделанное немногочисленными пока переселенцами и думал: насколько же плохо знаем мы человека и его воз­можности. Видимо, и сам Игнатий Ти­хонович, слегка удивляясь тому, что они преодолевают все эти трудности, говорил: «Кажется, сделано не так уж много, но ведь каждую досточку прибить надо.». Что я мог ответить? Разве что в который уже раз, бывая здесь, подивиться – сколь всё-таки терпелив русский человек! Сейчас в Потеряевке уже прописа­но около 20 человек. Это своего рода ядро, постоянные жители. Вот, напри­мер, Давыд Устинов. Ему 21 год. Сво­ими руками строит дом. На мой воп­рос о трудностях, слегка улыбнувшись, заметил: «Трудно, но приятно зало­жить фундамент своей жизни собст­венными руками». Этим летом потеряевцам немало хлопот приносит погода. Дожди, дожди. В последнее время они прямо-таки затормозили строительство жилья. Но сидеть сложа руки здесь не привыкли. Уже готовится место для прудов, планируют в будущем заниматься рыборазведением. А вообще потихоньку-помаленьку пополняет­ся подворье. Во всяком случае, уже «прописались здесь пять, буренок, козы, три лошади. Кстати, а вот факт, свидетельствующий о том, что кое-кому не нравятся добрые дела потеряевцев. В одну из ночей загубили у них лошадь, воткнув ей в спину метал­лический штырь. Что тут скажешь? Сейчас у переселенцев ещё одна забота – на повестке дня – убрать вы­ращенный урожай ведь они офици­ально зарегистрировали крестьянское хозяйство. Выращивают на 80 гекта­рах пшеницу, овёс, свеклу. Весной помощь оказал совхоз «Корчинский», и теперь есть надежда на то, что близ­лежащие хозяйства помогут. Но и препятствий хватает. В приобретении стройматериалов, техники. Нередко бешеные деньги требуют буквально ни за что. Хотя дело они делают не частное, а общественное, нужное всем нам. Не секрет, что у некоторых подвижничество Лапкиных и их соратни­ков вызывает недоумение, порой да­же и раздражение. Мол, мало ли других дел, выжить бы сейчас, а мы тут с деревней заброшенной возимся. Что ж, такие рассуждения можно понять, если жить только одним днём – сегодняшним. Игнатий Тихонович считает Потеряевку своего рода ма­ленькой искрой в общем деле возрож­дения России. Но искоркой не тлею­щей, а разгорающейся всё ярче. Ведь главное, говорил он мне, не то, что мы строим сарай, а то, что мы здесь возрождаем человека. Человека – хозяи­на своей земли, а не временщика. За многие годы, считает он, мы развратили человека. Навязали ему принцип – лишь бы день прожить, а там хоть трава не расти. А иначе откуда быть бедности на богатой земле? Че­рез веру, через труд нам надо возрождаться, и мы это делаем. Вот его кредо. Читателю, думаю, будет небезын­тересно узнать, что летом этого года в течение двух месяцев Игнатий Ти­хонович по приглашению епископаИллариона из Нью-Йорка находился в США. Как он сам заметил, только на такси проехал по Америке около 15 тысяч километров. Смотрел, спра­шивал, сравнивал, выступал с лекциями. Вывод – они сумели сделать так, чтобы человеку было удобно в каж­дой мелочи. Своих проблем и там хватает, но принцип «забота о человеке прежде всего» они осуществляют на деле, а не на придорожных стен­дах. Шёл разговор и о возможной помо­щи со стороны русской диаспоры в Америке в возрождении Потеряевки. Американцы, исходя из горького опыта, когда их гуманитарная помощь бесследно исчезала на просторах России, хотят теперь помогать кон­кретному делу. Возрождение Потеря­евки они таковым и считают. Поездка Игнатия Тихоновича сыграла в этом немаловажную роль. Уже сделаны первые шаги по созданию в Калифор­нии фонда помощи. А вообще-то сама поездка, впечатления, итоги – это, пожалуй, тема отдельного разговора. Ждали представителя Потеряевки и в Канаде, но Игнатий Тихонович от­казался от поездки в эту страну. Просто потому, что в родной Поте­ряевке множество дел. Да, первый этап в восстановлении посёлка уже, можно сказать, прошёл. Что и гово­рить, он был трудным. Не пали ли духом потеряевцы? Нет – убеждённо прозвучало в ответ. Никто и не ждал лёгкой жизни. А достижения на­лицо. Хотя бы то, что дрогнули сердца людей. Разве этого мало?» В. РЕТУНСКЙЙ, Снимки Bладислава ГАЛЕНКО («Свет октября» 17 сентября 1992 г. № 112). «СЕЯТЬ ВЕЧНОЕ, ДОБРОЕ.» «СО СТОРОНЫ ВЗГЛЯНЕШЬ – страх берёт, а дети приедут – радостно будет, – так начинает нас знакомить с лагерем христианский проповедник И. Т. Лапкин. – У скаутов в Амери­ке дух мирской, а у нас атмосфера духовности». Может быть, действительно духов­ное развитие начинается в спартан­ских условиях? Лагерь для детей ве­рующих напоминает мннипалаточный городок. Об эстетике говорить не при­ходится. В палатках деревянные нары в два ряда. Русская печь, где девочки пекут хлеба. Никаких газовых, электри­ческих плит. Обыкновенная печка, на которой готовят пищу. Столовая, если она заслуживает этого слова в нашем привычном понимании, выполнена ру­ками проповедника и мальчиков. Всё довольно примитивно, всё сделано из подсобного материала. Приезжают дети со всех уголков страны. Некоторые только здесь учат­ся работать по-настоящему. И в домах священнослужителей растут иждивен­цы. Есть девочки, которые до 14 лет ни разу пол не мыли, а мальчики не держали в руках пилу или топор. Что­бы приготовить обед, надо принести дров, воды. Вот так начинают при­учать к труду. Питание в лагере калорийное, вода хорошая по качеству, шампиньонов много вокруг, чем не мясо? В лагере идёт физическая и психи­ческая закалка. Лазание по канату и шесту, брусья, бум и другое немудрёное спортивное снаряжение сделаны своими руками. Предпочитают дети игры в лапту, мяч и другие. Находятся здесь они бесплатно, дети в лагере не болеют. Воспитание идёт своеобразное, отдельно девочки и мальчики. В этом выражено стремление сохранить в де­тях послушание, а девочкам привить стыдливость и целомудрие. Приучают детей к молитвенному труду, ибо считают, что отучивая их все годы от этого, люди вообще перестала тру­диться. Кстати, в лагере существу физи­ческое наказание. Сейчас в Потеряевке ждут приезда детей, самые радостные дни настанут, как только тишину нарушат звонкие детские голоса. Было бы труднее организовать дет­ский лагерь, если бы не помощь пони­мающих, сочувствующих людей. Потеряевцы говорят спасибо директору завода резиио-технических изделий А. П. Хромову, мастеру С. А. Фадее­ву и руководству авиационного училищп лётчиков. Благодаря им, для приезжающих в село есть возможность поставить ещё 20 палаток. И. Т. Лапкин говорит на прощанье евангельскую цитату. Смысл её в том: если сеяно, можно сомневаться – взойдет или нет, а если не сеяно, то не взойдет точно. Л. ЛЮБИВАЯ» («Свет Октября» 1.6.93 г.). У С Т А В Религиозной организации – учреждения «Детский православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей». ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Название:Религиозная организация-учреждение «Детский православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей» (далее в уставе: лагерь-стан). Местонахождение:пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края. Район действия:пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края. Лагерь-стан является составной частью Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви заграницей и находится в каноническом подчинении, управлении своего епархиального архиерея, под непосредственным руководством поставленного последним настоятеля. Лагерь-стан образован и осуществляет свою деятельность в соответствии с законом о свободе вероисповеданий. I. Цель, задачи, основные формы деятельности. Целью лагеря-стана является организация летнего досуга детей в соответствии с учением, преданиями и правилами Русской Православной Церкви для воспитания детей на основах православной веры, чтобы они выросли добрыми христианами и трудолюбивыми, послушными родителям и добрыми, мирными гражданами своей Родины, через совместное исповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, и религиозное воспитание. В лагерь-стан принимаются дети верующих и неверующих родителей, но только те, кто желает крепко верить во Христа и дает обещание добровольно соблюдать устав лагеря-стана, быть в послушании у воспитателей. Возраст детей не ограничен. Дети до 7-летнего возраста принимаются в сопровождении старших близких родственников ввиду необходимости ухода за ними. В исключительных случаях по усмотрению начальника лагеря-стана и с согласия воспитателя ребёнок до 7 лет может быть принят без сопровождения ближайших родственников и взят под опеку воспитателем. Распорядок дня в лагере-стане составлен так, чтобы дети и взрослые, находящиеся в лагере-стане во взаимном общении, ежедневном труде, отдыхе, занятиях, играх, купании, сборе ягод все вместе ощутили и закрепили в себе во всем благодарность Богу, взаимное уважение, терпение, уважение к порядку и дисциплине, и ответственность. Конечная цель – достижение вечного спасения через веру во Христа Иисуса и добрую жизнь по Евангельским заповедям. У лагеря-стана есть свой распорядок дня, внутрилагерный устав и правила поведения, запреты, разрешения – всё это вывешено для свободного ознакомления всех насельников и родителей. Ежедневно в лагере-стане проводятся утренние и вечерние молитвы, чтение Слова Божия, утренняя гимнастика, работа по заготовке дров и воды, работа на огороде, игры, сбор ягод, костёр по пятницам, катание на лодках и лошадях по воскресениям, отдых во все воскресные и религиозные праздники. Вырабатывается у детей навык к бережному отношению к природе, к экономии во всём, к безропотному перенесению тягот жизни. На все мероприятия есть отдельный, расширенный уставы: в бане, на озере, для костра, при отъезде, за обедом, при работе, при подъёме и отходу ко сну. II. Порядок образования, структура и управление. Лагерь-стан создается по просьбе верующих родителей и детей, по ходатайству одной или нескольких организаций и по решению и благословению епархиальной власти. Органами управления лагеря-стана являются: Совет лагеря-стана который состоит из: 1) настоятеля Святоанфимовской общины пос. Потеряевка, на территории которого находится лагерь-стан 2) начальника лагеря-стана 3) старшего воспитателя 4) четырех членов совета Начальник лагеря-стана назначается на должность правящим архиереем по представлению кандидатуры (кандидатур не более 2-х) избранных на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин сроком на 5 лет. Старший воспитатель назначается на должность общим собранием Крестовоздвиженской общины г. Барнаула сроком на 3 года. Члены совета лагеря-стана избираются по два человека на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин сроком на 3 года. В период работы лагеря-стана членами совета лагеря-стана являются воспитатели, которые назначаются начальником лагеря-стана по мере необходимости, в зависимости от количества детей, находящихся в лагере-стане. К предметам ведения совета лагеря-стана относятся: 1) забота о том, чтобы материально-продовольственный и вещевой запас лагеря (постельные принадлежности, посуда, инструмент, палатки) позволял ему существовать при самообеспечении дровами, водой. Палатки, кухня, зал для занятий, баня, пирс, кельи общие, уже существуют и поддерживаются в пригодном состоянии, улучшаются 2) сношения от имени лагеря-стана с гражданскими властями по всем делам, касающихся лагеря-стана 3) решение вопроса о приёме детей в лагерь-стан, в том числе решение вопроса о предоставлении льгот в оплате питания, либо вообще о бесплатном содержании ребёнка в лагере-стане. Начальник лагеря-стана: 1) непосредственно руководит работой лагеря-стана, воспитателей и других лиц, назначенных им 2) по мере необходимости и с учетом имеющейся профессии и навыков назначает воспитателей, поваров, преподавателей и их помощников 3) следит за соблюдением устава лагеря-стана и его внутренних установлений, а также за порядком в лагере-стане 4) наблюдает за денежными, продуктовыми и иными материальными поступлениями и расходами лагеря-стана. О работе лагеря-стана его начальник отчитывается на собрании Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин. Старший воспитатель. Старший воспитатель кроме вопросов воспитания насельников лагеря-стана в соответствии с его внутренними установлениями, имеет следующие обязанности: 1) ведение учета прихода и расхода денежных средств, продуктов в лагере-стане 2) приём и расходование на содержание лагеря-стана денежных средств, продуктов питания под контролем начальника лагеря 3) составление совместно с начальником лагеря-стана отчётности 4) предоставление финансовой отчётности ревизионной комиссии. Члены совета лагеря-стана. Члены совета лагеря-стана являются помощниками начальника лагеря-стана по всем вопросам, помогают при открытии деятельности и закрытии лагеря, а в отсутствие начальника замещают его. Ревизионная комиссия. Ревизионная комиссия состоит из 4 членов, которые избираются на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин по два члена ревизионной комиссии от каждой общины сроком на 3 года. Ревизия производится не менее 2-х раз в год, но может быть произведена и в любое время по инициативе ревизионной комиссии или по распоряжению епархиальной власти, настоятеля или совета лагеря-стана. К обязанности ревизионной комиссии относятся: 1) проверка всей отчетности и составленного доклада о состоянии таковой совету лагеря-стана 2) составление заключения по существу произведенной проверки 3) предоставление общим собранием Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин указанного заключения 4) указание собранием и совету лагеря-стана на желательные изменения в порядке ведения казначейской отчетности. III. Денежные средства и имущество лагеря-стана. К имуществу лагеря-стана относится всё, что находится на его территории: кельи, каркасы столовой и кухни, спортинвентарь, инструменты рабочие, игрушки, баня, пирс, огород. Денежные средства состоят из вкладов за детей (средняя месячная трата в течение года из расчёта на 10 опрошенных). Имущество, палатки, бумага и прочие предметы и инвентарь или покупаются, или принимаются в дар от жертвователей, спонсоров: гос. учреждений или частных лиц, верующих и неверующих. Обслуживающий персонал работает бесплатно, но достоин пропитания по слову Апостола. Церковно-приходские советы вышеуказанных общин круглый год могут и должны производить поиск благодетелей и средств для облегчения существования лагеря-стана, облегчения малообеспеченных детей. IV. Изменения устава лагеря-стана. Изменение устава лагеря-стана возможно только по решению не менее 2/3 членов общин присутствующих на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин и после утверждения этих изменений правящим архиереем. В случае принятия Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общинами различных решений правящему архиерею отправляются оба решения с пояснениями настоятелей обеих общин. В этом случае правящий архиерей утверждает одно из решений общин об изменении устава, либо не утверждает ни одного и возвращает их на новое рассмотрение. При этом он может дать свои пояснения. V. Официальное прекращение деятельности. Возможно только по абсолютной невозможности содержать лагерь-стан, или запрета его деятельности по решению суда, тогда он вновь возвращается к своей неофициальной деятельности, как было до дня регистрации лагеря-стана. Прекратить свою деятельность он не может, доколе в России будут дети и бедные, обездоленные, брошенные. Задача лагеря-стана дать ребёнку возможность достойно прожить лето, чтобы было что вспомнить во взрослой жизни, чтобы всегда насельник лагеря-стана помнил, что его любят, ждут, желают ему добра, счастья, духовного и телесного здоровья. «Бедность – наше богатство», – говорит лауреат Нобелевской премии, мать Тереза Калькуттская. После прекращения деятельности имущество, предоставленное во временное пользование государственной, общественной или иной организацией, а также частными лицами, возвращается его прежнему владельцу. Остальное имущество, движимое и недвижимое, переходит в непосредственное распоряжение и управление епархиального начальства, по указанию правящего архиерея. Претензии кредиторов не могут быть обращены на предметы культового назначения. С момента регистрации устава лагеря-стана, он является юридическим лицом, имеет штампы, бланки со всеми наименованиями, печать и прочие реквизиты. Может иметь счета в банках (в рублях и иностранной валюте). Юридический адрес лагеря-стана: 656016 г. Барнаул-16, ул. 2-Строительная 62-16. 16 апреля 1996 г. «Управляющий Ишимско-Сибирской Епархией СВИДЕТЕЛЬСТВО. Настоящим свидетельствуется, что Православ­ный лагерь-стан для христианских детей, освя­щенный в честь священномученника Климента Анкирского, относящийся к церковным общинам РПЦЗ, Крестовоздвиженской г. Барнаула и Свято-Анфимовской села Потеряевка, имеет на своё су­ществование и богоугодную деятельность архиерейское благословение, что и удостоверяю под­писью и печатью. Еп. Евтихий. 27 июля (9 августа) 1995 г.». КОПИЯ ПИСЬМА В ПРОКУРАТУРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ «. Было установлено, что православный детский трудовой лагерь в п. Потеряевка, Мамонтовского района предназначен для отдыха детей, верующих в Бога. Нахождение в лагере осуществляется на добровольной основе с согласия родителей и на основании Устава, действующего на территории лагеря. В соответствии с христианской верой имеют место и наказания, которые не носят характер мучений и истязаний, а имеют чисто символический характер в воспитательных целях: лишение права купания, дополнительной работы, несильные удары ложкой по лбу, сеткой – авоськой, либо растением – лопухом и т. д. . . . Прокурор Мамонтовского района советник юстиции В. Г. СУХОВ» (08. 08. 95 № 27Ж-95). «ШЕСТЬ УДАРОВ В КОЛОКОЛ возвестили, что в лагерь-стан деревни Потеряевки прибыли гости. Правильно эта детская организация называется: христианский правос­лавный детский трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского. От­куда происходит название? Мне рассказали, что епископ Климент, живший в 313 году от Ро­ждества Христова, много страдал в своей жизни за веру. Но главный его подвиг – спасение детей. Когда наступил голод, язычники стали в пря­мом смысле выбрасывать детей на улицу. А он всех их собирал под своё крыло, спасал от смерти, как подобает настоящему христианину. В принципе, то же самое делается сегодня и в Потеряевке христианским проповедником и начальником первого религиозного детского лагеря в крае Игнатием Тихоновичем Лапкиным. Здесь воспитываются в основном дети из бедных семей. После 23 лет нелегального и легального существования эта детская органи­зация получила наконец официальный юриди­ческий статус. На чём основаны жизнь и воспитание детей в лагере-стане? По уставу всё подчинено вере в Бога, любви к Богу, уважению и подчинению родителям, старшим, воспитателям, а также ежедневному труду не менее четырех часов в день, причём всем без исключения. По мнению И. Т. Лапкина, нынешние дети – это потерянное поколение. Детям «телевизора» интересно всё вокруг, не интересны лишь они сами себе. По существу, он занимается духов­ным ростом детей. Внутренний мир молодого человека, его душа питаются здесь истоками счастья, хотя в истории лагеря было немало драматических страниц. В годы гонений дети скрывались в землянках. Но сегодня речь о другом. Трудно понять за один день, как находит путь к сердцам детей Игнатий Тихонович. Вероятнее всего, души людей раскрываются ему благодаря тому, что живет сам безо лжи, постоянно тру­дится и милосерден на деле, хотя и строг. Есть в уставе деревенской общины пункт, запрещающий на территории деревни включать бесовскую рок-музыку. И в этом есть свой смысл. Не случайно учёные делают много заяв­лений о разрушительном влиянии рока на орга­низм человека, особенно молодого. Если у кого-то возникнут мысли о скучной жизни в лагере, и забитости детей при таком образе жизни, то он ошибается. Имеется в селе видеомагнитофон, с помощью которого можно смотреть программы духовного содержания. Дети впитывают святое, чистое, безгрешное. Конечно, когда проходит сезон, дети разъез­жаются по городам и сёлам и видят жизнь настоящую, со всеми её пороками. И от этого не уйти. Но по ответам детей я поняла, что здесь, в лагере, закладывается такой мощный потен­циал веры, который помогает им не растерять себя и, по крайней мере, учит отделять хорошее от плохого. В доме священника отца Иоакима на втором этаже pacположена читальня для всех потеряевцев. Здесь религиозные книги. Но община по­лучает газеты и журналы, дети читают все книги по школьной программе. Община деревенская входит в с состав Крестовоздвиженской общины г. Барнаула. И. Т. Лапкин говорит, что в общине много молодежи, которая обучается в высших учебных заведениях. Два студента в это лето работают на строительстве жилья в Потеряевке бесплатно, так пожелали, утверждают они. Чем же заняты мальчишки? - Скучать не приходится, – говорят Павел и Максим. Дрова собираем, пилим. Эта наша основная обязанность. А девочки учатся шить, штопать. На отдых времени тоже хватает. Дети купают­ся по несколько раз в день в местном пруду, маленькие – в «лягушатнике», умеющие плавать в «открытом море». Есть у них две лодки и две лошади, за лето почти все приобретают навыки верховой езды. Учатся рисовать. Хочется и поозоровать! Кто же в детстве не покорял верши­ны деревьев? Как ни запрещай, мальчишки остаются мальчишками. В колке за селом есть могучие деревья, которые обследовали взрос­лые на прочность. А теперь сюда приводят воспитанников. Лазай как обезьяна по дереву, кричи как тигр, разрешено всё. Эмоции вы­плеснулись наружу – жизнь продолжается в спокойном русле. Начальник лагеря говорит, что за 23 года в лагере не заболел ни один воспитанник. Ходят дети по ягоду, заготавливают лекар­ственные травы, выращивают сад-огород, что разбит на неудобицах, а растущая вокруг изго­роди дикая крапива в человеческий рост напо­минает об этом. В огороде порядок, как у самой добросовестной хозяйки. На трёх гектарах земли, принадлежащей лаге­рю, всё меньше остаётся ямок, рытвин. Каждую дети вместе с начальником засаживают пасын­ками ив. И дерево начинает расти. Экологи­ческое воспитание занимает одно из ведущих мест. Наверное, каждый слышал тревожную информацию об истощении запасов пресной воды на планете. Слышал и забыл. А здесь дети знают, что именно поэтому надо экономить питьевую воду и зря её не расходовать. При пользовании баней существует норма расхода воды для мальчиков и девочек. Дети с огромным интересом постигают жизнь живой природы, наблюдая как стрепет в небе, замерев высматривает мышей, как паук-искус­ник плетёт паутину, а ласточка уничтожает вредных мошек За два года, что мы не были в Потеряевке, многое изменилось в лагере-стане. Построено пять новых келий. Если раньше они располагались в палатках, то теперь строения сде­ланы основательно, под шифер. Потолок в келье выложен из тёсаных толстых вет­вей ивы, тщательно подогнанных друг к другу. Лагерь может вмещать до 80 детей. Но этим летом здесь отдыхают только 20. За лагерь плата небольшая, половину де­тей приняли вообще бесплатно, но дорога обходится недёшево. Меня спросили в другом селе: знакомы ли дети из лагеря-стана с «Марсами» и «Сникерсами»? Ну, конечно, знакомы. Питаются здесь здоровой, полезной пи­щей. Продукты доставляются родителя­ми, другие люди проявляют благотвори­тельность. Например, одна коммерсантка прислали разных продуктов на миллион рублей, выращивают свои овощи в огоро­де, молочные продукты дают жители села.В этот день на завтрак были творог со сливками и пирожки с клубникой. Обе­дом накормили и нас. Лук, петрушка и укроп подаются постоянно. А ещё мы ели окрошку, сделанную по всем правилам кулинарного мастерства, гречневую кашу, пирожки с творогом, запивали просток­вашей или холодным ядрёным квасом. Но это было потом. Оказалось, что мы одеты не по уставу. По правилам русской старины за столом у всех руки должны быть закрыты до кистей. На стол не облокачиваться, над чашкой не склоняться, не разговаривать. Выдал нам Игнатий Тихонович солдат­ские кители, и мы, уважая их правила, принялись за еду. Живущие в лагере перед едой и после читали молитвы, потом отдыхали несколь­ко минут. Группа детей с упоением слу­шала чтение главы из Евангелия студен­том агроуниверситета. Старшие ушли на стройку, а помладше собирались с воспи­тателем на пруд. День был очень жарким. Но жизнь в лагере шла своим чередом. Работали, от­дыхали, молились. Несмотря на спартан­ский образ жизни, мы не увидели ни одного угрюмого лица, хотя и подъём был, как обычно, в половине пятого утра. Потеряевка – одно из «белых пятен» на карте нашей России. Феномен подвижничества живущих здесь ещё предстоит разгадать. Но одно утверждать могу – возрождается не просто деревня. Возро­ждаются основы православных христиан­ских заповедей, старинных русских обы­чаев. А пока это маленький островок духовности, людей смирных, но осознаю­щих своё достоинство. Возможно, благо­даря им и спасутся тысячи.» Л. ГОРБУЛЕВА («Свет октября» 27 июля 1996 г.). «ИСТОКИ ДУХОВНОСТИ» «О ПРАВОСЛАВНОМ детском трудовом лагере-стане мы вспоминаем на страницах нашей газеты ежегодно летом, когда в Потеряевку приезжают дети со всех концов России. В начале июли начинался второй заезд. Как сказал начальник лагеря И. Т. Лапкин, нынче возникали сложности по доставке де­тей. На разъезде перестали останавливаться поезда. И хотя теперь по распоряжению руководства путей сообщения должны бы останавливаться два поезда, выполняет решение только 613-й состав. Представьте: ночью выйти из вагона куда-то в степь, ни вокзала, ни пристанища рядом. И всё-таки едут. Здесь мы встретились с отцом Андреем, который привез в лагерь троих, из них двое собственные «самые проблемные», по его словам, дети (у него их шестеро) из Красноярского края. - Об Игнатии Тихоновиче слышал давно, – сказал он. – Славится он своею строгостью в вопросах воспитания детей. У священников со своими детьми немало проблем. Не секрет, что чужими приходится заниматься гораздо больше. А у своих возникает некий духовный снобизм, якобы они всё знают. Надеюсь, что здесь мои дети многое поймут. Спросила отца Андрея о его впечатлении о Потеряевском лагере. - Детям нравится робинзонада. Необыч­ные и некомфортные условии тоже по-свое­му привлекательны. Хорошо, что дети вращаются в православной среде, живут по христианским законам. Ну и главное, что воспитание основано на труде, на понима­нии природы, любви к слабым, всё это в сочетании с активным отдыхом. Что нового в лагере? Соорудили бассейн для малышей. Нет, не такой, как можно увидеть на экране телевизора, а примитивный, деревянный. Чтобы не просачивалась вода, положили палатку, пропитанную спецсоста­вом – подарок военных. А дети постарше каждый день купаются в озере. Вода считает­ся наипервейшим оздоровительным фактором и стимулом для физического развития. Во-вторых, расширили кухню, стало более удобно повару и дежурным. Построили два подвала: один для хранения картофеля, второй используется в качестве ледника. А детей, конечно, больше всего привлекает игра. Прижились на территории лагеря суслики и стали почти ручными. Да вот беда: коршуны почуяли добычу, ловят зазевавшихся зверьков. Начальник лагеря придумал игру в часовых. Дети по очереди наблюдают с вышки за появ­лением коршунов, в случае тревоги подают сигнал и отгоняют хищную птицу. Одолели мыши – поставили капканы. Чего бы проще – завести кошку, да боятся – съест поселившихся здесь птиц. Дети ласточке отдали всю келью. Облюбовала она это место, ну и не стали гнездо разорять. А в другом помещении живёт трясогузка. Так вот воспитывается милосердное отношение к братьям нашим меньшим. С первых дней детям может многое не нравиться. И к образу жизни, и её темпу нужно приспособиться и осознать, что всё это во благо. Обычно недели две на это уходит. И всё-таки дети вживаются. По воскресеньям катаются на лошадях и на лодках. Каждую пятницу собираются на костёр. Пекут картошку, поют, читают стихи. Некоторые приехали и лагерь со своими велосипедами. И вот что удивительно. Здесь действует закон: никогда не проси ничего чужого, не унижайся, не завидуй. Работай, и у тебя в жизни всё будет, не только велосипед. Телевизор в посёлке не смотрят, но в дом священника ходят на видеофильмы. Смотрят классические русские кинофильмы: «Братья Карамазовы», «Тихий Дон» и другие. Из зарубежных запомнился «Иуда-Бен Гур», в основе фильма заря первого века христианства, столкновение Зла и Добра. Тьма захлёстывает Землю, и всё же Господь всё приводит к своему концу, и Свет побеждает. Говорят, фильм сильный. Питание довольно разнообразное, выручает и свой огород. По обычаю, и гостей всегда накормят. Мы попали сюда в Петровский пост. Пища подавалась постная, но вкусно приготовленная: суп гороховый, каша пшён­ная, компот, необыкновенные пряники и пироги с начинкой из перекрученных подсолнуховых семечек, куда добавлен сахар. А ещё в качестве начинки использу­ют морковь с сушёной клубникой или сухофрукты с сахаром (и сливками, когда нет поста). Поварским искусством славится Наташа Приходько. Вот её рецепт пряников для кулинаров. Муку перемешивают с сахаром, в середину наливают масло, добавляют соду, гашеную в рассоле или квасе, немного воды, ванилин. Тесто делается как на вареники. Затем раскатывают – и в духовку. На мой взгляд, в лагере ко всему прочему ещё закаляется и характер. Все-таки условия проживания спартанские, да и работают здесь большую часть дня, дисциплина очень строгая. Но И. Т. Лапкин так и объясняет, что в лагерь отдают детей те, кто желает воспитать их в Православии, послушными и трудолюбивыми. Ему пишут письма из всех городов России по адресу: 656016, г. Барнаул-16, ул. 2-я Строительная, 62-16. Какими вырастут нынешние дети, побы­вавшие в лагере-стане, мы не знаем. Хочется верить, что искры добра и справедливости, заложенные Игнатием Тихоновичем, не за­тухнут со временем. А вот приезжавшие со мной школьницы из райцентра, с любопытством ходившие по пятам и расспрашивающие обо всём обита­телей лагеря, однозначно заявили, что жить в таких условиях они бы не смогли. Истоки духовности начинаются с испыта­ний. Л. ГОРБУЛЕВА». «Председателю Алтайского краевого Законодательного Собрания Назарчуку А. Г. от Совета ректоров высших учебных заведений Алтая(Алтайского края и Республики Алтай). Глубокоуважаемый Александр Григорьевич! Считаем своим нравственным долгом заявить о поддержке высокогу­манной, православно-просветительской деятельности Лапкина Игнатия Ти­хоновича – нашего земляка, человека, нашедшего в себе духовную силу и гра­жданскую волю стать на путь примирения людей в наше сложное, проти­воречивое время. Много лет Игнатий Тихонович ведёт занятия по ортодоксальному православному толкованию Священного Писания. Многочисленны его встре­чи с молодежью, людьми зрелого возраста, с военнослужащими, с теми, кто преступил закон. За всем этим бескорыстная, человеколюбивая позиция Лапкина И. Т, искреннее стремление возродить в людях исконно русские, православные качества доброты, любви, законопослушания, уважительного отношения друг к другу. Особого внимания и всяческого одобрения заслуживает работа И. Т. Лапкина с обездоленными детьми. Его известная на весь мир Потеряевка – центр, средоточие праведности, милосердия и боголюбия – яркое и убеди­тельное доказательство сказанному. Просим Вас, Александр Григорьевич, поддержать инициативу Лапкина И. Т. в придании Потеряевке статуса сельского совета. Помогите, пожа­луйста, человеку в честном стремлении возродить в людях всё лучшее, что заложено природой. Председатель Совета В. Евстигнеев. Учёный секретарь В. Улезько. 26.02.98». «ДЕТЕЙ ИЗ БОГАТЫХ СЕМЕЙ В ЛАГЕРЕ–СТАНЕ НЕТ» «Недавно довелось в очередной раз побывать в детском православном лагере – стане в Потеряевке. Как известно, руководит им известный христианский проповедник Игнатий Тихонович Лапкин. О лагере – стане, о жизни детей в нем районная газета и своё время рассказывала. Что изменилось здесь за последние несколько лет? Пожалуй, главное изменение – наконец-то появилась электроэнергия. Нам-то, привыкшим к электроосвещению, может быть, и непонятна радость обитателей лагеря – стана, а здесь вот холодильник теперь имеется. Что уже немаловажно. Кстати, Игнатий Тихонович через газету просил передать обращение к потенциальным спонсорам – возможно, кто-то пожертвует для лагеря ещё один холодильник. Причём, не обязательно новый. Пусть он будет старый, но рабочий. Один списанный холодильник лагерю передали железнодорожники города Барнаула. Однако этого мало. Задумали здесь сделать для лагеря свою пекарню. Уже и тестомес раздобыли. Есть и небольшое новшество в культурной жизни – создали видеотеку из 80 фильмов. В жаркий июньский день жизнь в лагере-стане шла своим чередом и в строгом соответствии с распорядком. Подъём, завтрак, занятия, физический труд, купание в пруду. Когда я посещаю лагерь-стан и наблюдаю, как ребятишки ручными пилами заготавливают дрова, всегда думаю: стоило бы отправить сюда кое-кого из взрослых, чтобы научить работать как следует. Дисциплина здесь жёсткая, но поддерживается на основах справедливости и христианской морали. Конечно к Игнатию Лапкину можно относиться по-разному. Можно с ним спорить и не соглашаться. И в лагере-стане условия, конечно, далеки от идеальных. И представители санитарно-эпидемиологической службы нашли здесь несоответствия своим требованиям. Всё это так. Контингент детей здесь не совсем традиционный. Вот, например, пацан, у которого родители «мотают» срок. Понятно, что не за богоугодные дела. Сам он – житель Барнаула. И трудно сказать, чем бы он занимался в летнее время в городе. - Детей из преуспевающих и богатых семей в лагере-стане нет, – говорит Игнатий Тихонович. – Это объяснимо – они привыкли к иному отдыху и иному времяпровождению. Вот ещё один мальчишка: отца нет, мать спилась. На летний период его взяли под опеку в лагере-стане. Всего в конце июня здесь разместилось 29 детей. И у многих судьбы складываются непросто» В. РЕТУНСКИЙ. Фото автора. («Свет октября» № 75 от 30 июня 1998 г.). «ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОТЕРЯЕВКИ» «Потеряевка. Само название де­ревни предполагает её оторванность от внешнего мира. Так оно и есть на самом деле. Неоднократно бывая в Потеряевке, я всегда добирался до неё с трудом. Чаще всего, спрыгнув с поезда на маленьком разъезде Подстепновский, шёл четыре кило­метра по раскисшей после ливня полевой дороге. Если везло, то ехал на редакционном «УАЗе», долго выясняя у встречных дорогу. А они, не понимая журналистского интере­са к «попам» (так называют потеряевцев в окружающих деревнях), с неохотой указывали направление. На сей раз, свернув с асфальти­рованной трассы, наш автобус мо­ментально увяз в чёрной грязи, и, если бы не подоспевший из Потеряевки грузовик, нам ещё долго при­шлось бы его толкать. Мы совершаем своеобразную эк­скурсию, спускаемся в подвал. Рань­ше сюда был сделан тайный лаз, зава­ленный землёй, дровами и бревнами. Каждый год сотрудники КГБ ходили с щупом, пытаясь найти лагерь, но брёв­на им сдвигать не хотелось. «Уж боль­но они ленивые», – смеётся Игнатий Тихонович. Но, даже сдвинув бревна, раскидав дрова и землю, найдя лаз, они обнаружили бы самый обыкно­венный погреб с картошкой. Но стои­ло выбрать картошку, как с одной стороны поворачивалась стена и от­крывался сводчатый подземный тон­нель с деревянным полом, светильни­ками на стенах. Тоннель заканчивался большим помещением – подземной церковью. Создавая тоннель и цер­ковь, работали верующие по ночам: долбили грунт, вытаскивали наверх вёдрами. Сейчас здесь всё обыденно, как в каком-нибудь овощехранилище. О том же, как молились верующие в подземной церкви, теперь можно узнать, лишь посмотрев документаль­ный фильм, снятый режиссером Ю. Н. Малашиным. Сейчас у нас свобода вероисповедований, нет больше гонений. Сидя на брёвнах, наблюдаю за жизнью лаге­ря. Бегают ребятишки, занимаются своими делами взрослые. Странное ощущение, будто я попал в XVIII век. Женщины и девочки все в платочках и длинных юбках. У мужской половины – рубашки навыпуск, пояски. Все мужчины с бородами. Только бейсболки на головах у некоторых напо­минают о веке нынешнем. Детей в лагере иногда бывает до сотни, со всех уголков страны. В мой последний приезд здесь была боль­шая группа из Красноярского края. В основном – дети верующих, многие из трудных семей, бывают из детских домов. Игнатий Тихонович берёт на воспитание всех. За время существо­вания лагеря здесь были немцы, ев­реи, грузины, цыгане, греки, казахи, русские, украинцы. Не разделяют здесь и по религиозным убеждениям, бывают дети баптистов, пятидесятни­ков, самое главное – это их стремле­ние к вере. Плата за пребывание в лагере минимальна, да и видя, из каких семей привозят детей, Игна­тий Тихонович многих берет бес­платно. Да ещё каждому ребёнку стараются здесь подарить что-ни­будь из одежды или обуви. Жизнь в лагере расписана по утверждённому уставу. Подъём с восходом солнца. Почему так рано? Чтобы встретить первые лучи солн­ца, пробежаться босиком по росе, умыться студёной водой, быть в единении с природой. Над головой проносятся ласточки, перебегают дорогу суслики. Всё это западает в память ребятишек, лелеет в их душах ростки уважительного отно­шения к окружающему миру. В лагере проповедуется не толь­ко слово Божье, но и учение о здоровом образе жизни. Единение с природой, свежий воздух, водные процедуры дают прекрасные результаты. За всё время существова­ния лагеря, не было случаев каких-либо серьезных заболеваний. Хватает детям и развлечений. Есть у них спортивная площадка, сделанная своими руками из под­ручного материала. Здесь имеется всё, что необходимо для физичес­кого развития: качели, канаты, тур­ники, городошная площадка. Я ис­кренне смеялся, глядя, как малыши осваивают ходули. Ребята постар­ше играли вместе с девчонками в футбол, бадминтон. А ещё в списке развлечений – катание на лошадях, на лодках, купание, сбор ягод и грибов. По пятницам разводят боль­шой костёр. В лагере прекрасная видеотека. Последним фильмом, который смотрели дети, оказался «Титаник». Обязателен в лагере ежеднев­ный труд. Надо и воды принести, и дрова напилить. Девочки помогают в столовой, на кухне. Все при деле, все осознают важность своей рабо­ты. В столовой бросилось в глаза разделение детей: сначала едят мальчики и только после них – девоч­ки. Врозь купаются в пруду. Всё остальное время дети вместе. «Если цена девочки рубль, то мальчика – десять рублей, – говорит Игнатий Тихонович. – На мужчину возлагает­ся всё: жилище, защита, кормле­ние. Мы постоянно подчеркиваем это, давая понять, как девочки до­лжны относиться к мальчикам. Маль­чики же должны относиться к девоч­кам со всяким благоговением. В этом выражено стремление при­вить целомудрие, стыдливость, пос­лушание, то, на чём всегда воспиты­вали русского человека». Самое большое наказание для провинившегося – запрет на приезд в лагерь следующим летом. Сейчас в Потеряевке появилось многое, это – уже настоящая дерев­ня. Есть здесь электричество и теле­фон, медпункт, начальная школа, церковь, строятся добротные дома, у многих домов стоят автомобили и трактора. Среди живущих в дерев­не люди различных специальностей – врач, учитель, священник, агро­ном, электрик, компьютерщик, механизатор. Все они живут своим подсобным хозяйством, для всех закон – общинный устав. А главное, что их объединяет, – вера в Бога. Все здесь доброжелательны и общи­тельны. Каждый день все потеряевцы собираются на службе в храме. Молитва. Работа. Работают здесь много, до самого позднего вечера. Работа во славу Господа. Конечно, и отдыхают – по воскресеньям и церковным праздникам. На одном из праздников – обряде Крещения – удалось побывать и мне. Готовятся к нему весь год. Желающие пишут заявление о крещении, за них поручаются поручители. И с этого момента они становятся оглашенны­ми. И если оглашенный где-то осту­пился или сам почувствовал, что не готов креститься, то священное таин­ство отодвигается для него на целый год. Вечером, накануне крещения, про­ходил совет общины, на котором на­иболее уважаемые люди заслушива­ли каждого из оглашенных и их пору­чителей. Каждого «разбирали» очень долго, указывали на малейшие недо­статки. Среди оглашенных было не­сколько человек зрелого возраста и несколько молодых – в основном де­вушки, студентки барнаульских вузов. Одна – студентка социологического факультета АГУ, другая – с ветфака аграрного университета, третья учит­ся на педиатрическом факультете АГМУ, есть будущие экономисты. Все они учатся на старших, курсах и при­шли сюда осознанно. На следующий день, 12 июля, со­стоялось Крещение. Потеряевцы и обитатели православного лагеря-ста­на долго молились в церкви, а затем начался крестный ход к пруду, где и проходило основное ритуальное дей­ствие. Тихая прозрачная вода принимала с помощью отца Иоакима оглашен­ных в свои объятия. На берег они возвращались крещёными и счастли­выми. Непосвящённому может показать­ся, что всё легко и просто: захотелось кому-то возродить деревню, и она как по мановению волшебной палочки возродилась, да ещё такая благополучная, в которой не воруют, не ку­рят, не пьют, не матерятся, а живут так, как, дай Бог, всем бы нам жить. Но, каких трудов стоило возрожде­ние деревни, знают только братья Лапкины. Только они знают, сколько пришлось пройти бюрократических препон и сколько ещё предстоит про­йти. Государство, похоже, не очень-то приветствует восстановление Поте­ряевки: то комиссии наезжают, то местные власти землю урезают. Вот недавно удалось отвоевать разъезд Подстепновский, который хотели за­крыть, лишив жителей Потеряевки единственной надежной транспортной артерии для связи с внешним миром. Да и жители ближайших деревень не всегда понимают потеряевцев, не нравятся им их добрые дела. В одну из ночей загубили у них лошадь. Воткну­ли ей в спину металлический штырь. Игнатий Тихонович как-то расчис­тил у дороги родник, табличку сделал, чтобы знали путники, где жажду уто­лить, да кружку для них оставил. Круж­ка исчезла на следующий день. Он оставлял новые, приковывал на цепоч­ки, но результат был один и тот же. Теперь у родника кружку не оставля­ют. Похоже, безбожников перевос­питать трудно, и кружек на них не напасёшься. И остается потеряевцам еженедельно чистить родник у доро­ги, чтобы вода в нём была всегда кристальной чистоты. И вот я дома. Город встретил меня гарью и шумом. Слух резал отборный мат из уст подростков и красивых девушек. Россыпи окурков. Старшее поколение в поисках опохмелки. Я вернулся в цивилизованный мир» Владислав ГАЛЕНКО. («Мы и здоровье» стр. 3-4. 1999 г. «Российское здоровье» №2 от 27 октября 1998 г. стр.1-13)

  • Ответить
Канал Во Свете Библии открытым оком Игнатий Лапкин 21.11.2018 - 01:10

«НЕ ПОТЕРЯЙСЯ, НЕБО ПОТЕРЯЕВКИ» «Ну, здравствуй», – ласково сказал Карагёзу (Михаил Лермонтов, «Бэлла») отец Иоаким. Конь ржанул и потянулся к священнику трепещущей губой сквозь облачко легчайшего пара. Легли в ду­шистую солому возка, отец Иоаким тронул вожжи, сказал по-доброму: «Домой, Карагёз». B степи нет черноты ночи. Ведь наверху – звёзды. Оказывается, они остро горят очень близко к поднятому в небо лицу, их свет смешивается с сиянием белейшего снега, клубящего­ся в низкой медленной позёмке. Про­странство неба и земли смешивается в голубое, бесконечное, странно волну­ющее. Как будто ты начал путь, смысл которого почти непостижим. .Однажды, в середине мая 1991 года, Лапкины, протоиерей отец Иоаким и проповедник Игнатий вернулись на свою малую родину. Вернее, в пусты­ню, которая была когда-то деревней Потеряевкой, они пришли, чтобы вер­нуть себе родину. Отсюда в давние ещё и жестокие времена были изгнаны их родители и близкая родня. Потом про­шло много лет, люди продолжали жить здесь благополучно и временами счас­тливо, рожали детей, косили луга, доили коров и, сказывают, любили глядеть на закаты. Как так получилось, что целый потеряевский мир сгинул почти в одно­часье, как от войны, от заразы, от катак­лизма? Лапкины по капле собирали дерев­ню своих предков и свою собствен­ную. История: посёлок основан в 1818 году. В 1926-м в Потеряевке Ермачихинской волости Каменского уезда было 81 хозяйство, 176 душ мужского пола, 169 – женского. Соседнее село Корчино основали лишь в 1825 году. К 1963 году в Потеряевке проживали 200 чело­век. Примерно в это время был сделан государственный проект, предусматри­вающий увеличение населения к 1970 году до 700 жителей. В 1972 году посёлок исчез в соответствии с про­граммой укрупнения сел как неперспек­тивный. Последний житель ушёл из этой земли в том же 1972-м. Потеряевка оказалась в числе 300 сёл, погубленных на Алтае. Решением администрации края 23 марта 1992 года Потеряевка вновь по­лучила официальный статус посёлка. Три года спустя управление юстиции края регистрирует Православную об­щину в честь священномученика Анфима Никомидийского. К концу 1995 года зарегистрирована общественная орга­низация «Деревенская община посёлка Потеряевка». Устав её прост, но почти не выполним для подавляющего боль­шинства сограждан: не лги, не пей, не кури, самоотверженно трудись, помо­гай ближнему своему. Очередь жела­ющих посёлиться под этим небом рас­тет изо дня в день. Со всей России идут сюда письма с просьбами. При этом Потеряевка не сулит никаких благ, одни только испытания: строиться должен сам и на свои деньги, хозяйство ведешь как можешь, сколько есть сил. До­лжен быть православным. Сейчас в деревне 16 подворий. Солидные дома, крепкие надворные постройки, стадо скота. А тогда, 14 мая 1991 года, отец Иоаким поставил туристскую палатку, по-походному перекусил, переночевал, утром с Божьим Словом приступил к работе. Ему предстояло строить храм. Самая лёгкая часть – дом на земле, увенчанный православным крестом, гля­дящим на восход. Самая трудная – храм в душах людей, согласившихся шагнуть под небо Потеряевки без возврата в прежнюю жизнь. Пред глазами отца в тот день лежала пустыня: дома раста­щили 20 лет назад по доске, по бревну, колхозные коровники тоже. Огрызки кирпичных стен бывшего клуба некрасиво щерились из короткой травы. Иоаким начал возво­дить их вновь. Отслуживший армию в строительных войсках, в каменной клад­ке он поднялся до 4 разряда. Поэтому из-под его рук стены выходили однов­ременно прочными, лёгкими, ажурно сплетёнными, украшенными, где надо, красным крестом на белом силикатном пространстве. Храм стал. Уже есть ал­тарь, приделы. Не всё, правда, законче­но и сейчас, потому зимой Потеряевка молится в доме священника, в зимнем храме, а летом, конечно, здесь, где свободно могут собраться все. Отец своими руками сделал и луковку. Что соединяет их здесь, пусть од­ной веры, но очень разных, порой неожиданных по части «гражданской судьбы»? На этой земле, где из всех благ имеется только электричество. Как они могут жить здесь, на отшибе, без поч­ты, магазина, телефона? Здесь есть только работа, узкий круг братьев и сестёр, слово, обращённое к Господу. Он слышит их? Он бережёт Потеряевку, давно ставшую бельмом в глазу для окрестных, пьяных, от безделья нищих сёл? Не значит ли это, что они просто закопали себя в пустынных пространствах степей и берёзовых колков ради чего-то такого, невозможного для понимания на уровне материальных наук? Где они берут мужество, кото­рое требуется каждый день, каждый час, минуту, секунду? Утром пришёл отец Иоаким, ска­зал, что уха готова, и он ждёт нас на трапезу. Но я ещё не проснулся до конца. В глазах ещё сияла голубым ночная степь, посверкивал иней на плече Карагёза, туманом плыла позёмка. Потом я услышал голос и по­нял, что это не разговор, и проснулся. Речь текла прямо в меня, напрямую, без препятствий. Было невозможно не встать, не умыться, не присесть к столу рядом с двумя ребятишками Барабаша (голова девочки покрыта простеньким платком). Игорь вслух читал Библию. В чём дело, ведь я много-много раз открывал Книгу книг, но никогда не переживал тако­го, как здесь, сейчас, в деревенском доме, посветлевшем от только-толь­ко вставшего солнца! Эта загадка была передумана на тысячу рядов, и в ре­зультате получилось вот что: навер­ное, Библия – это слово, оно должно прозвучать, минуя очертания букв и пороги знаков препинания. Это сло­во должно быть сказано тем, кто верует. Тогда оно не канет всуе, а начнет спасать, рождать и находить родственные души. Барабаш закрыл книгу. Неведомое раньше чувство глу­бочайшего покоя получилось таким долгим, что я вдруг ощутил себя ма­леньким человечком с маленькими делами, которые не зачтутся на исхо­де жизни. А что зачтётся? Игорь ушёл с четвёртого курса по­литехнического. «Надо было сделать выбор. Пришлось ясно осознать: если не сейчас, то никогда. Тогда я перестал ходить в университет и уехал в Потеряевку». Так он сказал. Его жена, мате­матик с высшим образованием, специ­алист по компьютерам, пошла с ним. Первый год Барабаш зимовал в сарае, который сам и построил. Дождался весны и пошёл заготавливать камыш. Он пробовал брать его серпом, косой, рвал руками. Охапка за охапкой, от темна до темна. Каждый день. Как настоящий мужчина, он строил дом, куда приведёт семью. Когда он думал об этом, усталость уступала место мужской гордости, вечной как мир, но уже позабытой нами, светскими, «граж­данскими». Наконец стены стали. При­шёл отец Иоаким и красиво обложил их кирпичом. «У сектантов вон какие дома здоро­венные, и сплошь из кирпича, где толь­ко деньги берут?» – не без зависти говорили в окрестных деревнях. Отец Иоаким ни в какие дискуссии с соседя­ми не вступал никогда. Не объяснял, что Потеряевка – не пристанище сек­тантов, а чисто русская община пра­вославных христиан, только вера их без изъяна, а такая, как была изначально, в Апостольские времена. По­тому не курят, не матерятся, не пьют, жён не колотят, детей не гоняют. Крес­тятся вот ещё полным погружением. Правда, дом свой двухэтажный Иоаким построил целиком из кирпича. Про­сторное жилище. Я долго ходил по комнатам, пытаясь определить, где, в котором месте, живёт сам отец. Вто­рой этаж – зимний храм. В первом – большая кухня, зала для общих собра­ний, здесь стоят столы, за которыми Потеряевка собирается в дни правос­лавных праздников. Отец сказал, что даже по глотку вина они позволяют себе в дни торжеств. Наконец Иоаким понял, что я ищу, и показал комнату, аскетическое убранство которой го­ворило само за себя. Глядя на узкую кровать, заправленную по-солдатски ловко, я вспомнил рассказ своих кол­лег о том, как в администрации Мамонтовского района один чиновник, напутствуя их на путь в Потеряевку, рассказал, что есть там священник, узурпатор-эксплуататор-кровосос, построил себе домище, лежит, жиру­ет, а эти дураки на него пашут, да ещё оброк носят мешками, ведрами, крин­ками. Иоаким на это моё воспомина­ние беззащитно улыбнулся. Счастливая внутри, Потеряевка го­нима извне. Накатанный принцип «не пущать» в отношении деревни рабо­тает на полную катушку. Однажды проповедник Игнатий Лапкин поехал в администрацию района выпрашивать. школу. Условие со стороны общи­ны было одно: чтобы учительницу пос­тавили на государственную должность с денежным довольствием, которое, как известно, всё равно давно не пла­тят. Елена Барабаш, учитель с вы­сшим образованием, к тому времени специально окончила курсы препод­авателей младших классов. Деревня собралась вместе, отделала под шко­лу дом, заготовила дров. О, сколько получилось проблем из этой школы! Не пущали. Школу всё же выцарапали. Санэпиднадзор приезжал, пожарные. Две пар­ты по количеству учеников, доска, указ­ка, глобус, книжки. У порога речка, перед топкой аккуратно сложены дро­ва. Ученики, смирение и благодарность которых так непривычны после горо­дов. Слушая урок, я неожиданно под­умал, что никогда (или, может, очень давно?) не видел таких светлых лиц ни у детей, ни у взрослых. Как бы там ни было, но только звезда деревни Потеряевка уже взош­ла на небесах. И хочешь ты того или нет, но она может сделать с тобой нечто такое, чего ты сам от себя не ожидаешь. Как-то в лето потеряевцы начали копать пруд. Удалось договориться насчёт техники. Поначалу исполнители заломили цену. Что же, потеряевцы собрали со дворов скотинку, покололи, продали. Наскребли. А потом вдруг некий стих овладел машинистами зем­леройных машин. Один механизатор, в недавнем прошлом инженер, начал вдруг писать стихи, неизменно посвя­щая их Потеряевке. Даже повариха стала героиней этих романтических вир­шей. Он оставил отцу целую тетрадку, сняв копию для себя. Однако вскоре грянул гром. После того, как кто-то ревниво настучал влас­тям, в Потеряевку прибыли чиновники администрации района с экологами. Сцена вышла некрасивая, надрывно-нервная. «Ваша плотина технически неграмотная, вода её порушит, ил пой­дет на луга», – толковали специалисты. Потеряевцы молчали: глупо объяснять, что устроен сброс из бетонной трубы, а кругом овраги. Это же всем видно. И сейчас, после официальных разре­шающих бумаг главы администрации края, деревне не дают ни земли, ни права собственного сельсовета и ниче­го прочего. .На другой после приезда день во мне проснулось острое желание по­нять этих людей, что предпочли уеди­нение всем благам цивилизации, про­стёршейся кругом и обещающей столь­ко соблазнов. Отец Иоаким согласил­ся: походим по гостям. Шли от дома к дому, сидели в чистых горницах, где тонко пели печи и чётко ходили настенные ходики-часы. Где было тепло, а люди со свет­лыми лицами легко говорили о простых делах: как первый раз телилась корова, пришлось не спать, зато какая радость, что надо бы ещё досок и к осени закончить пристройку. Везде я видел свидетельства неостановимого труда: новые комнаты, в которых ещё нет полов, стены, пока не покрытые кры­шами. Потом на снегоходе «Буран» пое­хали по знаменитым потеряевским мес­там. Пусть всё под снегом, но всё же удалось в подробностях разглядеть знаменитый детский лагерь-стан. Здесь каждая палатка, домик, спортивный городок носят свои имена, придуман­ные ребятишками. В этом наставники не препятствуют. Я спросил отца, отчего такая большая очередь из же­лающих попасть в лагерь, жизнь-то ведь не очень сладкая: дети много работают на земле, учатся христианст­ву. «Какой труд тяжелее, – спросил меня отец, – физический либо нрав­ственный?» Слава Богу, я уже пожил в Потеряевке, я сказал, естественно, про душу. Он молча кивнул в знак согласия. .Приехал ночью и уезжал в ночь. Звёзды светили в полную силу, ярился мороз, снег пел под полозьями, Кара­гёз взмахивал хвостом, осыпая нас с Игорем острыми искрами инея. Как здорово было под небом Потеряев­ки. Потом я стоял на лестнице вокзала Барнаула. Сосредоточенно-оглохший, словно не понимающий, зачем вер­нулся домой. Город не мог достучать­ся до меня ни трамвайным звоном, ни многоголосьем толпы, ни клаксонами такси. Ещё затемно я приехал домой и лёг спать, стараясь дышать осторож­но, чтобы враз не выдохнуть невзна­чай весь воздух Потеряевки. Пусть ос­танется хоть капля, хоть ещё один вздох. Вы чувствуете, тот воздух ещё есть во мне» Олег ЛОГИНОВ («Алтайская правда» № 81 от 11 апреля 1998 г.). «ДЕРЕВНЯ ПОТЕРЯЕВКА СОБИРАЕТ ПОТЕРЯЕВЫХИ ПРИГЛАШАЕТ НА ЖИТЕЛЬСТВО ТЕХ, КТО НЕ КУРИТ, НЕ ПЬЁТ И УМЕЕТ ТРУДИТЬСЯ» «Первый зловещий гром над зажиточной деревней Потеряевкой грянул в 1930 г. Семь семей раскулачили и отправили по этапу. Их собственность – добротные дома из бруса, амбары с зерном, скот, сеялки-веялки, одежда – стала общественной. По долгой дороге в товарных вагонах, на баржах, пешком многие из раскулаченных нашли своё последнее пристанище. Оставшиеся в живых потеряевцы дошли до последнего пункта своего изгнания – глухой тайги на севере Томской губернии. Рыли в мёрзлой земле землянки и вспоминали свою деревню: доведётя ли вернуться? Второй гром над почти обезлюдевшей Потеряевкой грянул в 1971. . Когда рассказываем о событиях в прошедшем времени, трудности начального этапа, вроде бы, не вспоминаются. А их, ох, как было много. Недавно пришло письмо из Томской области, бывшего места ссылки потеряевских крестьян. Иван Нифантьевич Потеряев, который в годы раскулачивания был юношей, пишет вместе с женой Евдокией Титовной: “Плакали от радости, когда получили весточку из Потеряевки. Господь сподобил сопри=коснуться с родным гнёздышком, хоть через письмо.” Ждём вас Потеряевы, в родной деревне» (Российская газета» 22 апреля 1998 № 78, стр. 2). «ПРОШЕНИЕ от деревенской общины пос. Потеряевка. Уважаемый Игнатий Тихонович! Просим Вас проводить Божественные занятия с нами в пос. Потеряевка хотя бы по воскресеньям и религиозным праздникам, как Вы проводили такие тематические занятия с 1991 г. – время начала восстановления посёлка. Эти занятия дают нам знания, силы на борьбу с грехами, помогают спасению нашей души. Прекращение занятий повлечёт за собой полное угашение духовной жизни в деревне – загаснет нива жизни. Эти занятия мы всегда посещали добровольно, с охотой и пользой для нас. Пусть занятия как и прежде проходят в лагере-стане, а в холодную погоду – в трапезной. 27.04.98 (подписи)». «БАРНАУЛЬСКИЙ ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ВОЛОБУЕВПОДГОТОВИЛ МАТЕРИАЛ ДЛЯ НОВОЙ ВЫСТАВКИ» «Все работы, а их около 80 чёрно-белых и 30 цветных посвящены одному и тому же месту – деревне Потеряевке. Чем же вызван интерес к этой географической точке? В отличие от большинства российских деревень Потеряевка не вымирает, а восстанавливается. В конце 50-х – начале 60-х гг. этот населённый пункт, как и многие другие был признан бесперспективным. В результате отток населения и полное разрушение. Но в Потеряевку вернулся Игнатий Тихонович Лапкин. Через работы А. Волобуева есть реальный шанс познакомиться с Потеряевкой и людьми, восстанавливающими деревню, русскую православную идею и сельскую общину, о которой так модно стало в последнее время говорить в верхних эшелонах власти. Кстати, 24 мая 1998 г. вновь восстанавливаемой деревне Потеряевке исполнится 180 лет со дня основания» (Олег Шнитко «Молодёжь Алтая» от 21 мая 1998 г.). «СЕЛО КОТОРОЕ ЛЮДИ НАХОДЯТ» «В воскресенье 24 мая Алтайское село Потеряевка отмечало своё 180-летие. У малых алтайских сёл есть история жизни и смерти, а у Потеряевки – ещё и история возрождения. До сих пор стояли бы в поле разрушенные стены деревенского клуба, да остовы изб (саманных), если бы не Игнатий Лапкин, уроженец Потеряевки, не позабывший своей родины. В 1991 г. пришёл он сюда с несколькими родственниками. Поначалу жили. в палатках, потом строили саманные домики. Каких сил Игнатию Тихоновичу стоило возрождение села, действительно, знает только Бог. Теперь здесь, на необитаемых некогда лугах, стоит полтора десятка деревянных и кирпичных домов, хозяйственные постройки, церковь. Открыли начальную школу, медпункт, востанавливают четыре пруда. Надо заметить, что власти помогают как могут – недавно было отменено постановление об упразднении полустанка «Подстепный», единственной остановки поезда, с которой можно добраться до Потеряевки. Однако, вопрос о выделении Потеряевцам земли так до сих пор и не решён. Как и проблема телефона – случись что, потеряевцам хоть голубей пускай на «большую землю». Откуда берутся новые потеряевцы? Люди сами находят село. Есть, правда, условия для желающих обосноваться – не пить, не курить, не воровать и не материться, и, само собой, работы не бояться. Такой вот народ собирается в селе. На праздник съехались гости из Барнаула, разных сёл края, была даже праправнучка. Потеряева, основателя деревни. Гости посмотрели фотовыставку, посвящённую истории возрождения Потеряевки, – более сотни снимков фотохудожника Александра Волобуева. Пожелали хозяевам доброго здоровья и долгих лет. Вот и мы присоединяемся» («Свободный курс» №22 28.5.98). «ПЕРВОМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ ГЛАВЫ МАМОНТОВСКОГО района Евгенову М. В. копия: Главе администр. Алтайского кр. Сурикову А.А, Прокурору Мамонтовского района Риферд Ю.Н. Совершенно случайно ознакомился с Вашим письмом (Исх. №562 от 26.11.97 г) на г. Сурикова А.А. (глава администрации Алтайского края). Невозможно даже во сне предствить, чтобы в Царской Росии или зарубежом какой-либо клерк-чиновник в письме на губернатора штата-губернии мог так безнаказанно обманывать всех. Даю краткий комментарий Вашей докладной жалобы. Органы местного самоуправления (Мамонтово) сделали ВСЁот них зависящее. В пояснительной записке на КЗС мы даем обоснование причин, побуждающих нас просить статус самоуправления, где перечислено, что не только ВСЁ, а абсолютно ничего доброволно не хотели дать, допустить, разрешить. Даже при открытии школы в пос.Потеряевка, именно Вы, г.Евгенов, более и настойчивее всех противились этому, и сейчас именно Вы и Назаров С.Г. пишете то, чего нет и не было Вами сделано. Цитириую Ваш труд-сочинение: Границы посёлка в натуре установили. Да знаете ли Вы всю эпопею с этими границами в натуре? Назаров, Кулеба пишут, что границы установили в натуре 25.06.91 (ответ советнику юстиции Казанину М.А. 1.12.97 №1-293/97). А установят. только 8.10.97 г. (разница-обман в 6 лет.) Прокурор Сухов В.Г. пишет уже 22.07.97 Исх.1-813/97 Мителёву П.Ф. Прокуратурой Мамонтовского р-на в результате проверки выявлены нарушения о порядке землепользования жителей пос. Потеряевки.. Однако, до сих пор администрацией села Корчино не принято письменное решение об отводе этих земель и закреплением их в натуреза жителями посёлка, а земельным комитетом не установлены границы посёлка в натуреи документально, что порождает многочисленные жалобы жителей пос. Потеряевка. представление подлежит безотлагательному рассмотрению в течение месяца. . Порождает жалобы преступное отношение к своим обязанностям Назарова и Кулебы и их лживые отписки в течение 6 лет и 2 месяцев. А вот г. Евгенов силится доказать, что мы – секта. Отчего же так думает он? Как говорит св.Исидор Пелусиот: Предвзятость не даёт здравого суждения, а злоба вообще отнимает разум. Хотя бы сейчас перемените свои очки и взгляд на нас, и помогайте, а не убивайте нашу инициативу. Не о нынешних ли (бывших вчерашними, и будут, как небывшие) правителях предупреждает поэт: Вы жрецы греха, пророки тьмы. И человек, как от чумы от вас с проклятием отпрянет. И имена их презирать своих детей научит мать. (Сгинувшую КПСС) (Плещеев) И в конце Вы снова скатываетесь на меня, что-де мне даны полномочия быть ходатаем по делам посёлка (явно вы этим недовольны). Вовсе уж непонятно заканчиваете, сумбурно-вычурно об этой эмали на кружках в лагере, об автобусах, должностных окладах, коммунальной службе. Проще сказать, Вы двумя руками голосуете и ходатайствуете, чтобы на Алтае и в России не было православного поселения, а была нищая, колхозная дотационно-убыточная, пьяная, вороватая деревня. А зря! Живя рядом с верующими, глядишь, и Вы бы могли бы стать хорошим человеком. И уж совсем без знания, или без зазрения совести Вы, г. Евгенов выложили всю советскую лживость уст своих в последнюю строку: «да налоги Потеряевцы согласились бы платить хотя бы по-минимуму». Зайдите в налоговый отдел, в страховые отделы и узнайте, что Потеряевцы за 6 лет своего существования, строясь с нуля, платят сполна все налоги, медицинские, милицейские и др, страховки и не задолжали ни государству, ни людям, ни рубля. И прочтите «Свет Октября» №146за 16.12.97 1 стр.«Кто не платит налоги».Даю выдержку: «Некоторые по прежнему настроены выжить в сегодняшней ситуации за счёт других. Общая задолженностьна 1.12.97г. (по району Мамонтовскому) составили 10 млрд. 111 млн. руб. Госналогинспекция Мамонтовского района считает необходимым опубликовать список предприятий должников в млн. руб. Колхоз имени Чапаева 1100 млн. руб, КСП «Буканское» 799 млн. руб, КСП «Корчинское» 641 млн. руб, ТОО «Чернокурьинское» 738 млн. руб, ПХ «XXIV партийный съезд» 690млн. руб.». И этопри налаженности хозяйства, когда и скот, и скотные дворы и техника и дома, и дороги и люди и всё-всё есть. (Только не забывайте, что все до единого колхоза-совхоза основаны на награбленном от честных, раскулаченных, замороженных в Нарыме – т.е. на крови наших дедов, отцев, на разбойной власти, уничтожившей более 10 млн. природных хозяев родной русской земли.) Но убытоккаждого хозяйства ешё огромнее. Свет Октября05.02.98г. приоткрыл, что КСП Буканское завершил год с убытком в 4,5 миллиарда рублей. скот убывает с каждым днём. ремонт не идёт, удобрений нет. Согласно только этого представления, невыполненного в срок, прокурор любой страны, минимум, как по миру пустил бы злостных противников закона. Конечно, прошёл месяц, наступило 22.08.97. Но Назаров и Кулеба затаились. И только вновь грозное предупреждение от Бивалькевича В.И. (а их из зем.отдела было много, см. 25.07.97 7/2-285-97. Границы посёлка не утверждены прокурор Казанин.) вынудило 8.10.97 Назарова с Кулебой застолбить пьяно-вычурную, пистолетно-болотную линию Чили, и срочно дают отписку, что пос. Потеряевка теперь-то выделено и достаточнои с перспективой развития288 га сельхозугодий. А в действительности, после замера оказалось, что застолбили они не 288 га, а 213 га, т.е. обманули всех на 75 га. Написали, что пастбищ теперь 196 га, (а оказалось. ок. 15 га) что покосов 73 га, (по огульному замеру Гипрозема оказалось ок. 7,3 га, а по данным краевого комитета по земельным ресурсам – 1,2 га) т.е. пастбищ не хватает в натуре, разница с документами 196-15=181га, покосов 73-10=63га. Итого пастбищ-покосов не додали в натуре 181+63=244 га. Г. Евгенов! Если бы Вы хотя чуточку верили в Бога, имели страх Божий перед Судом Божиим, Вы бы сегодня рыдали и за этот обман, и за обман прошлой Вашей позорной комсомольской юности, воспитавшей таких бесстыдных наших соплеменников. А г. Мителёв П.Ф, будь как полноправный, легитимный калиф в Саудовской Аравии (а не калиф на час) отсёк бы своим подданным лживые языки и правые руки (см. житие Иоанна Дамаскина) писавшие греховную ложь. Далее Вы, г. Евгенов, более половины своего двухстраничного опуса посвящаете мне, что в Потеряевке жил лишь Игнатий Лапкин. В то время, живя в Барнауле, работая сторожем, он сутки писал письма, а двое суток разносил их по различным инстанциям. Конечно, ни слова тут правды, а стиль Ваш – не речь районного работника, а заурядного сквалыжного двоечника. Прочтите Алт. пр. за 10.12.97, где говорится, что я создал в это время самую крупную в мире духовную фонотеку, оцененную в 11 млрд. руб. Кроме того, работая сторожем, я три свободных дня делал по 2 печи в день, и все отдавал на нуждающихся, на дело Евангелизации. Плюс к тому одновременно работал переплетчиком-реставратором, ок. 3 тыс. томов ввёл в жизнь, дрессировщиком собак в уголовном розыске края – на сон уходило не более 2,5 часов в сутки. Именно об этом периоде моей жизни государственные киностудии сняли 3 фильма. Что бы я смог сделать, если бы жил по Вашим словам? Изданная Алтайпрессом книга в 396 стр. Кто есть кто на Алтае Барнаул 1994г. на стр. 71, посвящённой мне, полностью опровергает Ваш злобный выпад бездарности. Не о Вас ли четверостишье: А вы на земле проживёте, как черви слепые живут. Ни сказок про вас не расскажут, ни песен про вас не споют. М.Горький. . Игнатий Тихонович Лапкин в то время говорил, что от руководства и жителей района верующим ничего не надо. Эл.станцию построит Канада, дороги и соц.учреждения – США, телефонизируют на пожертвования единоверцев. Все это были лишь слова. Никто и никогда этот блеф не слышал, – Вы солгали это на свою несчастную душу г.Евгенов. Вот Куфаев, первый секретарь Райкома партии тогда прямо говорил: помощи я не обещал но говорил, что мешать не буду. И выполнил своё партийное слово. Вы, г.Евгенов, ищете, чем нас укорить и выдаете: были отданы существующие тогда фонды на материалы. Чужестранцу и не понять, что тогдашние мудрецы-коммунисты, изобрели эти слова, фонды, пайки, трудодни, изучили только два арифмитических действия отнять и разделить. И фонды, т.е. крупицы поступивших стройматериалов, мы купили за свои деньги, когда у других денег не было. Мануйлов снял комбайны с необмолоченных до конца совхозных полей, .чтобы без того небогатый урожай Потеряевцев не попал под снег. В действительности из 6 комбайнов только 2 смогли прибыть, а другие после глубокой пьянки завязли, застыли в грязи. Мануйлов сам водку в поле привозил на ночь. И было это 28 октября 1992 г, когда Корчинские у себя убрали уже всё. А эти два, не разгрузили бункеры, с ячменём перемешали нашу пшеницу, всё перепортили, пошла на корм скоту, а семенную пшеницу пришлось весной покупать. Таковые горе-помощники ваши! Далее вы, г. Евгенов, показываете полное незнание решения Алт. Краевго совета народных депутатов от 23.03.92г. №47 за подписью Сурикова А.А, которое гласит не только о восстановлении статуса (таблички на перекрестке). Но: что, Совет народных депутатов решил: 1) восстановитьпос.Потеряевка 2) обязатьначальников отделов и управлений, комитетов администрации края, председателя Мамонтовского района, народных депутатов, провести соответствующие мероприятия, связанные с изменениями административно-территориального устройства края. И вот по этим двум пунктам решения, Назаров, Кулеба и вы, г. Евгенов, яростно, азартно (безнаказанно) всячески противились. И не палки в колёса, но колёса в дребезги разбиваете и с дороги спихиваете нас в топкий Лог, перерывая трассу, делаете должностной подлог, творите греховный, тяжёлый обман. Это гангрена коммунистического наследия, отрыжка Вашей природной нелюбви к русским, к верующим. В спокойной домашней обстановке в присутствии жены, друзей, по трезвости прочтите хотя бы вот этот образчик Вашего просвещения, губернатора края. Вы пишете: Надо только видеть, что скрывается под понятием библиотека, читальный зал, школа, трудовой лагерь. Просто видишь говорящего сие, его презрительную усмешку: смотреть там не на что в Потеряевке, шушера вшивая. Поясняю: в сравнении с чем Вы определили никчемность, малозначимость нашей библиотеки, лагеря и др? По объёму? По количеству? Тогда в Мамонтово большая библиотека. Но ваша в сравнении с Краевой – меньше. Краевая с Ленинской в Москве – меньше. Но по содержанию Ваша библиотека против нашей не выиграет, что и В. Ретунский писал. Притом делайте поправку на то, что всё с нуля, в период небывалой инфляции, разора, после 3-х кратного моего ареста, выжигания имущества нашего и всего посёлка, и Лагеря. Олагере. Снятые в Потеряевке государственной Свердловской киностудией фильмы заняли – Первоеместо в России ( Златоуст из Потеряевки – моё прозвище), а Предчувствие – главный призна международном кинофестивале. Так что остерегайтесь давать оценку тому, что Выше Вашего разумения и рассуждения. Эти видеокассеты продаются в каждом метро в г. Москве и др. городах, разошлись по 5 континентам, откуда я получаю массу благодарных откликов. А о Вас и о делах Ваших кто слышал? Ваша фамилия Евгенов т. е. в переводе с греческого Благороднов. Так будьте же достойны своих предков, давших Вашему недостоинству такую фамилию. По совести скажите себе: а могли бы Вы вот так, с нуля, без паники, на пустом месте восстанавливать деревню, детский лагерь? А я веду лагерь уже 24 года и бесплатно. Полностью бесплатно веду занятия в университете уже восьмой год. 10 лет веду просветительскую работу в Сизо 17/1, в десятке школ, во всех отделах милиции, в лётном училище –всё бесплатно. Я нигде ни рубля не получаю, прикиньте к себе это и скажите: а для чего это на таких людей г. Евгенов пяту поднял, патриотизм свой вознёс? Вам приятно было бы слышать, что мы умерли, или прекратили своё существование лагерь детский, деревня Потеряевка? А Вы ведь к этому всё гоните! В книге Мудрость Востока говорится о мудрой птице, которая кости съеденных птиц и животных складывает в одно место. А при наступлении голода она прилетает к этой кузнице костей, чтобы проглотить их, но прежде она берёт лапой кость и примеряет её в задний проход себе: пройдет ли эта кость, если она её проглотит. У меня суд шёл 11 лет: подавились и КГБ и прокуратура РФ и Суд РФ. Вам ли одолеть? Я ведь на ваш лепет смотрю с жалостью: пройдёт весна 1998 г. и будет компетентная комиссия из прокуратуры края, краевого земельного отдела, журналисты краевых и центральных средств информации, все поля, болота перемеряют и тогда. кость не пройдет. Вас всех может избавить от вселенского позора только мудрость МителёваПетра Фёдоровича – главы Мамонтовского район, если он до весны выделит (в заверенных схемах-планах) все недостающие 181 га пастбищ и 63 га покосов, что по документам уже, якобы, мы получили. (А в действительности недополучили). Язык Библии суров он – меч обоюдоострый. Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом, и свет –тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое –горьким!» Ис. 5:20. Вы рогами своими бодаете всех слабых Иез. 34:21.А вот в Германии и в Чехословакии поступили так: всех коммунистов отправили на пенсию и перестройка пошла. А у нас только в краевой администрации 85% бывших партаппаратчиков и подобных вам (Насчитали в 1992 году). И что интересно, нагородив терновый плетень, вы вульгаризируете, обращая на нас колесо обвинения, а в действительности на самого себя так: Действуя по методике: Вали кулём-потом разберём. что это за секта, куда вы смотрели - т.е. навалив комсомольским кулём, шесть лет безобразничая в отписках, ешё и напрашиваетесь на похвалу, на награду за бдительность, что может статься так, что в Потеряевке-дескать вовсе и не православные, исконно русские, местные жители, вернувшиеся на родину а вдруг окажется, что это зловредная секта. И вот тогда-де вы там, г. Суриков А.А, вспомните нас, скажете: куда же местные власти-то смотрели – просмотрели, а там такая секта тоталитарная, американские корни террористические пустила? И вот тогда-то г. Евгенов, вот он, на белом коне: не предупреждал ли я всех, что не надо земли, выпасов, покосов давать этим баламутам из Потеряевки. Да вас к звезде героя представлять впору за вашу кляузу. И отметят тогда Вашу бдительность, патриотизм, продвинут по иерархической лесенке. Стараясь, однобоко, предвзято представить жителей Потеряевки, и особенно ведущих братьев Лапкиных, Вы или по дремучему комсомольскому невежеству, или по дьявольской злобе нарекаете нас сектантами. Неужто так трудно было посмотреть свидетельство регистрации общины пос.Потеряевка, где написано, что это православная дружина, восстанавливающая посёлок на православных, старинных, благочестивых, русских обычаях. Вот только несколько свидетельств о нас, о мне, сильных мира сего: 1) Баварин В.Н. – мэр г.Барнаула пишет ко мне: Ваш безвозмездный труд по воспитанию у молодого поколения чувств патриотизма, любви к Родине и ближним, В